ВСТАТЬ НА КРЫЛО… Книжная полка НГ

XVVAUL-1

Многим приходилось наблюдать, как птицы отправляют своих птенцов в первый полет: они выталкивают их из гнезда… И не каждому дано ощутить силу своих крыльев и опереться на мощные воздушные потоки.

В человеческой жизни по – другому: старший товарищ,  более опытный, умудренный жизненным опытом и техническими навыками, шаг за шагом  ведет младшего собрата к самостоятельному полету, чтобы не допустить непредвиденного… Все это очень характерно для тех, кто решил связать свою судьбу с седьмым океаном – бескрайним, огромным и непредсказуемым небом.

Лето 1968  года. Проходная Харьковского высшего военного авиационного училища летчиков. С чемоданами, рюкзаками и простыми  авоськами здесь толпятся молодые ребята, которые отважились покорять небо – стать обладателями очень престижной к тому времени профессии военного летчика-истребителя. Казалось, что достаточно  пройти простой  фейс – контроль на проходной и ты уже в полушаге к заветной мечте. Но… мечтам не всегда суждено сбываться. И через небольшой промежуток времени уже в обратном направлении с чемоданами, рюкзаками и авоськами многие ребята покидали территорию знаменитой школы военных летчиков. Не всем дано…

А те, кто успешно сдал экзамены по программе вступления в высшее учебное заведение, теперь теснились в старом солдатском клубе, где двухъярусные кровати были установлены даже на сцене, и гадали, что же представляет собой психо­логический отбор, который должен был дать окончательный вердикт: годен или нет покорять небесные высоты. Поговаривали даже, что нынешним кандидатам предстоит пройти испытания по программе подготовки космонавтов. Это и радовало, и огорчало, ведь никто не мог угадать, что ждет его в ходе этих испытаний. Хотя каждый, в глубине души, чувствовал себя покорителем космического пространства.

Но, оказалось, что мало успешно сдать экзамены  при поступлении в ХВВАУЛ. Чтобы стать его курсантом, важнее пройти именно психолого – физиологическую комиссию (психологический отбор), которая определяет способность организма каждого кандидата к несению высотных и наземных нагрузок, умению ориентироваться в пространстве, быстро реагировать на изменение обстановки и тупо выполнять поставленную задачу, несмотря на всевозможные  раздражающие факторы.  Началось все просто: на скамеечку – со скамеечки – прыг – скок… и так в течение 15 минут, потом доктор определяет давление, пульс; следующее испытание – параллельные качели, всего-то 15 минут удовольствия с закрытыми глазами, но потом еще столько же в вертящемся кресле и в заключение -предложение испытателя пройти по прямой линии, очерченной на асфальте.  Не всем удавалось сохранить равновесие… Еще проходили испытание на внимательность – запоминали показания приборов, ориентировались на местности, «управляли» самолетом при воздействии электрического тока и зачеркивали нужную букву при громкой какофонии всего алфавита. Все это продолжалось по кандидатским группам несколько дней.  В итоге мы попрощались со многими новыми друзьями, которые отправились покорять другие вузы.   От весьма компетентных источников  удалось узнать, что мало кто из нас может стать космонавтом  (хотя такая перспектива была при серьезной подготовке), а большинство  были допущены к программе подготовки летчиков-истребителей на реактивных самолетах, хотя никто не гарантировал, что они ими станут. Но, тем не менее, это радовало и оставалось дождаться только приказа  о преодолении второй ступени к достижению своей мечты: восхождения с категории кандидата в официальное звание курсанта ХВВАУЛ.

Приказ о зачислении на первый курс обучения в Харьковском ВВАУЛе начальник училища, полковник А. Машкей подписал  28 августа 1968 года. В эти дни Харьков праздновал очередную годовщину освобождения от фашистской оккупации в годы Второй мировой войны. В числе мероприятий командование училища предложило для новоиспеченных курсантов и всего личного состава пересмотреть, в который раз, художественный фильм «Дни летные» с Николаем Олялиным.в главной роли. Уже не впервые, но все смотрели фильм о современных летчиках с нескрываемым восхищением.

