ЭНЕРГИЯ ТЫСЯЧ СЕРДЕЦ-2 Книжная полка НГ

Раздел седьмой. ОПАЛЕННЫЕ ЧЕРНОБЫЛЕМ

26 апреля 1986 года, при остановке четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС для проведения планового ремонта и испытания оборудования, произошла авария с повреждением активной зоны реактора и части здания, что привело к выбросу радиоактивных осколков деления ядерного топлива за пределы атомной станции. При этом концентрация радиоактивных выпадений на территории, прилегающей к месту аварии, превысила допустимые нормы. В процессе ликвидации последствий аварии ядерная реакция в реакторе прекратилась. Были приняты организационно-технические меры по обеспечению безопасности населения, проживающего в опасной зоне, проведена эвакуация населения. Для ликвидации аварии привлекались научные, технические силы и были задействованы необходимые резервы страны.

В числе первоочередных мер выполнен комплекс работ по аварийному четвертому энергоблоку, осуществлена программа по дезактивации сооружений и территории опасной зоны. Мужество и мастерство персонала станции, пожарных, всех участников ликвидации аварии позволили ограничить тяжелые последствия и восстановить рабочее состояние электростанции.

После аварии на Чернобыльской АЭС  осуществлены организационно-технические меры по повышению безопасности действующих и строящихся АЭС. Первый этап  был выполнен  на реакторах  РБМК (по результатам первичного анализа причин аварии), прежде всего, для предотвращения режимов, которые непосредственно предшествовали аварии. Второй этап мероприятий разрабатывался по результатам научно-технического анализа прохождения аварии и включал в себя меры по повышению безопасности АЭС всех типов. В него включались ранее предусмотренные мероприятия по повышению безопасности, связанные с новыми достижениями науки и техники, с опытом эксплуатации, а также с внедрением новых устройств автоматического управления технологическими процессами и систем диагностики состояния металла оборудования и трубопроводов.

Для Советского Союза вывод из аварии на Чернобыльской АЭС был однозначным – ядерная энергетика должна развиваться в условиях, максимально обеспечивающих безопасность людей и окружающей среды. Авария показала, что необходимо широкое международное сотрудничество, совместные усилия для обеспечения ядерной безопасности.

Надёжная  работа станции  всегда зависит от профессиональной подготовки персонала и морально-психологического климата в подразделениях. Особо это почувствовалось после  чернобыльских событий, когда  во всем  мире  внимание  общественности  было обращено на работу АЭС, а, значит, и на людей, эксплуатирующих оборудование ядерных энергоблоков. Они стали подконтрольны многим официальным, общественным органам и в такой обстановке сумели показать свой  профессионализм.

Цифры и факты

195 работников ЮУ АЭС принимали участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: 180 человек в 1986 -1987 гг., 15 человек – в 1988 году.  В составе трудовых десантов на ЧАЭС в основном были работники отдела радиационной безопасности, цехов дезактивации, централизованного ремонта, автотранспортного предприятия, электрического цеха.

В 1986 году наш город принял 738 чернобыльцев, предоставив им 277 квартир. ПО ЮУ АЭС обеспечило  квартирами 78 семей.

81 человек из числа эвакуированных из зоны Чернобыльской АЭС влился в трудовые коллективы атомной станции: ЖКУ, детские сады, МСЧ-137, ОРС и другие подразделения.

В 2001 году в коллективе ОП ЮУ АЭС работало 334 человека, которые относятся к категории пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы. Участников ликвидации последствий аварии -232 человека, в том числе  первой категории – 1, второй категории -215, третьей  категории – 16 человек. Эвакуированных из зоны аварии на ЧАЭС – 102 человека, в том числе  второй категории – 95, третьей – 5, четвёртой категории – 2 человека.  Количество пострадавших детей – 154 человека, имеющих вторую категорию – 47, имеющих категорию «Д» – 107 человек.

ОТЗВУКИ АВАРИИ НА ЧАЭС В ПРИБУЖЬЕ

2 мая 1986 года, спустя пять дней после аварии на ЧАЭС, в посёлке строителей и энергетиков ЮУ АЭС  было  отмечено значительное повышение гамма – фона. В районе поста ГАИ он составлял 240 мкр/ ч, в районе ДКиТ «Энергетик» – 190, в третьем микрорайоне – 190 мкр/ч. 3 мая средний фон в жилой застройке несколько снизился  – до 106, а  4 мая поднялся до 110. 5 мая уровень радиации снова снизился, до 94 мкр/ч  и начал постепенно снижаться до уровня естественного природного фона, характерного для данной местности. К 15 июня радиационный фон местности пришёл к своему обычному значению – 18 мкр/ч.

Для уменьшения опасности влияния повышенного фона на население, в городе проводились дополнительные мероприятия на водоочистных сооружениях питьевого водопровода. Здесь на фильтровальном участке дополнительно использовали активированный уголь. Это помогло снизить активность питьевой воды в 10 раз.

В течение 3-х недель в наш посёлок был запрещен ввоз молочных продуктов, ежедневно проводилась мойка дорог на промышленной площадке и жилой территории. Санитарная станция проверила квартиры, заселённые пострадавшими, прибывшими на ЮУ АЭС из г. Припяти, изъяла и захоронила загрязненные вещи.

По данным санитарной станции, каждый житель Южноукраинска в период со 2 мая по 13 июня 1986 года получил дополнительную «чернобыльскую» дозу 0,034 бэра, а всего за весь 1986 год, с учётом потребления продуктов, воды, вдыхания воздуха- 0,34 бэра. По оценкам специалистов, в 1986 году жители Прибужья  были подвержены облучению в 2  раза выше обычного, но при этом годовая доза, которая по нормам радиационной безопасности  допускает 0,5 бэра, не была превышена.

 ЧЕРНОБЫЛЬ В СУДЬБЕ ПРИБУЖАН

Историкам ещё предстоит проанализировать причины и последствия Чернобыльской катастрофы. Для этого им придется проанализировать и сопоставить свидетельства многих очевидцев героических усилий сотен тысяч человек. Сейчас трудно перечислить всех, кто прошёл через испытания Чернобылем, назвать имена наиболее отличившихся. В памяти тех, кто всё это испытал на себе, кто ощутил невидимую силу атома, навсегда останутся контуры поверженного четвёртого блока, чёрный лес у городской черты, мертвый город на берегу Припяти и долгие дни напряженного труда по укрощению разбушевавшегося  атома.

ПЕРВЫМИ  ШЛИ   РАЗВЕДЧИКИ

Первый южноукраинский десант работников ЮУ АЭС, который 27 апреля начал работать на месте аварии, трудно назвать “ликвидаторами”. Скорее они были разведчи-ками. А уже потом по составленной ими карте радиационной обстановки, где была отражена интенсивность радиационного излучения на территории станции,  пошли “ликвидаторы”.

Работники службы радиационной безопасности  атомной станции  проходили наиболее опасные участки и определяли зоны возможной организации  восстанови-тельных работ. По проложенным маршрутам  выходили на опасную работу  шахтеры и строители, монтажники и энергетики. Материалами радиологической разведки пользовались члены правительственной комиссии для организации работ в зоне ЧАЭС.

Свидетельствует Ю. П.  РУБАН – специалист дозиметрического контроля,  бывший начальник отдела охраны труда и радиационной безопасности,  руководитель первой бригады специалистов радиологического контроля с Южно-Украинской АЭС, которая одной из первых, 27 апреля 1986 года, прибыла к аварийному четвёртому энергоблоку Чернобыльской АЭС. За  участие в ликвидации последствий  аварии на ЧАЭС Ю.П. Рубан   награжден орденом Дружбы  народов. 

