МИ ПЕРЕМОГУ НАБЛИЖАЛИ ЯК МОГЛИ Книжная полка НГ

 2010 року, до 65-річчя Великої Перемоги, за ініціативи Арбузинської районної ради ветеранів війни та праці (голова – Р.Я. Алефіренко)  та за підтримки  районної газети «Нове життя» (редактор – А.М. Ненько) вийшла в світ Книга пам’яті про учасників бойових дій під час Другої світової війни, яка вмістила більше 700 фронтових біографій жителів Арбузинського району. В ці березневі дні виповнюється чергова річниця визволення території району від  фашистської окупації, тому й пропоную користувачам мережі «Інтернет» спогади учасників тих буремних подій.

 ВЫСТОЯЛИ И ПОБЕДИЛИ

Дорогой ценой  досталась Победа  советскому  народу   над  немецко-фашистскими  захватчиками в Великой Отечественной войне.  Только  с небольшого  прибугского села  Константиновка в ряды  Красной  Армии  было призвано  829  человек. В родные края с войны не вернулось 276  человек. 462  участника  боевых  действий не дожили до наших  дней.

К началу  августа 1941 года  война вплотную  подошла  к Константиновке. В южной части села, где сейчас расположилась  жилая территория  первого, третьего  и части четвертого микрорайона  Южноукраинска,  скопилось  много  отступающих  войск Красной Армии. Немецкая авиация вела непрерывные налеты на эту часть  села, пытаясь уничтожить красноармейцев и военное снаряжение. Рвались бомбы  в сельских дворах, артиллерийские снаряды  взрывались  на улицах  и в садах.  Фашисты сожгли десятки сельских домов. Во время  налётов  погибло  много  солдат. Среди погибших были и местные жители.

С 5 августа 1941 года части Красной Армии оставили село. В Константиновке установился оккупационный  режим,  продержавшийся  960 дней. Была организо до 65вана сельская управа во главе со старостой, все  колхозы  были преобразованы  в общественные хозяйства.

Константиновка во время войны оказалась на главном направлении немецких войск,  которые бесконечно грабили и обдирали  мирное население, забирали всё, что видели. В случае малейшего сопротивления – избивали  до смерти, унижали. Часто сгоняли жителей  к сельской управе и перед строем немецких солдат требовали сдать для обеспечения армии скот, хлеб и хорошую одежду, якобы для нужд военнопленных. За неповиновение угрожали расстрелом или виселицей.

Жестким репрессиям  поддавались  юноши и девушки 1923, 1924, 1925 годов рождения. Их сгоняли в концентрационные лагеря, использовали для ремонта и строительства дорог, мостов и прочих работ, а зимой всех жителей сгоняли для расчистки дорог от снега, которого в те годы выпадало много. Узники концлагерей, плохо одетые, голодные, находящиеся в не отапливаемых бараках, часто болели. Но и слабых и больных все равно гоняли на работу. Кормили баландой из дохлой конины и хлебом, испеченным пополам с древесными опилками. Тяжелая  участь постигла сельских юношей 1926 года рождения – их увезли в Германию,  многие домой так и не вернулись…

На небольшой территории между ныне существующим мостом через Ташлыкское водохранилище и атомной станцией до войны была небольшая колхозная  ферма. Немцы обнесли ее территорию двумя рядами колючей проволоки, по углам установили сторожевые вышки с пулеметами. В домике для животноводов оборудовали караульное помещение, выставили охрану. В животноводческие помещения согнали больше 400  военнопленных. Таким образом, на территории колхозной фермы был устроен концентрационный лагерь.

Узники лагеря  использовались на разных работах. Со второй половины 1942 и в течение 1943 годов военнопленные построили насыпь и положили булыжную мостовую на оба  выезда из Ташлыка, соорудили усиленный мост через  речушку и прорыли траншею глубиной  до 2-х метров  для укладки  кабеля  телефонной  связи от границы Вознесенского района  через  Константиновку  до села  Ивановка Арбузинского района, который  действует и по настоящее время. По слухам, которые распространялись в селе, это был кабель связи ставки Гитлера под Винницей со штабами немецких армий. Во время работы пленных сопровождали  немецкие солдаты и специалисты по укладке кабеля, а ночью лагерь охраняла полиция.

Военнопленных кормили  очень  плохо, помещения  зимой не отапливались. Люди болели и умирали от голода и холода. Сколько и где их хоронили, никто тогда не мог знать. Местных  жителей  к лагерю не подпускали. Даже колхозники на  работу в поле ходили и ездили окольными путями.