После праздников наступили нелегкие курсантские будни, которые начинались с «курса молодого бойца». Нас переодели, определили жилье – второй этаж курсантской казармы, распределили по взводам и учебным отделениям: курс состоял из четырех взводов и восьми отделений. И только теперь удалось поближе познакомиться с коллегами, с которыми придется пройти весь сложный путь обретения военной профессии летчика-инженера.

Среди нас, курсантов, оказались представители всего необъятного СССР: Дальний Восток представлял выпускник Уссурийского суворовского училища Анатолий Штабной, Новосибирскую область – Сергей Светлолобов, Москву – Геннадий Жильцов, Борис Липатов и Сергей Ежов, Ленинград – Анатолий Смирнов, Гатчину Ленинградской области – Николай Павленко, Донбасс – Юрий Бедров,  Юрий Агарков,  Александр Бобров, Николай Киор,  Петр Садченко,  Алексей Слетин, Александр Януль,  Киев – Борис Усенко, Запорожье – Владимир Щербина, Днепропетровщину – Анатолий Бортник, Полтавскую область  – Валерий Солошенко,  Александр Галкин, Анатолий Ненько, Петр Пономаренко, Одесскую область  – Николай   Сербин, Владимир Войтенко, также Cлава Чесноков,  В. Панферов,  В. Торопов,  Николай Гриненко,  Виктор Демецкий, Владимир Илюшечкин,  Александр Чуйкин,  Геннадий Шашков и другие.

При этом  многие курсанты уже имели воинские звания, присвоенные за период срочной  службы и, естественно, они и получили полномочия младших командиров в курсантских подразделениях. Так заместителем командира взвода был назначен выпускник суворовского училища сержант Александр Николаев, командирами учебных отделений стали младший сержант Анатолий Бортник и сержант Владимир Стешенко. Командиром учебного взвода курсантов был назначен капитан Злобин, старшина курса – В. А. Муллер.

Курсантские будни были весьма напряженными: утренний подъем и легкая тренировка (для тех, кому трудно просыпаться), пробежка по территории училища в сторону «38 параллели» (это от разделения Кореи на Северную и Южную, а в условиях ХВВАУЛ – зона разграничения жилой территории офицерского состава и учебной территории училища). Там – физические упражнения и – обратно, чаще с песней, в казарму, чтобы приготовиться к приему пищи в столовой и строем отправиться в УЛО на занятия.

На первых порах занятия напоминали теоретический курс гражданского вуза, а позже уже все масштабнее нам «вдалбливали» специальные познания, без которых трудно освоить все тонкости профессии летчика-инженера. Наряду с теорией, обычно после обеда, маршировали на строевом плацу, познавали основы подготовки к службе военнослужащих – это была планомерная подготовка к принятию присяги.

Таким образом мелькали дни за днями, прошло три месяца, и первый курс   12 октября 1968 года принимал военную присягу. Нас поздравляли,  мы радовались, мечтали, что теперь все пойдет по накатанной дорожке:  после изучения материальной базы самолетов, аэродинамики, теории полетов и  курса тренажерных занятий для нас открываются просторы учебных аэродромов. Но, оказалось, что не все так просто. Грызть теорию  учебного курса предстояло в течение всего первого года обучения, а уж потом – близкое знакомство с основами профессии летчика и практические упражнения в самолетовождении.

Из жизни первокурсника запомнились первые увольнения в Харьков – в большинстве случаев курсанты направлялись в центр, чтобы на недолгие часы увольнения окунуться в гражданскую жизнь и посещали парк культуры и отдыха, который находился в микрорайоне лесопарка. Там было много аттракционов, сродни нашей будущей профессии – кружились на лопингах,  осваивали  фанерчатые самолетики, которые вращались по вертикали.