– 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС произошла тяжёлая авария с разрушением реактора, с большим выбросом радиоактивных веществ, которые образовали на территории Украины поля высокой степени радиационного излучения, опасных для здоровья и жизни многих людей. Для меня и многих коллег участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС стало периодом тяжёлой, опасной,  но нужной работы.

Об аварии мы узнали 26 апреля  и сразу же начали готовиться к отъезду. Взяли с собой самое необходимое, приборы для измерения радиационного излучения. Они – то и стали основной приборной базой для первых дней ликвидации последствий аварии. Ехали мы на АЭС в составе группы из девяти человек. Все – специалисты службы радиационной безопасности, которые знали, как вести себя в зоне ионизирующего излучения.

В составе группы были Сергей Васильевич Заворотний, Владимир Филиппович Сизов,  Александр  Семергей, Анатолий Григорьевич Солтык, Василий  Николаевич Чернятьев, Петр Григорьевич Бойко, Виктор Владимирович Полторак, Сергей Иванович Яблуновский.

К работе приступили ещё по дороге на ЧАЭС,  отслеживая обстановку по пути следования. Поэтому,  когда прибыли на площадку, уже представляли, с какой тяжёлой аварией нам пришлось столкнуться.

Конечно же, больше всего досталось пожарным и первой смене работников ЧАЭС, которым пришлось на себе ощутить  первый удар  ядерной аварии.  Обидно, что многие не смогли защитить себя от излучения.  Может, потому, что не знали об этом, а,  может, потому, что не было команды для использования защитных средств.  Если бы  с первых часов аварии  информация о происшедшем распространялась оперативно и была объективной, безусловно, удалось бы уменьшить число пострадавших.  Мне кажется, что до настоящего времени ещё многие события, связанные с аварией на ЧАЭС, остаются под грифом “секретно”.

В конце июля 1986 года начальник лаборатории внешней дозиметрии ЮУ АЭС  Александр Иванович Блохин вместе с дозиметристами Михаилом Григорьевичем Чагуром  и  Сергеем Григорьевичем Бойко на площадке Чернобыльской АЭС занимался измерением радиационного фона для определения безопасных маршрутов прохода ремонтных бригад к месту работы на энергоблоках. Замеры мощности излучения требовались также для  составления картограмм дозовых нагрузок и сбора информации для оформления  нарядов на выполнение работ на разделительной стенке аварийного блока.

Чтобы собрать необходимые сведения, которые помогали снизить облучение “ликвидаторов”, бригаде дозиметристов в составе восьми человек приходилось постоянно рисковать собственным здоровьем. Понимали, что чрезвычайная ситуация на ЧАЭС требует  самоотверженности и личного участия  каждого.

Факты

Катастрофа коснулась судеб миллионов людей. В Южноукраинске проживают 1443 человека, прошедших испытания Чернобылем, среди них – 429 детей. В этом городе, по сравнению с другими населенными пунктами области, проживает, пожалуй, больше всего людей, именующихся горьким словом “чернобылец”.

С апреля 1986 года по август 1990 года г. Южноукраинск направил  в чернобыльскую зону более 600 своих работников.

 СВЯЗИСТЫ  НА   ГЛАВНОМ  НАПРАВЛЕНИИ

После аварии бывший начальник связи ЮУ АЭС Н.С. Мартынов возглавил на ЧАЭС специальную группу, которая занималась прокладкой поврежденных и выведенных из строя средств связи. Работали на самой станции, в 30-километровой зоне и в г. Припять.  Связистам пришлось начинать с самого простого: прокладывать коммуникации, ремонтировать соединения, в отдельных, особо опасных местах, полностью восстанавливать  поврежденные схемы. Это просто, когда работаешь в нормальных условиях. В условиях же жесткой радиации всё приобретает иную окраску. Каждая операция и даже движение расписаны по времени, и этот жестокий график надо строго выполнять, иначе можно досрочно выбыть из строя…

На совесть трудились в зоне радиационной опасности связисты Николай Андреевич Фостачук, Иван Андреевич Батухтин, Василий Иванович Паламарчук, Александр Владимирович Беспалько, Сергей Николаевич Добринов, Сергей Петрович Трофимов, Олег Павлович Кожевников и другие. Они с честью выполняли порученную  работу.

Свидетельствует С. П. ТРОФИМОВ. С 15 мая 1986 года  участвовал  в ликвидации  последствий аварии. Налаживал  производственно-техническую радиосвязь  на промышленной площадке ЧАЭС:

– О масштабах аварии на ЧАЭС я узнал только, когда прибыл на площадку. Вызывали тревогу масштабы разрушений и влияния  поверженного реактора на  окружающую среду. К моменту нашего прибытия на станции уже было достаточно много “ликвидаторов”. Правительственная комиссия пыталась организовать их работу, но многие причины препятствовали тому, в том числе и отсутствие надёжной связи между подразделениями.

Вместе со связистами  ЧАЭС мы пытались организовать радиосвязь на площадке, так как кабельные коммуникации были неработоспособны. Поэтому многие подразделения связывались со штабом, устанавливая новые радиостанции. Здесь пригодился наш опыт по устройству радиосвязи  на ЮУ АЭС – накануне аварии мы установили и испытали новое оборудование радиосвязи венгерского производства. Пришлось в  необычных условиях делиться опытом  и  работать рука об руку со специалистами ЧАЭС.

Нам пришлось на крыше машинного зала второго энергоблока устанавливать антенну радиостанции. Она необходима была для управления производством работ на площадке ЧАЭС. С работой справились за одни сутки, но получили выговор от дозиметристов за нарушение регламента пребывания в зоне с повышенным уровнем радиации. Этот вынужденный просчёт компенсировала благодарность от руководства Чернобыльской АЭС за успешно выполненную работу.  В чернобыльской зоне нельзя было рисковать ни здоровьем, ни временем. Задания необходимо было выполнять в кратчайшие сроки и с первого раза.

Факты

После аварии на ЧАЭС в Южноукраинске заболели и умерли в связи с причастностью к аварии около 20 жителей города. В списках умерших – еще 55 фамилий южноукраинцев, переживших боль Чернобыля, но смерть этих людей пока не связывается с участием в ликвидации последствий аварии.

Многие  жители Южноукраинска после работы в чернобыльской зоне в 1986-1988 годах потеряли своё здоровье, но лишь в отношении 41 человека, живущего сейчас здесь, установлено, что их заболевания являются последствием аварии на ЧАЭС.

В январе 2002 года в Южноукраинске введено хорошее начинание: был подписан трёхсторонний договор между медсанчастью, аптекой и управлением по чрезвычайным ситуациям, курирующим вопросы чернобыльцев. Целью этого договора было улучшение медицинского обслуживания чернобыльцев. Предполагалось людям, которым назначают лечение в условиях стационара, оперативно оказывать помощь, выделяя необходимые лекарства. Оплата  производится, согласно договоренности, после оказания услуг.

Ежегодно профком и администрация  атомной станции  находят возможность выделять 10-20 бесплатных путевок для чернобыльцев в санаторий-профилакторий “Искра”. Они получают компенсации и льготы без задержек.

 НА БОЕВОМ ПОСТУ В ЗОНЕ ЧАЭС

С первой партией были направлены в Припять военнослужащие воинской части по охране Южно-Украинской АЭС  капитан И.В. Ткачук, военнослужащие Г.С. Висарион, В.В. Юркул, Н.В. Бондарчук, В.П. Стефашин, Н.А. Черней, О.П. Кожевников, В.И. Пластамак. Они несли службу на ЧАЭС  с 3 мая 1986 года. Им пришлось организовывать охрану  аварийной станции, осуществлять допуск на территорию  “ликвидаторов”.