За счет оккупированной территории фашисты кормили свою армию и отправляли продукты в Германию. Урожай, выращенный на колхозных полях, особенно пшеницу, забирали для нужд армии и эшелонами отправляли в Германию.

В конце 1943 года и в начале 1944 года у людей, живущих на оккупированной территории, появилась новая трудовая повинность. Чувствуя приближение Красной Армии, немцы  начали сгонять всех жителей окрестных сел для рытья окопов, блиндажей и противотанковых рвов на правом берегу Южного Буга. Люди под надзором солдат и полицаев покорно работали и прислушивались к доносившимся глухим раскатам  артиллерийской канонады. С каждым  днем  она  становилась все ближе и ближе.

Одновременно строился деревянный мост через реку Южный Буг (по течению выше нынешней  паромной переправы). Материал  для опор заготавливали из дуба и завозили из Агрономийского лесопитомника. Бревна и доски для настила возили из соседних сел, где рубили подходящие деревья по улицам и садам. Строили мост немецкие саперы, а для подсобных работ привлекали местное население. Предполагалось использовать мост для переправы через реку гужевого и автомобильного транспорта.

В начале марта 1944 года немцы начали эвакуацию. Из села забрали все, что еще  оставалось в разграбленных сельских подворьях. Всех мужчин и юношей принудительно, под угрозой расстрела, этапом угнали за Южный Буг, на Запад. Одновременно угоняли  скот и лошадей.

Оккупанты нанесли огромный ущерб хозяйствам села: колхозам им.12-летия Октября, им. 13-летия Октября, им. Маркса-Ленина, “Сталинбург”, им. Ворошилова, им. газеты “Правда”, им. Октябрьской революции, им.17 партсъезда. Потери сельхозпродукции, техники и инвентаря составили свыше 24 миллионов рублей. Фашисты угнали в Германию 158 юношей и девушек, сожгли 117 жилых домов, разрушили школы, больницу, опустошили амбары, конюшни. Во время оккупации немцы вывезли в Николаев и расстреляли трех партизан – Ивана Черника, Якова Мунтяна и Василия Тарасенко. Перед отступлением фашисты предприняли попытку угнать на Запад еще 150 жителей, но им удалось убежать и вернуться домой.

Конец  марта 1944 года  памятен  для жителей Прибужья, особенно старшего  поколения, как  радостные события освобождения от немецко-фашистских захватчиков.

После разгрома Красной Армией Березнеговато-Снигиревской группировки  противника, войска  3-го Украинского фронта под командованием генерала  армии  Малиновского Р. Я.  вышли на рубеж реки Южный  Буг.

22  марта в Константиновку вступили передовые отряды 57-й армии под командованием генерал-лейтенанта Гагеля. Это были воины 93-й Миргородской Краснознаменной ордена Суворова второй степени  стрелковой  дивизии. Преодолевая бездорожье, весеннюю распутицу, когда повозку  тащили  четверо лошадей,  по дорогам с трудом проходили танки, а машины буквально выносили на руках, красноармейцы сумели оттеснить врага и преследовать его до самого Южного Буга.

Накануне освобождения села, когда еще немецкие солдаты сосредоточились у мостовой переправы, мост взорвали. Оставшиеся  на левом берегу немцы в растерянности искали  средства  для переправы через реку…

23 марта 1944 года закончился тяжелый  период бесправия, унижения, постоянного страха  за свою жизнь и за судьбу близких. Константиновка была полностью освобождена. Жители села с радостью встречали своих освободителей, отдавали все, что могли и в чём нуждались воины.

А война продолжалась. Немецкие войска отступили на ранее подготовленные позиции на правом берегу. Нашим воинам предстояло тяжелое форсирование  Южного Буга.

В своих воспоминаниях об этой военной операции командующий 3-м Украинским  фронтом Р. А. Малиновский пишет о том, что ему приходилось убеждать представителя Ставки Верховного Главнокомандования маршала  Советского Союза  Василевского  А.М., который в то время  координировал  действия  2-го, 3-го и 4-го Украинских  фронтов,  в том, что: “Сходу  форсировать, разлившуюся в весеннем полноводии, разбушевавшуюся реку очень сложно и трудно. Из-за распутицы отстала артиллерия, растянулись тылы, далеко от линии фронта базировалась авиация, железные дороги полностью были  разрушены. Поэтому наши ослабленные части не смогут без подготовки и отдыха, сходу разбить противника, хотя и потрепанного, но укрепившегося на правом берегу  Южного Буга.”