В учебные дни, после занятий, привлекались к общественно полезному труду.  Приводили в порядок разрушенный еще во время войны Дом культуры летчиков – громадное сооружение жалко выглядело  на фоне добротных ДОСов, штаба и современных построек. Вот и приходилось наводить там порядок и, думаю, что не только нашему курсу. Нам рассказывали, что здание офицерского клуба разбомбил выпускник училища в тот момент, когда в нем проводилось мероприятие для высшего офицерского состава гитлеровских войск, оккупировавших Харьков и близлежащие территории. Благодаря точной атаке военлета, было уничтожено много врагов.

Первое знакомство с реактивным учебно-тренировочным самолетом Л-29 состоялось на газовочной площадке училища. Там размещались самолеты, которые были в числе приоритетных для обучения в летном училище. Рядом с Л-29 на стоянке были УТИ МиГ-15, МиГ -17, Миг -21 – эти машины были включении  в учебно-летный курс подготовки летчиков-инженеров, а также ЯК-28, который ранее был профильным для обучения курсантов. Особенно мы задерживались возле 15 МиГа и вглядывались в табличку, которая гласила, что на этом самолете проходила специальную подготовку группа летчиков-космонавтов. Причастность к таким событиям не оставляла никого равнодушным.

XVVAUL-8

XVVAUL-4

ИЗ ИСТОРИИ ХАРЬКОВСКОГО ВВАУЛ

Харьковское высшее военное авиационное ордена Красной Звезды училище лётчиков имени дважды Героя Советского Союза С.И. Грицевца – одно из старейших авиационных учебных заведений. Его начало связано с 9-й военной школой лётчиков и лётчиков-наблюдателей, основанной по решению Советского правительства 12 ноября 1930 года севернее станции Рогань.

В мае 1938 года, на основании приказа НКО СССР, в школе произошли организационные изменения. На базе бригады, готовившей лётчиков-наблюдателей, создавалось Харьковское военное авиационное училище штурманов. На вооружении в училище были самолёты Р-5, Р-7, Р-10, ТБ-3, ДБ-3. Это училище базировалось на четырех аэродромах: Центральный, Каменная Яруга, Рогань и окраина ХТЗ. Училище просуществовало 32 года – до I960 года, готовило и выпускало штурманов для Военно-Воздушных Сил.
На базе второй бригады, готовившей лётчиков-истребителей, было сформировано Чугуевское военное авиационное училище лётчиков-истребителей. История Чугуевского и Харьковского училищ переплетается очень тесно.
На основании приказа НКО, Чугуевское военное авиационное училище лётчиков с 1 марта 1941 года переименовывалось в Чугуевскую военную школу пилотов и перешло на сокращенные сроки обучения, увеличился план выпуска летчиков-истребителей.
Боевые действия в Испании, на Халхин-Голе, в Монголии, Финляндии показали, что без поддержки с воздуха невозможно проведение операций сухопутных войск.

Великая Отечественная война совершенно изменила деятельность школы и подчинила всю ее работу интересам фронта, задаче разгрома врага. Значительно сократились сроки обучения курсантов. В короткое время жизнь приобрела характер фронтовой учебы.
В связи с приближением линии фронта, в условиях ежедневных налетов вражеской авиации, нормальная боевая учеба стала невозможной. По решению Государственного Комитета Обороны, школа перебазировалась в Южный Казахстан — в город Чимкент. С 22 сентября по 28 октября 1941 года было перегнано по воздуху около 300 самолетов, перевезено железнодорожным транспортом оборудование и другое имущество школы, личный состав и семьи военнослужащих.