В коллективе нашей воинской части служили и бывшие военнослужащие с ЧАЭС. В.В. Пономарёв, И.Д. Власенко, А.Н. Однолетко встретили радиационную опасность на боевом посту и награждены медалями  “За отличие в воинской службе” второй степени.

Всего  в период 1986-1990 гг. войсковая часть по охране Южно-Украинской АЭС направила на ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС 88 военнослужащих.

Свидетельствует  В. В. ПОНОМАРЕВ – военнослужащий воинской части ЧАЭС, в  страшную ночь аварии он находился на боевом посту. За участие в ликвидации последствий аварии награждён  медалью “За отличие в воинской службе” второй степени:

– Ночью 26 апреля 1986 года, когда случилась авария, наше подразделение было поднято по тревоге, и где-то через час мы уже прибыли на атомную станцию. Мы находились на станции около суток, выполняя поставленные задачи по охране объекта. Что произошло – конкретно не знали. Информация, доведенная до военных, была такой: произошла крупная авария, но реактор цел. Поэтому и относились мы к сообщениям двояко: вначале верили им, потом появились сомнения. Они усиливались тревогой, основанной на серьёзных обстоятельствах: под утро один за другим  стали “выходить из строя” люди. К утру около 20% сослуживцев были отправлены в больницу. Симптомы болезни у военных проявлялись позже, чем у пожарных, – мы были подальше от поврежденного реактора.

После аварии все были обеспокоены тем, что людям становилось плохо. А от чего плохо – никто не мог понять. Хотя раньше, во время теоретических занятий в части, мы изучали все возможные последствия ядерной аварии. Но кто мог поверить в такое?..

После наблюдений за происходящим, в результате сопоставления фактов, стало очевидным то, во что не хотелось верить: реактор разрушен. Позже наши догадки подтвердила правительственная комиссия. Многие из нас еще долго верили в то, что Припять спасут: вычистят, вымоют, и город будет заселен.

Факты

В сентябре 2002 года в коллективе ОП “Южно-Украинская АЭС” работало 356 пострадавших, 209  “ликвидаторов” и 72 человека эвакуированных из зоны бедствия.

В соответствии с законом, чернобыльцам предоставлены льготы: 50% оплаты за коммунальные услуги и потреблённую электроэнергию,  снижена ставка подоходного налога и т.д. Администрация предприятия стремится, в соответствии с законодательством,  предоставлять  эти  льготы пострадавшим.

НА СЛУЖБУ ОПАСНУЮ…

В 1980 году Валерий Онуфриенко был призван для несения срочной службы по охране особо важных объектов в Томске-7. Затем учился в Саратовском высшем командном военном  училище и  служил в войсках  МВД  Украины. Четыре месяца, с октября  1986 г. по февраль 1987г., взвод лейтенанта В. Онуфриенко в составе  спецкомендатуры  Чернобыльской  АЭС  обеспечивал  охрану  станции:

– В отличие от других, – вспоминает В.В. Онуфриенко, – мы владели ситуацией, поэтому  страха не было, просто каждый по-своему ощущал настороженность. Но однажды действительно стало не по себе – когда солдатам показали фильм, в котором с помощью компьютерной графики во всех деталях был воспроизведен взрыв четвёртого энергоблока…

Возможно, молодость, соответствующий психологический настрой да советы мамы-врача способствовали тому, что из всех возможных последствий той командировки остались у Валерия Васильевича только… горькие воспоминания. А сегодня к этому чувству добавились обида и недоумение по поводу нынешнего отношения к “чернобыльцам”. Отмену льгот и компенсаций, отказ правительства от своих обещаний, считает он, можно объяснить только равнодушием. А это несправедливо по отношению к людям, которые первыми откликнулись на призыв помочь ликвидировать последствия аварии и ценой своего здоровья погасили радиационный, смертоносный костер. 

ПОДВИГ  ПОЖАРНЫХ МЫ ПОМНИМ ВСЕГДА

После операторов Чернобыльской атомной станции, которые первые ощутили  дыхание взорвавшегося реактора четвертого блока, вторыми удар огненной стихии приняли пожарные военизированной пожарной части ЧАЭС, которые проявили стойкость и героизм при тушении пожара и ценой своей жизни предотвратили дальнейшее развитие аварии.

Тревожными  были дни конца апреля 1986 года, когда на Чернобыльской АЭС произошла авария. Для ликвидации последствий аварии со всех концов страны ехали добровольцы. Не остались в стороне и наши пожарные. Первым на боевом посту выбывшего из строя начальника ВПЧ-2 по охране Чернобыльской АЭС майора Л. П. Телятникова заменил начальник Южноукраинской военизированной пожарной части В.С. Маевский, который на Чернобыльской АЭС обеспечивал деятельность пожарных с 6 по 19 мая 1986 года.

С 9 мая вахту на ЧАЭС несли пожарные С.В. Политаев и Н.И. Стацюк, с июня  – В.Н. Гришан. Добросовестно выполняли свои обязанности по обеспечению пожарной безопасности Чернобыльской АЭС сотрудники  Южноукраинского ВПО  О.А. Мазуренко, А.В. Салыга, В.В. Аблонский, М.Ф. Един, С.А. Мороз, А.Н. Кусень, В.И. Конух, Н.В. Погребной, С.В. Коль, А.Ф. Коваленко, В.А. Татомир, А.И. Зинченко, А.Н. Гребень, С.Г. Сушко, Ю.Д. Плакун.

За проявленное мужество и самоотверженность Указом Президиума Верховного Совета СССР  В.С. Маевский  награждён медалью “За трудовую доблесть”, Н.И. Стацюк, С.В. Политаев, В.Н. Гришан награждены медалями  “За отвагу на пожаре”.

Свидетельствует В. С. МАЕВСКИЙ – в апреле 1986 года начальник  Южно-Украинского  военизированного  отряда  пожарной охраны,  руководитель первой смены бойцов  пожарной охраны, которые сменили на боевом посту людей майора  Телятникова:

– После той тревожной ночи ряды пожарных, которые достойно встретили опасность, выстояли и спасли станцию от разрушения, заметно поредели. Большинство были направлены на обследование и лечение в специализированные клиники г. Москвы. Безусловно, подвиг пожарных ЧАЭС останется навеки в нашей памяти.

Заменить  выбывшего из строя по причине острой лучевой болезни командира  пожарной части  ЧАЭС майора Телятникова  командование поручило мне. Я прибыл на площадку ЧАЭС 7 мая 1986 года, где получил приказ о назначении начальником пожарной части на ЧАЭС.  Часть пришлось формировать практически с самого начала. Приходило новое пополнение  со всех уголков бывшего Союза. Большинство людей не были обучены работе в условиях радиационной опасности, поэтому  пришлось начать с обучения, чтобы сохранить их здоровье. Служба мёдом не казалась. Пожарные,  сменяя друг друга через  каждые четыре часа,  контролировали противопожарный режим на станции и в зоне, тушили горевшие леса, несли караульную службу, занимались профилактической работой, откачивали воду высокой активности из – под реактора 4-го блока…

Порой удивлялся самоотверженности наших людей. Работали на износ, не считаясь с личным здоровьем, стремились  всё сделать, чтобы поскорей ликвидировать последствия тяжелой аварии.