Маршал Василевский, зная требования Сталина, и, исходя из личных качеств  Малиновского, сказал: “Верховный  требует плацдармов. И мы это должны сделать, так – как  войска 2-го Украинского фронта  севернее Первомайска  уже форсировали Южный Буг”.

Поэтому даже на небольшую  передышку красноармейцам не приходилось надеяться.  Подготовкой переправы занялись сразу же, как только достигли левого бугского берега.

Подразделениям 93-й дивизии была поставлена боевая задача: сходу форсировать р. Южный Буг в двух местах – в районе  ныне существующей паромной переправы и возле  хутора Строцкого, который находился в месте расположения нынешних объектов  Ташлыкской ГАЭС. Для переправы в районе хутора был направлен  266-й стрелковый полк.

Фашисты с боями отступили за  Буг, но заняли оборону в заранее приготовленных окопах  и блиндажах  на правом берегу реки, которые имели явное преимущество на местности. Воинам дивизии предстояло тяжелое испытание – форсировать разлившуюся в весеннем полноводии стремительную реку под перекрестным огнем немецких пулеметов…

Несколько суток готовились силы для прорыва вражеской обороны. Были использованы  плоты, рыбацкие лодки и надувные плавательные средства, но этого было недостаточно. Чтобы уменьшить потери живой силы, решили форсировали реку в ночное время.

Три ночи проходила переправа бойцов на правый берег. Три ночи поливали  немцы наших бойцов из пулеметов, минометов и артиллерии. Особенно тяжелой оказалась переправа в Константиновке.

С берега казалось, что под прикрытием островов, которые  поднимались на средине  реки, можно ближе  и незаметно подобраться  к противнику. Но сильное течение уносило бойцов и  многие воины с полной солдатской выкладкой навечно остались погребенными на дне реки. Тут уместно вспомнить  слова  поэта   Александра Твардовского :”Кому память, кому  слава, –  кому,  темная  вода –  ни  приметы, ни следа..”.

После накопления достаточных сил на правом берегу, на рассвете 27 марта  красноармейцы поднялись в атаку. В результате смелого броска оборона противника  была  прорвана. В  этом сражении на берегах Южного Буга погибло много советских солдат. Многие воины, отличившиеся в этом сражении, были представлены к высоким правительственным наградам, а троим, особо отличившимся, было присвоено звание  Героя Советского Союза.  Сержанту Антипову из 266-го стрелкового полка, погибшему  при форсировании реки в районе хутора Строцкого,  это звание было присвоено посмертно.

В тяжелом бою возле села  Бугского, уже преодолев водную преграду, в районе хутора  Виноградный Сад, был тяжело ранен командир полка, подполковник Бондаренко. От полученных ран он  умер и был похоронен в центре села Арбузинка. После войны на его могиле был установлен скромный  памятник.  Позже останки  воина-героя  перезахоронили  на Мемориале славы.

Военная операция при освобождении Прибужья от немецко-фашистских захватчиков и форсирования реки Южный Буг заняла достойное место в истории  Великой Отечественной войны.

Каждую весну, в дни освобождения Константиновки 23 марта, к местам боевых сражений приезжают ветераны 93-й дивизии и родственники погибших, чтобы  поклониться памяти своих боевых друзей и близких. Они, вместе с благодарными жителями Константиновки, Бугского, Южноукраинска  опускают  венки и цветы  на воду с парома  или лодки, как дань  памяти  людям,  отдавшим свою жизнь ради Великой  Победы.

112 воинов Красной Армии, погибших при освобождении  Прибужья от коричневой чумы похоронены в братских могилах возле Дома культуры, в сквере по улице  40 лет Октября, в поселке  Бугское. На братских могилах установлены гранитные памятники, на каменных плитах высечены фамилии известных бойцов и есть место для имён 60 безымянных  защитников Отечества.

Наша память жива. Фамилии 286-ти погибших на фронтах Великой Отечественной войны жителей  Константиновки  высечены на гранитных плитах мемориалов.

В г. Южноукраинске захоронены останки красноармейца Василия Дровникова, найденные в 1976 году при строительстве средней школы №1. А сколько еще не найденных тел  погибших, присыпанных разрывами бомб и снарядов, хранит константиновская земля…

Вечная память воинам, отдавшим свои жизни за освобождение нашего Прибугского  края!

 И. ПИНТИЙ,  А. БАТАШАН,   ветераны  войны, участники  боевых действий.

Show Buttons
Hide Buttons