Многие воспитанники училища в боях с врагами зарекомендовали себя замечательными мастерами воздушного боя. За полгода боев под Сталинградом летчик М. Д. Баранов уничтожил 34 фашистских самолета, 4 из них в одном воздушном бою. Летчик-истребитель В. И. Попков одержал в боях 40 побед, в том числе победу над одним из немецких асов. Летчик А. Ф. Клубов уничтожил 50 фашистских самолетов, 6 из них в одном воздушном бою. Летчик А. Е. Боровых сбил 32 вражеских самолета лично и 14—в групповом бою, В. Д. Лавриненков, соответственно, 35 и 11, А. В. Ворожейкин—52 и 13, а И. Н. Кожедуб уничтожил 62 вражеских самолета.
За героизм и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны, более 160 воспитанников были удостоены звания Героя Советского Союза, из них А.Е.Боровых, А.В. Ворожейкин, В.М.Голубев, А.Ф.Клубов, В.Д. Лавриненков, В.И. Попков, В.В.Сенько этого звания удостоены дважды, а Иван Никитович Кожедуб – трижды.
В мае 1961 года училище было переименовано в Харьковское высшее военное авиационное училище летчиков.
В 1963 году был произведен первый выпуск летчиков-инженеров. Это было большое, знаменательное событие не только для Харьковского ВВАУЛ, но и для всех Военно-Воздушных Сил. Впервые строевые части пополнились высокообразованными, технически грамотными летчиками, имеющими высшее специальное образование, с высокой теоретической и летной подготовкой.

Источник: http://voenlet.ru/ 

БЛИЖЕ К НЕБЕСАМ

Второй курс обучения в Харьковском ВВАУЛе уже начался с предметного изучения основ летной профессии. Много внимания уделялось изучению материально-технической базы самолета Л-29, проводились занятия на полномасштабных тренажерах, где постигали основы  управления современными истребителями. Каждый курсант получил фотографию кабины Л-29 и необходимо было в сжатые сроки изучить ее глубоко и всеобъемлюще, чтобы знать «на зубок» функции каждого прибора, тумблера, выключателя и понимать, как действует та или иная система при работе с арматурой кабины. Для упрощения усвоения столь серьезного материала в казарме разместили два электронных тренажера, которые помогали укреплять знания. И даже в личное время многие курсанты «тыкали» электронными указками в  разные места изображения кабины самолета, чтобы проверить свои еще далеко не глубокие познания.

В конце марта 1970 года нас распределили по экипажам и назначили командиров. В  основном, нашими шефами и наставниками в освоении летной профессии были выпускники училища  предыдущих лет, которые стали лейтенантами и старшими лейтенантами  с  почетной  приставкой летчик-инструктор.  Командиром нашего экипажа стал лейтенант, летчик-инструктор Анатолий Ильюшко (на фото), который  много усилий приложил, чтобы поднять нас на крыло…

XVVAUL-3

Назначение инструкторского состава означало, что курсанты  зачислены в  авиационный полк воинской части № 19109. Там и предстояло,  при помощи опытных летчиков-инструкторов, изучить и овладеть всеми премудростями летчика – истребителя, пока только в рамках  учебно-тренировочного самолета. Успешное освоение данного типа летательного аппарата позволяло продолжить курс  обучения на самолетах с возможностями боевого применения.

Официально к  обучению на учебном самолете Л-29 четвертая эскадрилья приступила 13 апреля 1970 года. В этот день нам выдали летные книги и каждый соискатель летной профессии завел личную тетрадь предварительной подготовки к полетам. Также  представили командиров и начальников: заместителя командира в/ч 19109, подполковника В. Супонина, командира  четвертой авиационной эскадрильи,  майора А. Корчагина, штурмана АЭ, майора А. Канина, начальника ПДС, капитана А. Кабанова, заместителей комэска  А. Троекурова, Л. Ермакова, Э.Онищенко, командира звена, мастера самолетного спорта, майора В. Загоруйко, летчика – инструктора, лейтенанта А. Ильюшко и других офицеров.

Перед тем, как отправиться на учебные аэродромы, все курсанты совершили парашютные прыжки на аэродроме училища, что размещался на окраине Харькова, возле станции Рогань. Нам рассказывали, что раньше это был базовый аэродром  авиационной школы, где постигали мастерство управления самолетами признанные ассы войны, Герои Советского Союза и просто хорошие летчики, которые сумели показать в боях верность военной присяге и непримиримость к врагам Отечества.  Только в конце 60-х годов прошлого столетия этот аэродром использовался для парашютных прыжков курсантов училища и для обеспечения системы управления его подразделениями. Также пришлось испытать труднообъяснимое впечатление от тренировочного катапультирования на НКТЛ-3. Со стороны все просто: садишься в самолетное кресло с привязными ремнями и, по команде инструктора, жмешь рычаги управления системы катапультирования летчика, выстрел – и… кресло взлетает по наклонным направляющим с перегрузкой 8-12G, а в верхней точке еще необходимо показать  свои способности оторваться от тяжелого кресла до раскрытия парашюта. Все, кто это испытал, были в непередаваемом восторге и мало кто задумывался о том, что когда-нибудь придется воспользоваться этой надежной системой спасения летчика в критических  ситуациях. Но, как говорится, тяжело в учении – легко в бою!