Припоминаю такой случай. Во время  удаления воды  из бассейна выдержки отработанного ядерного топлива разорвался пожарный рукав и вода хлынула прямо на людей. Они  бросились ликвидировать эту аварию местного значения, подставляя разогретые под солнечными лучами тела под прохладные струи опасной жидкости…

С каждым годом ряды чернобыльцев редеют. Уходят, прежде всего, те, кто себя не жалел, кто пренебрегал опасностью  по незнанию или надеялся: авось, пронесет…

Сейчас много говорят о последствиях, ошибках, просчётах в организации ликвидации аварии. Мне кажется, что главная ошибка была в том, что людей своевременно не известили о степени опасности для здоровья, что не вывезли их из опасной зоны в первый день аварии.  Ведь сделав это,  удалось бы сохранить здоровье сотен тысяч  людей.

ЭНЕРГЕТИКИ ГОТОВИЛИ   БЛОКИ К ПУСКУ

У Чернобыльской аварии есть ещё одна особенность, о которой говорят редко. Вместе с ликвидацией последствий аварии на четвёртом энергоблоке здесь проводились ремонтно-восстановительные работы на первом, втором и третьем энергоблоках. Специалисты спешили запустить их в работу, чтобы показать, что ЧАЭС – это далеко не тонущий корабль, и он ещё долго будет находиться на плаву. На восстановление работоспособности оборудования энергоблоков были привлечены специалисты  атомных станций Украины и России.

В составе ремонтно-восстановительных групп  трудились и представители Южно-Украинской АЭС.

Вспоминает  В. И. ЛОЙТЕР. Он работал на Чернобыльской АЭС в лаборатории вентиляции и холода. Участвовал в пуске четвертого блока,  позже трудился на Южно-Украинской АЭС.  Его вахта на аварийном блоке началась  в июне 1986 года:  

– 15 мая мне позвонили и сказали, что я должен прибыть на вторую вахту к 1 июня. В санатории “Лесная Поляна” (Житомирская обл.) работал наш штаб. Здесь персонал медсанчасти обследовал всех, кто сдавал, и тех, кто принимал вахту. Мы жили в пионерском лагере “Сказочный”. Оттуда нас возили на смену, которая длилась 12 часов, не считая времени на дорогу. На отдых и сон оставалось всего 8 часов. Ни праздничных, ни выходных дней не было. Наша задача состояла в обеспечении подготовки оборудования  трёх энергоблоков к пуску. Проводили также дезактивацию и ревизию вентиляционного оборудования и холодильных машин. Кроме работников ЧАЭС, трудились здесь специалисты со всего Союза и много военных. В такой экстремальной ситуации все работали хорошо, в коллективах было полное взаимопонимание. Значимость своей работы чувствовал каждый, кто был в то  время на ликвидации последствий аварии.

СУТКАМИ НЕ СМЫКАЛИ ГЛАЗ

Вспоминает машинист  крана  цеха централизованного ремонта  Е.И. Пискун:

-Мне довелось участвовать в ремонте турбины второго энергоблока. В те дни все, кто там находился, трудились без выходных, работали на пределе своих сил. Было ли чувство страха?  Похоже, не было. Да и некогда было думать об этом…

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ПРАЗДНОВАЛИ НА ЧАЭС

Так уж получилось, что свой день рождения   В. А. Нужин отмечал не за праздничным столом в кругу семьи, а в далеком от дома Чернобыле. В октябре 1986 года он трудился в составе группы госинспекторов, задачей которой была приемка оборудования энергоблоков после ремонта.

– Мы выполняли обычную работу, – вспоминает В.А. Нужин, – но ответственность за неё была намного выше обычной, ведь произошла такая серьёзная авария. Условия были нелегкими. В некоторых теплоизолированных боксах температура доходила до 100 градусов, а принимать оборудование необходимо было и в таких условиях. Усталость от напряжённого режима работы – ничто по сравнению с теми чувствами, которые вызывала жуткая картина: покинутые города и села, густая, как стена трава, уверенно пробивающаяся сквозь асфальт, по которому уже не ходить людям…

ВАХТУ НЕСЛИ ДОСТОЙНО

В июле 1986 года в командировку на ЧАЭС отправилась группа работников цеха вентиляции и кондиционирования воздуха во главе со старшим мастером А.А. Ильченко. Работникам Южно-Украинской АЭС Л.А. Кушко, Н.А. Коваленко, И.Т. Райляну, П.П. Ширченко, С.В. Копышу предстояло провести демонтаж  вентиляционного оборудования, оказавшегося в зоне аварии и обеспечить его погрузку для транспортировки в места захоронения. Чернобыльская вахта для южноукраинских   вентиляционников длилась месяц.  И каждый из этих напряженных 30 трудовых дней люди работали по десять часов с полной отдачей, понимая, что чернобыльская беда – это трагедия для всего  государства.  Благодаря общим усилиям,  поставленная задача  была   выполнена.

ИСПЫТАНИЕ   ЗОНОЙ

В памяти у помощника мастера бригады слесарей цеха ТПК  В. П. Круця  воспоминания о ЧАЭС связаны не только с изнурительной  многочасовой работой:

-Мне кажется, все испытания нам даны для того, чтобы мы не были разобщены, а объединялись в своих лучших помыслах и чтобы всегда, вопреки  невзгодам, оставались людьми, – считает Владимир Петрович.

Будучи в Чернобыле, он выполнял хорошо известную ему работу. Условия только были иными –  подготовка водопроводных сетей к пуску третьего энергоблока требовала много времени и сил. Нужно было восстанавливать водоснабжение машинного зала, турбинного отделения. Трудились все с большой отдачей.

ВОДИТЕЛИ БЫЛИ В ЧИСЛЕ ПЕРВЫХ

Активно участвовали в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС работники автотранспортного предприятия. Многие коллективы направляли в опасную зону водителей  автомашин,  механизаторов  для напряжённой  работы  по ликвидации последствий аварии.

В числе первых на Чернобыльскую АЭС отбыли водители АПО “Донбассэнерго-стройтранс”. По распоряжению начальника предприятия  3 мая 1986 года в зону аварии было отправлено шесть бетоносмесителей “Татра”. Сейчас трудно определить  имена всех водителей, но удалось уточнить, что в составе колонны был Олег Волошин. К сожалению, из шести до места работы добралось только три автомобиля, остальные “старушки” не выдержали испытания дальней дорогой.

8 мая 1986 года водитель УАЗа Юрий Хмелевский отбыл из гаража для работы на ЧАЭС. Он десять дней работал в составе аварийно-спасательного отряда. Пришлось исколесить всю 30-километровую зону. Часто бывал в г. Чернобыле, в ПТУ №23, где дислоцировался штаб аварийно-спасательного отряда.  18 мая на смену Ю. Хмелевскому прибыл   водитель  Александр Иванов. И, видавший всякое,  УАЗик   снова вышел на опасную чернобыльскую дорогу.

9 мая посёлок строителей и энергетиков Южно-Украинской АЭС отправлял на чернобыльскую вахту  целую колонну строительной техники.

– Водителей пришлось собирать в срочном порядке, вспоминает бывший начальник отдела эксплуатации АПО ДЭСТ А.И. Греков.  – Начальник управления строительства  Григорий Васильевич Соседенко поставил задачу укомплектовать 15 автомашин для отправки на ЧАЭС во время  традиционного митинга, посвященного очередной годовщине Победы. Здесь были многие представители нашего предприятия, поэтому особого труда собрать бригаду не составляло. Начальник колонны Анатолий Соха предупредил своих подопечных о том, что надо собираться в командировку.

Недолгие сборы – и все готово к отправке. К водителям бетоносмесителей присоеди-нились автокрановщики, которые добровольно изъявили желание участвовать в ликви-дации последствий аварии. Таким образом, сформировалась бригада в составе Владимира Найденова, Александра Власюка, Василия Смука, Николая Фортуны, Виктора Лобанова, Виталия Кириченко, Петра Смолика, Николая Сенченко, Николая Соколюка, Виктора Загребного,  Александра Левашова, Михаила Дьячука, Василия Яковины, Ивана Завицкого и других работников АПО ДЭСТ.

