2.ЧЕРНОБЫЛЬ В СУДЬБЕ ПРИБУЖАН

ПЕРВЫМИ  ШЛИ РАЗВЕДЧИКИ

Первый южноукраинский десант работников ЮУ АЭС, который 27 апреля начал работать на месте аварии, трудно назвать “ликвидаторами”. Скорее они были разведчиками. А уже потом по составленной ими радиационной обстановке, где была отражена интенсивность радиационного излучения на территории станции,  пошли “ликвидаторы”.

Работники службы радиационной безопасности  атомной станции  проходили наиболее опасные участки и определяли зоны возможной организации восстановительных работ. По проложенным маршрутам  выходили на опасную работу  шахтеры и строители, монтажники и энергетики.  Материалами радиологической разведки пользовались члены правительственной комиссии для организаций работы в зоне ЧАЭС.

Свидетельствует Юрий Павлович  РУБАН –

специалист дозиметрического контроля,  бывший начальник отдела охраны труда и радиационной безопасности,  руководитель первой бригады специалистов радиологического контроля с Южно-Украинской АЭС, которая одной из первых  27 апреля 1986 года прибыла к аварийному четвёртому энергоблоку Чернобыльской АЭС. За  участие в ликвидации последствий  аварии на ЧАЭС   Ю.П. Рубан  награжден в 1986 году  орденом Дружбы  народов.

–   26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС   произошла  тяжёлая авария с разрушением реактора, с большим выбросом радиоактивных веществ, которые  образовали на территории Украины поля высокой степени  радиационного излучения, опасных для здоровья и жизни многих  людей. Для меня и многих коллег участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС стало периодом тяжёлой, опасной,  но очень нужной работы.

Об аварии мы узнали  26 апреля  и сразу же начали готовиться к отъезду. Взяли с собой самое необходимое… приборы для измерения радиационного излучения. Они – то и стали основной приборной базой для первых дней ликвидации последствий аварии. Ехали мы на АЭС  в составе группы из девяти человек. Все – специалисты службы радиационной безопасности, которые знали, как вести себя в зоне ионизирующего излучения. В составе группы были Сергей Васильевич Заворотний, Владимир Филиппович Сизов,  Александр Семергей,  Анатолий Григорьевич Солтык, Василий Николаевич Чернятьев, Петр Григорьевич Бойко, Виктор Владимирович Полторак, Сергей Иванович Яблуновский.

К работе приступили ещё по дороге на ЧАЭС,  отслеживая обстановку по пути следования. Поэтому,  когда прибыли на площадку,  уже представляли, с какой тяжёлой аварией нам пришлось столкнуться.

Конечно же, больше всего досталось пожарным и первой смене работников ЧАЭС, которым пришлось на себе ощутить  первый удар  ядерной аварии.  Обидно, что многие не смогли защитить себя от радиоактивного излучения.  Может потому, что не знали об этом, а,  может, потому, что не было команды для использования защитных средств.  Если бы  с первых часов аварии  информация о происшедшем распространялась оперативно и была объективной, безусловно, удалось бы уменьшить число пострадавших.  Мне кажется, что до настоящего времени ещё многие события, связанные с аварией на ЧАЭС, остаются под грифом “секретно”.

В конце июля 1986 года  начальник лаборатории внешней дозиметрии ЮУ АЭС  Александр Иванович Блохин вместе с дозиметристами Михаилом Григорьевичем Чагуром и Сергеем Григорьевичем Бойко на площадке Чернобыльской АЭС занимался измерением радиационного фона для определения безопасных маршрутов прохода ремонтных бригад к месту работы. на энергоблоках.  Замеры мощности излучения требовались также для  составления картограмм дозовых нагрузок и  сбора информации для оформления  нарядов на выполнение работ на разделительной стенке аварийного блока.

Чтобы собрать необходимые сведения, которые помогали  снизить облучение “ликвидаторов”, бригаде дозиметристов в составе восьми человек приходилось постоянно рисковать собственным здоровьем. Понимали, что чрезвычайная ситуация на ЧАЭС требует  самоотверженности и личного участия  каждого.

РАБОЧИЕ ОПАСНОЙ ЗОНЫ

В ликвидаций последствий аварии на ЧАЭС от службы радиационной безопасности  Южно-Украинской АЭС также участвовали: А.И. Видяев, П.Е. Вишняков, А.Е. Вишняков, В.В. Дьяченко, С.К. Деморацкий, В.Д. Заболотный, В.В. Иовенко, В.В. Медведенко, А.З. Николаев, В.А. Озерков, С.Н. Попов, В.В. Юрченко и другие

Самоотверженность и отвагу на Чернобыльской АЭС проявили работники цеха тепловой автоматики и измерений: В.С. Колесников, И.А. Ледовский, А.Л. Макусей, И.А. Палагнюк, Л.И. Попов, А.В. Салгиреев, В.В. Тимошин, В.М. Цепков.