Следующий этап летной подготовки: Сумская область, город Лебедин, аэродром воинской части № 19109. На железнодорожном вокзале в Харькове погрузились с небогатым курсантским багажом в пассажирский поезд (кстати, в отдельный вагон), а после пересадки на узкоколейку, добрались до станции Лебедин. Там автобусами и машинами нас переправили в расположение жилого поселка воинской части. Правда, словосочетание «жилой поселок» – громко сказано. На приаэродромной площадке размещалось одно капитальное кирпичное здание, где находилось жилье офицерского состава, столовая и казарма обслуживающего военного персонала. Было несколько временных сооружений, на фоне которых  выделялся многокомнатный деревянный барак, получивший в курсантской среде звонкое название «чудильник» – его обитателями, в основном, был женский персонал столовой.

Что касается размещения курсантов, то нам приготовили отдельное место – расчищенную площадку, на которой предстояло возвести огромную палатку, которую в обыденной жизни, по всей вероятности, использовали как ангар для авиационной техники, а в нашей ситуации ее успешно приспособили для временного обитания курсантов.  Мы не жаловались на условия проживания, от этого даже какой – то романтикой веяло, тем  более, понимали, что  далеко не в лучших условиях размещались наши командиры и летчики-инструкторы. Правда, отдельные из них  (в основном, семейные) предпочитали снимать комнаты  в близлежащих к аэродрому домах частного сектора города Лебедина. Учебными классами экипажей нам стали отдельные небольшие палатки,  также был оборудован небольшой «пятачок», где разместился  штаб, «красный уголок»  и была установлена мачта для поднятия флага.

И полетели дни за днями… Предварительная подготовка, тренировки в кабинах самолетов, сдача экзаменов на знание района полетов, авиационного оборудования, запасных аэродромов вынужденной посадки и, наконец-то, вывозные полеты! Их все вспоминают с восхищением, ведь впервые инструктор дал почувствовать самолет в полете.  Оказалось, что это далеко не так, как на привычных тренажерах.

После первых ознакомительных полетов начались напряженные занятия по умению действовать в условиях нештатных ситуаций в кабине самолета, а также регулярные полеты с инструктором для отработки взлета, полета по кругу и посадки. Это продолжалось в течение месяца, пока Анатолий Ильюшко, после очередного полета, не сказал, что курсант готов к самостоятельному вылету. Но этому долгожданному событию предшествовали экзаменационные полеты с командиром звена, штурманом и командиром эскадрильи, также с заместителем командира  воинской части № 19109. И только если все контрольные полеты были успешными, с оценкой «хорошо», возможно было получить разрешение на самостоятельный взлет.

Это событие произошло 25 июня 1970 года. Прекрасный солнечный день, толпа курсантов и обслуги аэродрома возле курилки, на столе – несколько пачек сигарет «Столичные» (это традиция, так называемые «вылетные», чтобы хорошо взлететь и успешно приземлиться), а я в кабине ЭЛки готовлюсь осуществить свой первый самостоятельный полет. Получил от руководителя полетами разрешение на рулежку, потом запросил разрешить взлет… И самолет, набирая скорость, мчится по взлетной полосе, короткое движение ручки и – долгожданный отрыв от земли и управляемый полет. Задание самое простое: совершить самостоятельный полет по кругу. Значит – взлет, набор высоты, разворот, подъем до 500 метров, горизонтальный полет до очередного разворота, далее – снижение и четвертый, самый ответственный разворот, который определяет успешную посадку. Радости нет предела. Я даже оглянулся – нет ли в задней кабине инструктора и что-то прокричал ему по внутренней связи, чтобы окончательно убедиться, что кабина  свободна. На приземлении, от эйфории, допустил  чуть-чуть превышение скорости, самолет подпрыгнул и сразу в наушниках прозвучал спокойный голос руководителя полетов, штурмана  эскадрильи А. Канина: «Сынок, задержи ручку». Понял, что рано радоваться – полет еще не закончен…