Свидетельствует В.И. КИРИЧЕНКО: – В командировку на ЧАЭС мне пришлось отправиться в свой день рождения, 9  мая, в  день Победы. Мою дочь, ученицу Южноукраинской СШ №1, принимали в пионеры.  Многие участвовали в торжественных мероприятиях по случаю праздника. Здесь меня, как и других водителей, нашёл главный инженер нашего предприятия А.И. Греков и сказал, что необходимо срочно собираться в командировку.

Вскоре мы собрались все вместе, проверили технику, каждый автомобиль был укомплектован двумя водителями для непрерывной работы. Нас напутствовали руководители  предприятия и начальник управления строительства ЮУ АЭС Г.В. Соседенко. Сфотографировались на память и – в дорогу…

Прибыли в г. Вышгород – это небольшой городок между Киевом и Чернобылем. Здесь получили задание. Оно было простым: непрерывно, днём и ночью, перевозить сухую бетонную смесь на строительную площадку ЧАЭС, которая располагалась в двух километрах от станции на окраине села Копачи. К  работе приступили  незамедлительно – сменяя друг друга за рулём, трудились круглые сутки. В мае 1986 года на ликвидации последствий аварии работала  техника со всех уголков бывшего Союза. Все работали с энтузиазмом, стремились быстрее устранить опасность, которую извергал поврежденный реактор.

Припоминаю и такой случай. В начале июня, на рассвете, наша колонна попала под  выброс с реактора. После этого людей и технику обследовали на степень радиационного облучения. Военные дезактиваторщики долго нас «мыли», пока не достигли допустимых  уровней, потом  переодели и отправили  домой со словами  “чтобы больше здесь не появлялись”. Наши машины проходили трёхкратную отмывку, но так на линию больше  и не вышли – отправили их на площадку хранения.

Свидетельствует Н. В. СЕНЧЕНКО – в мае 1986 года водитель АПО ДЭСТ, который в составе бригады южноукраинских “ликвидаторов”  участвовал  в транспортном обеспечении устранения последствий аварии, в декабре 1986 года награжден орденом Трудовой славы:

– На работу в зону Чернобыльской АЭС наша колонна  отправилась 9 мая  1986 года. Оказались в числе первых ликвидаторов  последствий тяжёлой аварии, которые участвовали в обеспечении инженерных работ на четвертом энергоблоке.  Все водители  из ЮУ АЭС были заняты на перевозке сухого бетона. На одной машине  с напарником Василием Смуком работали практически  круглые сутки, сменяя друг друга. Местные жители называли нас  «смертниками»,  часто помогали и поили прохладной водой. Мне вместе с товарищами пришлось поработать и на специальном транспорте – на автомашинах, обшитых листовым свинцом. Такие транспортные средства использовали для доставки бетона на площадку строительства саркофага вокруг разрушенного четвертого блока.   Нам разрешали выполнять на этом маршруте  только одну ходку в сутки.

НЕ СТРАШНЫ  НИ ЗНОЙ, НИ ХОЛОД

С первых дней  аварии на четвёртом энергоблоке ЧАЭС  свою посильную помощь оказывали и работники автотранспортного предприятия  Южно-Украинской атомной электростанции.  В 1986 году этот коллектив  был сравнительно небольшим, но, несмотря на это, его  представители  много сделали, чтобы  укротить разбушевавшийся атомный смерч. Сейчас в коллективе АТП ОП ЮУ АЭС  работает 38 водителей – “ликвидаторов”.

Свидетельствует    И. Я.  ДЬЯКОН – бывший экскаваторщик “Южэнергостроймеханизации”, ныне инвалид второй группы, пенсионер, житель Южноукраинска.

– На  первый взгляд, наша командировка на ЧАЭС выглядела буднично: что особенного  в том, что  возникла необходимость поработать в новом месте? Нам к этому не привыкать. Но когда  на первом КПП нас встретили “партизаны” в респираторах и спецодежде, ощутил внутреннюю настороженность, хотя вида не подавал. Вскоре свыкся с  чувством, что вокруг  тебя сильные поля радиации и, чтобы  сберечь здоровье,  надо тщательно выполнять все требования режимной территории.

Я работал в составе коллектива управления механизации. Участвовал в отсыпке плотины, которую возводили вокруг промышленной площадки четвёртого энергоблока, чтобы не допустить попадания сточных вод в реку Припять, снимал  грунт с площадки в районе разрушенного блока, трудился на подготовке площадки для разгрузки  вагонов. Обычная работа, только без выходных, праздничных дней и  перекуров. Все спешили выполнить поставленное задание.

Во время работы в чернобыльской зоне пришлось попасть под летний дождик, после которого  стало плохо:  разболелась голова, появилась тошнота и вялость… Только кто тогда на эти симптомы обращал внимание? Главный девиз был – работа. Иногда и техника не выдерживала.  При очередном обходе  удивили  дозиметристы: оказалось, что мой экскаватор в отдельных местах так “фонил”, что стрелка прибора  упиралась в пределы, отведенные ей на циферблате.  Пришлось его отправить  на захоронение в могильник.

Ещё был невольным свидетелем того, как военнослужащие (их было очень много на ЧАЭС) с лопатами и ведрами буквально носились по крыше машинного зала, собирая там радиоактивный мусор, остатки от взорвавшегося реактора. Они поочередно, через каждые пять минут, сменяли друг друга. Такой регламент был их работы.

“ПАРТИЗАНЫ”  НЕ ПОДВЕЛИ

Тысячи жителей Украины стали ликвидаторами  последствий аварии  на Чернобыльской АЭС по военному призыву. В их числе были  энергетики, химики, автомобилисты, строители и другие, кому приходилось в период военной службы сталкиваться с радиоактивными материалами, заниматься дезактивацией и военным строительством.

Особо отличившиеся во время службы в зоне аварии награждались «Благодарностью участнику ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС». Эта реликвия из чернобыльской зоны с красной звездой на обложке и фотографией «одетого» в бетон четвертого реактора бережно хранится во многих семьях.  Текст самой благодарности звучит торжественно и волнующе:

«Выполняя задание Советского правительства в необычно сложной обстановке, Вы уверенно прошли испытание на мужество и стойкость, проявили высокие морально-политические и психологические качества. Глубокое понимание личной ответственности за порученное дело помогло Вам внести достойный вклад в дело ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Выражаем Вам сердечную благодарность за образцовое выполнение патриотического долга перед  Родиной» .

Такую награду имеют многие труженики чернобыльской зоны. Бережно хранится она и в семье А.А. Плацидима.  Вместе с ним  Арбузинским райвоенкоматом с Южно-Украинской АЭС на ликвидацию аварии были призваны М. Ю. Горелов, А. Елецкий, В. Колесников, А. Балакин и А. Лубинец.  Все с честью выполнили свой долг.

Александр Плацидим служил  в  чернобыльской зоне с 8 февраля по 30 марта 1987 года начальником смены пункта усиленной специальной обработки. Это была большая автомойка со своей спецводоочисткой, котельной, пропускным пунктом для машин. КПП находился на границе с зоной в селе Рудня Вересня. Весной 1987 года  работы на ЧАЭС велись полным ходом, поэтому и поток транспорта был оживленным. Дезактиваторщикам  приходилось круглые сутки  мыть технику.

Сейчас А.А. Плацидим  в кругу друзей часто вспоминает свою длительную чернобыльскую вахту. Он  трудится в составе оперативного персонала, начальником смены реакторного цеха на третьем энергоблоке Южно-Украинской АЭС. Во втором реакторном также трудился И.С. Очкасов, который, как и В.Р. Прокопенко из РЦ-1,  работал в зоне ЧАЭС.

ЖЕНСКАЯ ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ СУДЬБА

Испытание Чернобылем прошло немало людей разного возраста – молодых и умудренных опытом, разных профессий, мужчин и женщин. Да, к сожалению, и молодые женщины, которые еще не ощутили тогда счастья материнства.  Руки и плечи наших женщин привыкли к любой работе. В 1986 году они наравне с мужчинами в экстремальных условиях выполняли поставленные перед ними задачи.

От  коллектива  столовой №11  ОП ЮУ АЭС в ликвидации последствий  чернобыль-ской катастрофы участвовали заведующие производством Т.М. Детыненко и Л.Я. Рыбакова, заведующая столовой В.В. Акулина, бригадир кондитеров Л.В. Колесникова, повара Н.И. Качанюк и В.Н. Листопадова, буфетчики Л.А. Шарипова, Г.М. Поспелова,  инженер-технолог Г.В. Воронюк, технолог А.Г. Милюков, который трижды был в командировке на  ЧАЭС. Первый южноукраинский  десант работников столовой трудился в чернобыльской зоне с 17 июня по 8 июля.

Женщинам приходилось работать по 20 часов в сутки, обеспечивая питание более 2000  “ликвидаторов”. В памяти  ещё  свежи  напряженные трудовые  будни  и …  концерт Иосифа Кобзона.

И сейчас, спустя шестнадцать лет, наши женщины – участники ликвидации  аварии  с болью  в сердце вспоминают своих коллег по чернобыльской зоне Людмилу Шарипову и Галину Мышко, которые молодыми ушли из жизни…

Свидетельствует В. В. АКУЛИНА, возглавлявшая в 1986 году  группу  работников столовой №11,  участвующих в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС: 

– Уезжая в командировку в Чернобыль, мы не знали, что нас ожидает. Оставили дома семьи, некоторые – маленьких детей и уехали в неизвестность. Объем и характер работы не знали. Когда в Киеве сказали, в каких условиях придется работать, с какой опасностью столкнуться, я на правах руководителя предложила девочкам вернуться домой (такая возможность, в принципе, была). У меня были причины предложить возвращение домой: все были молодыми, у некоторых еще не было детей, а эта поездка и предстоящая работа были для них рискованными. Но никто из моих сотрудниц  не принял мое предложение.

Рабочие опасной зоны

Отдел рабочего снабжения атомной станции в 1986 – 1988 гг. направил для участия в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС около ста своих работников. Они трудились в сфере обслуживания, обеспечивая “ликвидаторов” качественной пищей. Многие работники общепита отправлялись в командировку в зону по два раза.

Хорошо трудились Н.Н. Антонюк, З.И. Горшкова, Л.А. Дуковская, Т.М. Куриленко, И.М. Горбань, Л.И. Горбачёва, З.В. Деобальд, Н.С. Байдала, Л.М. Лаптева, З.Ф. Яковишина, З.В. Сысоева, Н.П. Мушинская, М.М. Дурова, В.И. Шаповалова, Е.С. Петрук, О.А. Чаплыгина,  Н.Н. Сирук, С.А. Левченко, Н.Л. Нахалова, Г.Ю. Мельничук, И.Е. Руденских, М.Д. Гончар, Т.И. Божко, Г.А. Уманская, А.В. Терёшина, Т.А. Шрайбер, Н.В. Сутковская, Г.М. Поспелова, В.М. Дьяченко,  Н.И. Корниенко, Н.К. Ващенко, С.А. Багмут, И.А. Москалева, В.П. Протас,  Н.Н. Золотько,, Г.В. Воронюк, Л.С. Мазур, З.Е. Андреева, В.А. Клименко, Н.П. Лукьянчук, Г.Г. Крыжанская, В.В. Плешкова, Л.И. Фирсова, Л.С. Строчко, А.В. Литвинова, Л.О. Вострикова, Л.А. Оксенчук, Г.П. Андреева, П.И. Галимон, М.С. Гомон. Г.В. Попенко, И.В. Подоляк и многие другие.

ПЕЧАЛЬНОЙ ПАМЯТИ АПРЕЛЬ

Многие работницы цеха  радиационной безопасности, а проще дезактиваторщицы,  в числе первых бригад получили командировочные удостоверения с пунктом назначения “Чернобыльская АЭС”. Их  руки нужны были там, где нежданно – негаданно  нагрянула беда.

Специалист по обработке спецодежды Вера Михайловна Кубрак поехала туда вместе с Анастасией  Максимовной Зеленюк. Посылали тех, у кого были уже взрослые дети. Конечно, они понимали, куда едут, хотя может быть, осознание глубины и серьезности всего происходящего пришло позже.

Вера Михайловна вспоминает, что приехав на Чернобыльскую АЭС в начале сентября, они попали словно на передовую. Их одели, дали спецодежду и сказали, что первое время им придется выполнять все, что прикажут, а потом начнут они работать в городской прачечной.  Женщины безотказно мыли, убирали помещения, стирали, драили стены и плинтуса. Жили в общежитии, которое разместилось в помещении детского сада.

Через неделю, как и обещали, направили на работу в прачечную, где работали по сменам. Особенно тяжело было ночью. Состав работающих менялся. Здесь трудились люди со всего бывшего Союза ССР. С большой радостью встретили новое пополнение, среди которого  оказались знакомые лица: к ним на помощь спешили  дезактиваторщица Алла Алексеевна Демьянюк и швея Татьяна  Николаевна Тюхтя. Тяжело приходилось женщинам. До предела напряженный ритм работы : каждую ночь –  4 стирки.

С нетерпением ждали смену, но, то ли руководство промашку дало, то ли направленные в чернобыльскую командировку специалисты самостоятельно изменили маршрут следования, только пришлось южноукраинским  дезактиваторщицам работать в Чернобыле две вахты подряд.

Свидетельствует  В. С. КЛАДОВ, председатель  Южноукраинской  городской  организации  “Союз рабочих Чернобыля”:

– 26 июля 1986 года по командировке треста “Южтеплоэнергомонтаж”  прибыл в пгт. Иванков в распоряжение руководства Трипольского монтажного управления, которое  являлось базой по производству работ, связанных с ликвидацией последствий аварии на ЧАЭС.

После пересечения автобусом невидимой границы зоны, в душе как бы произошло разделение на “до” и “после”, появилось неприятное ощущение, которое постепенно разрасталось, голова постоянно  как будто в тисках, сознание затуманивалось. Я почти уже не контролировал себя. Что-то заставило меня встать с места и направиться к выходу. Однако внутри, видимо, что-то сработало и промелькнула мысль: “Что ты делаешь?  Остальные ведь сидят!”.

Уже на месте  управляющий Н.К. Антощук  предложил  возглавить штаб треста. Работали с 6 утра: выдача чертежей, определение объемов работ, переговоры о том, где взять технику, кто курирует данный узел…  Решать все вопросы помогали деловые товарищеские отношения с руководством управления строительства. Особенно слаженно пошла работа тогда, когда на место старых руководителей пришли специалисты,  призванные по линии военных комиссариатов.

Работали до полуночи, хотя в табеле учета рабочего времени отмечали 11 часов. В первые дни  охватывал страх, но через три-пять дней все эти чувства притупились, возвратилось прежнее равновесие. Зато выработалась привычка самосохранения и соблюдения всех правил безопасности. Кто этого не делал и бравировал – жестоко поплатился впоследствии.