XVVAUL-2

XVVAUL-5

После самостоятельного вылета было много тренировочных полетов. Летали на пилотаж в зоны, осваивали маршруты, знакомились с основами высшего пилотажа и боевого применения, тренировались в полетах «под шторкой» (управление самолетом по приборам), тренировались в выводе самолета из «штопора» и «крутой спирали»… Таким образом молодые ребята «становились на крыло», чтобы в недалеком будущем освоить современные сверхзвуковые истребители.

Подготовка летчиков – инженеров основывается на серьезных мерах обеспечения безопасности. Но, к сожалению, бывают исключения из правил: подводит техника, курсанты и опытные пилоты, да и техники,  в процессе подготовки  самолетов к полетам, допускают ошибки,  бывают нештатные ситуации, которые трудно исправить. В нашей эскадрилье произошло летное происшествие с курсантом Юрием Агарковым. В самостоятельном полете, на взлете, «не потянул двигатель» – самолет Л-29 рухнул  с высоты 7-10 метров на поле за пределами ВПП…

К месту катастрофы немедленно помчались «скорая», «пожарная», «техничка». Курсанты бежали вместе с офицерами, командиры прыгнули в дежурный транспорт. К счастью, все обошлось благополучно, только потому, что курсант при взлете строго выполнял требования безопасности. Его увезли в госпиталь без особых повреждений, и через несколько дней Юра уже  продолжил учебную программу. Позже мы узнали, что причиной «провала» двигателя на взлете стала металлическая стружка в топливном насосе – по крайней мере, так нас информировали.

Лично у меня в полете с инструктором Весненым, который возглавил наш экипаж после того, как Анатолий Ильюшко «выпросился» в строевую часть на МиГ-21, случился отказ генератора – все стрелки приборов уперлись в нули, затих привычный шум работающих приборов, отключилась сигнализация, пропала связь с КП.  Инструктор успокоил: «Керосинка работает – так что вернемся домой и благополучно сядем».  Так все и получилось: прошлись над полосой, кивая крылышками, нам освободили посадочную, зашли по системе и удачно приземлились. Причиной нештатной ситуации в полете стал отключенный тумблер сети генератора. И такое бывает…

XVVAUL-7

 

 

А чаще случаются приятные моменты. Так было в летний субботний день. К нашему удивлению, не все наши инструкторы улетели на побывку домой, а  курсанты из своих источников узнали, что мастера самолетного спорта готовятся к показательным выступлениям. И «свои люди» даже «продали» время и место начала действия. Мы собрались возле палатки, лицом к видневшимся жилым постройкам города и увидели, как группа Л-29, на предельно низкой высоте, мчится над городом и в одно мгновение  распускается боевым разворотом со сверкающими сигнальными ракетами. Для нас это был праздник. Стали уважать наших наставников еще больше за мастерство и смелость в сложном пилотаже. А причиной столь оригинального поздравления от авиаторов стало бракосочетание нашего летчика-инструктора Анатолия Ильюшко.

Лето 1970 года на Сумщине оказалось жарким и дождливым. Курсантам полеты часто отменялись, а инструкторы имели возможность совершенствовать свое мастерство в сложных метеоусловиях. В такие дни нас «усаживали» на теоретическую подготовку, занимали дежурствами по летному городку, а иногда приходилось нести караульную службу на самолетной стоянке.