Организация работы была построена по такому принципу: каждый нес полную ответственность за порученный участок. Чем добросовестнее он относился к выполне-нию работы, тем больше было шансов получить меньшую дозу облучения. Именно дозой оценивалась работа.

До заливки бетоном  разделительной стенки между третьим и четвертым блоком необходимо было разделить технологические трубопроводы, которые служили для обоих блоков. Необходимо было вырезать участок трубы и заглушить временной заглушкой трубопровод, идущий в сторону третьего блока. Уровни радиации были очень высокие. Трудились по принципу цепочки, то есть сменяя друг друга, не прекращая работы. По команде дозиметриста, который следил за временем  по секундомеру, работник  бежал к месту производства работ, чтобы сменить своего товарища. Эта цепь не прерывалась несколько дней, пока работа не была закончена.

Свидетельствует В. НЕМЕНКО, бурильщик Гидроспецстроя, военная специальность химик – дозиметрист, участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в июне 1986 года, инвалид третьей группы:

– Перед тем, как попасть на аварийную станцию, нас привезли на  так называемый перевалочный пункт, в г Вышгород, потом  был Чернобыль.  Там пришлось осваивать бурильную установку СВД – 501М. После этого бурили траншею глубиной 30 метров вокруг территории, где установлены реакторы, чтобы предотвратить попадание загрязненной радионуклидами воды в реку. Занимались также уборкой территории возле реактора.

До аварии состояние  здоровья было отличным. С ноября 1986 года начало подниматься давление, часто появлялась головная боль. Столкнулся с тем, что необходимо было установить причинную связь болезни с пребыванием на Чернобыльской АЭС. Устанавливали эту связь в течение девяти лет.

ТРУДИЛИСЬ БЕЗ ВЫХОДНЫХ

После окончания Омского медицинского института Ю.И Колегов работал на Сибирском химическом комбинате, в канун аварии на ЧАЭС прибыл на строительство ЮУ АЭС.

Со 2 мая 1986 года Юрий Иванович контролировал  радиационную обстановку вдоль Киевской трассы на глубину 150-200 километров от Южноукраинска. Это была своего рода разведка. Важно было знать, как распространяется радиация от эпицентра аварии, чтобы вовремя предупредить население.

В январе 1987 года вместе со специалистами других атомных станций участвовал в подготовке к пуску третьего энергоблока: в организации дезактивационных работ, составлял радиологические картограммы местности, контролировал соблюдение персоналом режима пребывания в зоне повышенной радиации.

– Работа велась в напряженном графике, – вспоминает Ю.И. Колегов, – в шесть утра подъем, а обратно возвращались только к полуночи. Весь месяц в командировке, работали без выходных.

Отсутствие правдивой информации об истинных масштабах аварии и её последствиях в первые дни сыграло роковую роль, убежден Ю.И. Колегов. Многих можно было уберечь от губительного воздействия радиации.

ПУСТЬ ЭТО БОЛЬШЕ НЕ ПОВТОРИТСЯ

Свидетельствует   Л.  МАТЮХИНА,  эвакуированная из  г. Припять:      

– Больно вспоминать день, когда жители Припяти покидали свой город. Прошло уже много времени, но боль не утихает. Судьба распорядилась так, что наша семья  приехала жить в город энергетиков – Южноукраинск. Нам сразу было предоставлено жильё, за счет тех, кто ждал своей очереди на получение квартир. Нас не оставили в беде, поддержали материально, мы обрели в этом городе второй дом.

Мы ощущаем заботу о чернобыльцах в Южноукраинске. Может потому, что здесь  такой же узкопрофильный город – спутник атомной станции, какой была для нас Припять. Мы помним свой город светлым, красивым, ухоженным. Он приходит к нам во снах и, проснувшись, мы  надеемся ещё туда вернуться…

Как и все южноукраинцы, наша семья надеется на перемены к лучшему. Не сомневаюсь, что выражу мнение всех чернобыльцев (да и не только их), если скажу – пусть это больше не повторится никогда и нигде. Пусть наши дети и внуки живут мирно и счастливо.

ЧЕРНОБЫЛЬ  В  СУДЬБЕ  РАБОТНИКОВ  ЮУ АЭС

В   ликвидации последствий аварии на ЧАЭС участвовали  представители  многих трудовых коллективов обособленного подразделения «Южно-Украинская АЭС» НАЭК “Энергоатом”:

Работники отдела радиационной безопасности:  А.И. Блохин, С.Г. Бойко, А.И. Видяев, П.Е. Вишняков, А.Е.Вишняков, В.В. Дьяченко, А.А. Демьянюк, А.М. Зеленюк, С.В. Заворотний, В.М. Кубрак, С.Н. Попов,  В.В. Полторак, Ю.П. Рубан, Т.Н. Тюхтя, В.Н. Чернятьев, М.Г. Чагур,  С.И. Яблуновский; в 1987 году – С.К. Деморацкий,  В.Д.Заболотный ,  В.В. Иовенко, В.В. Медведенко, А.З. Николаев,   В.А. Озерков , В.В. Юрченко.

Работники цеха централизованного ремонта:  Н.Г. Андросов, В.В. Андрусенко, В.Н. Босый, А.Р. Бурдейный, С.Я. Безбабный, Н.В. Бондарь, И.В. Горбенко, В.П. Гапоненко, Л.А. Кушко, А.Г. Кравец, Г.Н. Костянецкий, И.И. Никонов, А.Г. Солтык, Н.И. Стацюк,  В.П. Ткаченко, Н.А. Черный; в 1987 году –  А.Л. Арнаут,  В.Д. Баденко, Б.П. Екимцов, О.А. Запорожец,  И.И. Крупнов, Л.И. Лубенец, А.В. Мельничук,  В.В. Мазур,  А.Ф. Мироненко,  В.Н. Николенко, Н.В. Однолько, С.А. Перетягин, Н.Г. Перов,  А.Г. Скаченко,  А.Г. Сова,  В.И. Супереко, В.Н. Федоряченко,  А.В. Челноков; в 1988 году – И.Н. Маслов; в 1989 году – А.И. Вишневский.

Работники турбинного цеха №1: в 1987 году –  М.Ю. Горелов, Г.Б. Левкович, Н.П. Максимов.

Работники турбинного цеха №2:  в 1987 году – А.Б. Балакин, Г.А.  Цвира.

Работники реакторного цеха №2: И.С. Очкасов, А.А. Плацидим.

Работник  управления капитального строительства –  В.А. Хромов.

Работники cлужбы диспетчерско-технологического управления:  И.А. Батухтин, А.В. Беспалько, С.Н. Добринов, О.П. Кожевников, В.И. Паламарчук, Н.А. Фостачук.

Работники учебно-тренировочного центра: С.В. Выборнов, А.М. Ведерников.

Работники химического цеха:  А.Г. Милюков, В.Н. Скок, П.П. Ширченко.

Работник  СДМ  В.П. Моисеенко.

Работники электрического цеха: М.А. Архипенко, А.П. Бондарь, Ю.Г. Григорьев, Б.А. Дубовсков,  В.М. Жолубак, В.Е. Захаров,  В.В. Запольский, Ю.В. Кушниренко, В.П. Маслюков, Н.Г. Мордель, М.М. Максименко, И.В.Пискун, А.П. Самойленко, В.Г. Твердохлебов; в 1987 году – Ю.П. Адамов, В.И. Григорьев, Н.М. Клесов;  в 1988 году – А.П. Мавра.

Работники аппарата управления производством и соцкультбыта: В.А. Корнилов,  В.В. Онуфриенко, В.А. Нужин, А.А. Тончилов, Ю.Ф. Паначёв, С.В. Политаев,  С.П. Трофимов,  В.Ф. Флора,  В.Н. Долбышев (ОФЗиСР), И.В. Подоляк (я\с № 8), Л.В. Колесникова (СГК),  А.Р.Лыга (ККСС), В.П. Ремыга (ДКиТ);   в  1990 году – Н.Н. Залотько (ясли-сад № 5), А.Ф. Коваленко («Искра»).

Работники  автотранспортного предприятия:  Ю. И. Алексеев, В.А. Гуртовенко,  Н.А. Гузий, Н.С. Ганусяк, Б.Ф. Дявор, Г.М. Диденко, Ю.Ю. Елиневский, А.В. Заболотный, С.М. Комогоров, В.В. Колисниченко, Г.В. Кулаков, В.Н. Лобанов, В.В. Левицкий, А.И. Малай, В.В. Манзюк,  Ю.Б. Михеенко, С.М. Медвинский, В.И. Наградский, С.М. Пивоваров, Л.И. Прокопенко, В.Н. Петрук, М.Л. Пенков, В.Д. Разуванов, Н.П. Соколюк , С.А. Скалевой, С.И. Таран,   Н.В. Тодоровский, Н.А. Фортуна, В.И. Цуркан,  В.П. Черняев;  в 1987 году – Г.Л. Васильченко, Г.Б. Кравченко, В.А. Малицкий, М.Е.Морин, И.Л. Проценко, Д.А. Савченко; в 1988 году – В.И. Тула.

Работники ЦТАИ: А.В. Салгиреев; в 1987 году – В.С. Колесников, В.М. Лучкевич,  И.А. Ледовской, А.Л. Макусей, Л.И. Попов, И.А. Палагнюк, В.М. Цепков; в 1988 году – В.В. Тимошин.

Работники цеха вентиляции и кондиционирования воздуха:  В.И. Бойчук, А.Н. Заиченко, А.А. Ильченко, С.В. Копыш,  В.Б. Орлов.

Работники цеха переработки радиоактивных отходов:  О.М. Волошин, А.В. Кудин,  П.В. Овсянный.

Работники  цеха тепловых и подземных коммуникаций:  А.А. Блануца , К.З. Панчук , И.Т. Райляну; в 1987 году – В.П. Круць.

Работники  СУТИ: Н.В. Моргун; в 1987 году – В.Н. Константинов, И.Б. Кушнир, Н.Ф. Омельченко, В.В. Панченко, В.П. Турчинович,  В.С. Шах.

Работники ремонтно-строительного цеха:  В.П.Санников; в 1987 году – Т.В. Богун, А.В. Богун, Н.Н. Мухоед.

Работники строительно-монтажного управления:  С.В. Игнатьев,  В.И. Игнатенко, С.Л. Ретерук; в 1987 году – И.Н. Воронин, В.М. Клеванский, А.Ф. Охрименко  С.К. Прохоренко.

Работник  инструментального  производства  О.И. Вольский.

Работники подсобного хозяйства: В.А. Шестопалов;

в 1989 году – А.С. Маркевич.

Работники ЖКУ: П.В. Горицын,   Н.В. Хорунжин; в 1987 году– Д.Г. Кучеренко.

Работник УПТК  Н.А. Коваленко.

Работники ПВКХ:  Н.М. Лобанов;  в 1987 году – В.М. Нестерук, Н.А. Постриган,  С.И.Судаков;

Работник ХРСУ– В.П. Кононенко.

Работники агрофирмы «Полянка» в 1987 году – М.Ю. Грищенко и другие.

 

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ

После аварии на Чернобыльской АЭС  в период с 1992 г.  по  апрель 2002 г.  заболели и умерли в   связи с причастностью к аварии  15 жителей Южноукраинска.

Брунер Валерий Адольфович

(1940 – 1995)

Ивахненко Сергей Иванович

(1953 – 1995)

Музычук Андрей Васильевич

(1965 – 1991)

Мозгов Михаил Петрович

(1955 – 1994)

Староконь Юрий Иванович

(1938 – 1994)

Рыжов Виталий Степанович

(1942 – 1993)

Цыпа Владимир Дмитриевич

(1950 – 1996)

Дудник Николай Васильевич

(1963 – 1994)

Чекин Павел Ильич

(1950 – 1992)

Калошин Игорь Олегович

(1954 – 1994)

Цыганков Валерий Владимирович

(1945 – 1996)

Иванов Геннадий Анатольевич

(1952 – 1994)

Кротов Олег Иннокентьевич

(1953 – 2000)

Дымов Евгений Сергеевич

(1952 – 2000)

Мясоед – Микус Виктор Дмитриевич

(1930 – 2000)

В списках умерших  участников ликвидации  последствий аварии и потерпевших ещё 58 фамилий южноукраинцев. Смерть этих людей пока не связывается с участием в ЛПА на ЧАЭС.

В е ч н а я  и м   п а м я т ь !

 НАГРАДЫ ЗА ДОБЛЕСТЬ, СМЕЛОСТЬ И ТРУД

Многие люди, особо отличившиеся на ликвидации последствий аварии, стесняются своих наград.  А ведь не каждый тогда мог в открытую сражаться с невидимой радиацией, в сложнейших условиях организовать работу и искать наиболее оптимальные пути для сохранения здоровья людей.  Это и есть героизм. И он должен быть отмечен правительством, а люди должны  гордиться этим.  Мы назовём их имена:

Юрий Павлович Рубан, бывший начальник ЦРБ ЮУ АЭС за участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС награжден орденом “Дружбы народов”;

начальник смены радиационного контроля Владимир Филиппович Сизов  – орденом Знак почёта;

бригадир слесарей  цеха централизованного ремонта ЮУ АЭС  Василий Федосеевич Зеленюк – орденом Трудовой Славы,

бывший заместитель начальника ЦРБ, ныне начальник ООТиЗ  Сергей Васильевич Заворотний за участие в ликвидации последствий аварии награжден медалью  “За трудовую  доблесть”;

мастер  электроцеха Виктор Павлович Маслюков – медалью “За трудовое отличие”; Виталий Александрович Корнилов  за участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС награжден Почётной грамотой Верховного Совета Украинской ССР;

Петр Григорьевич Бойко – дозиметрист ОРБ,  Александр Иванович Блохин – начальник лаборатории внешней дозиметрии   ЮУ АЭС за  работу в зоне ЧАЭС награждены   грамотами Президиума Верховного Совета УССР и Укрсовпрофа.

Правительственная награда,  медаль  “За трудовую доблесть” вручена  Владимиру Станиславовичу Маевскому, который  после аварии  организовывал  пожарную  охрану в зоне Чернобыльской атомной электростанции.

Медалями “За отвагу на пожаре” награждены пожарные Н.С. Стацюк,  С.В. Политаев, В.Н. Гришан.

В 1999 – 2000 гг. участники  ликвидации последствий  аварии на ЧАЭС отмечены Почётными грамотами НАЭК “Энергоатом”. Среди награждённых:

дежурный дозиметрист ЦРБ В.В. Полторак;

начальник смены ЦРБ В.Н. Чернятьев;

водитель АТП ОП ЮУ АЭС В.Д. Разуванов;

дежурный дизиметрист ЦРБ А.Г. Солтык.

Благодарственные письма НАЭК “Энергоатом” вручены дезактиваторщицам ЦРБ А.А. Демьянюк,  В.М. Кубрак, ведущему инженеру  службы ЧС и СР   Н.А. Фостачуку.  Грамотами Минэнерго Украины отмечены заслуги начальника отдела организации труда и заработной платы С.В. Заворотнего, оператора реакторного цеха №1 И.С. Очкасова, мастера ЦРБ А.З. Николаева.

(Продолжение следует)

Show Buttons
Hide Buttons