XVVAUL-10

Обычно в пятницу, во второй половине дня на аэродроме г. Лебедина садился огромный АН -12. На нем наши старшие товарищи-командиры отправлялись на выходные к своим семьям: в Ахтырку, Чугуев,  Харьков (Рогань), Луганск. В воскресенье, вечером АН-12 снова заходил на посадку и радостные, отдохнувшие офицеры возвращались к своим  важным обязанностям по воспитанию и подготовке нового кадрового пополнения ВВС. В такие дни курсанты тоже отдыхали и самым популярным времяпрепровождением были короткие увольнения в Лебедин. Город известный, старинный, много исторических мест, связанных давней историей и Второй мировой войной. Часто останавливались у монумента погибшим воинам во время освобождения города от фашистской оккупации.

Вообще-то в Лебедине особенно не разгуляешься. В  70-е годы там, кроме нашего учебного подразделения ХВВАУЛ, были расквартированы  военнослужащие школы младших авиационных специалистов, а еще, рядышком с городом, в лесу располагалась военная часть ракетчиков – так что каждое подразделение выставляло на выходные свой патруль…

О ракетчиках особый разговор. Их «особист» наведывался  к нам и убедительно требовал не совершать полеты над их территорией – «как бы чего не случилось!». Командование планировало полеты таким образом, чтобы обходить эту «запретную для полетов зону». Но с высоты, даже далеко от зоны, расположение ракетных точек и военного городка было как на ладони.

Нам пришлось побывать поблизости ракетных комплексов во время обязательных стрельб  из «Макарова», которые проводились на стрельбище ракетчиков. Стрельбы как стрельбы – ничего особенного. Поразила нас чудесная природа этого края и особенно грибные места. Грибов мы насобирали достаточно – на ужин был грибной суп, а на завтрак – грибы под соусом. Мелочь, но приятно. А еще, и сейчас припоминаю, огромные грибы мухоморы – высотой сантиметров 40 с большими пятнистыми шапками, они поднимались на освещенных участках леса, и казались  сказочными элементами мультяшного фильма.

XVVAUL-9

Осень пришла, как всегда, неожиданно –  с  дождями, пожелтевшими листьями деревьями, потемневшими речками. С высоты полета приятно было наблюдать  за золотистым нарядом лесов, очерченных зеленью хвойных деревьев. Природа готовилась к зиме, а мы осваивали полеты по маршруту, готовились к заключительному этапу подготовки на самолетах Л-29. Близился долгожданный отпуск. По – традиции, хотелось как-то отметить столь важное событие в нашей жизни, как ни как, впереди нас ожидало изучение программы третьего курса и освоение  самолетов-истребителей семейства МиГов.

В это время многие курсанты были «командированы»  под разными предлогами в город, чтобы «отовариться» к окончанию курса обучения. Но наметанный глаз начальника штаба не дремлет: задержал курсанта с увесистым портфелем с алкоголем. Срочно всех присутствующих в городке выстроили возле казармы и, что бы вы думали, под всеобщий неудовлетворительный гул  курсантов, да и офицеров, бутылки шампанского, коньяка, водки и пива были разбиты о бетонный колодец. А в заключение такой экзекуции начштаба произнес: «Летчик и спиртное – несовместимы».  Только он не ведал, что уничтоженное спиртное – только небольшая толика того, что успели его подопечные заготовить для прощания с Лебедином…

Анатолий Ненько, курсант ХВВАУЛ 1968-1971 гг.

На снимках: экипаж летчика-инструктора А. Ильюшко – курсанты А.Смирнов, А. Ненько, П. Садченко, А. Штабной; будни первого курса: кросс и после “трудовой повинности”; два инструктора и два экипажа; у памятника освободителям Лебедина; в перерыве между полетами – на колхозном поле убирали урожай свеклы;  курсант А.Ненько перед самостоятельным вылетом; выпускник ХВВАУЛ-72 летчик-истребитель Николай Сербин.

Рекомендуемые материалы

  • Внимание конкурс! Лучшая работа в Вознесенске.
  • Узнайте почему баскетбол спорт №1 в нашем городе.
  • Президент Украины Порошенко сделал заявление.