СВЯЗИСТЫ  НА ГЛАВНОМ НАПРАВЛЕНИИ

После аварии бывший начальник связи ЮУ АЭС  Н.С. Мартынов возглавил на ЧАЭС специальную группу, которая занималась прокладкой поврежденных и выведенных из строя средств связи. Работали на самой станции, в 30-километровой зоне и в г.Припять.  Связистам пришлось начинать с самого простого: прокладывать коммуникации, ремонтировать соединения, в отдельных, особо опасных местах, полностью восстанавливать  поврежденные схемы. Это просто, когда работаешь в нормальных условиях. В условиях же жесткой радиации все приобретает  иную окраску. Каждая операция и даже движение расписаны по времени, и этот жестокий график  надо строго выполнять иначе можно досрочно выбыть из строя…

На совесть трудились в зоне радиационной опасности связисты Николай Андреевич Фостачук, Иван Андреевич Батухтин, Василий Иванович Паламарчук, Александр Владимирович Беспалько, Сергей Николаевич Добринов, Сергей Петрович Трофимов, Олег Павлович Кожевников и другие. Они с честью выполняли порученную  работу.

Свидетельствует Сергей Петрович ТРОФИМОВ –

участвовал  в ликвидации  последствий аварии  с 15 мая 1986 года  в составе группы южноукраинских связистов, налаживал  производственно-техническую радиосвязь  на промышленной площадке ЧАЭС.

-О масштабах аварии на ЧАЭС я  узнал только, когда прибыл на площадку. Вызывали тревогу масштабы разрушений и влияния  поверженного реактора на  окружающую среду. К моменту нашего прибытия на  станции уже было достаточно много ликвидаторов. Правительственная комиссия пыталась организовать их работу, но многие причины препятствовали тому, в том числе и отсутствие надёжной связи между подразделениями.

Вместе со связистами  ЧАЭС мы пытались организовать радиосвязь на площадке, так как кабельные коммуникации были неработоспособны. Поэтому многие подразделения связывались со штабом, устанавливая новые радиостанции. Здесь пригодился наш опыт по устройству радиосвязи  на ЮУ АЭС – накануне аварии мы установили и испытали новое оборудование радиосвязи венгерского производства.  Пришлось в  необычных условиях делиться опытом  и работать рука об руку со специалистами ЧАЭС.

Нам пришлось на крыше машзала второго энергоблока устанавливать антенну радиостанции. Она необходима была для управления производством работ на площадке ЧАЭС. С работой справились за одни сутки, но получили выговор от дозиметристов за нарушение регламента пребывания в зоне с повышенным уровнем радиации. Этот вынужденный просчёт компенсировала благодарность от руководства Чернобыльской АЭС за успешно выполненную работу.

В чернобыльской зоне нельзя было рисковать ни здоровьем, ни временем. Задания необходимо было выполнять в кратчайшие сроки и с первого раза.

Свидетельствует Иван Андреевич БАТУХТИН – электрослесарь СДТУ Южно-Украинской АЭС:

– 1 августа 1986 года был направлен  на ЧАЭС для организации линейной связи.   Линиями проводной связи мы соединяли между собой объекты, на которых работали люди: детский садик, который в то время служил конторой для строителей, прачечную, где  дезактиваторщицы работали круглые сутки и др.

На третьем блоке необходимо было установить громкоговорители. Чтобы выполнить поставленную задачу, к месту работы нас доставляли по объездной дороге, на бронетранспортере.  При этом приходилось пересекать и места с  ещё не собранным графитом с разрушенного четвёртого энергоблока. Стрелка радиометра в таких местах, даже под прикрытием брони, зашкаливала…

 

РАБОЧИЕ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ ЗОНЫ

В цехе переработки радиоактивных отходов трудятся А.И. Захарченко, О.М. Волошин, А.В. Кудин, П.В. Овсяный и другие,  которые в составе  оперативных десантов южноукраинских энергетиков  в опасную зону Чернобыльской АЭС добросовестно выполняли свои задачи.

Много сделали для своевременного пуска энергоблоков ЧАЭС после аварии изолировщики В.Н. Константинов, А.А. Замураев, В.Ф. Замураев, И.Б. Кушнир, Н.В. Моргун, Н.Ф. Омельченко, В.В. Панченко, В.П. Турчинович, В.С. Шах и другие.

НА БОЕВОМ ПОСТУ В ЗОНЕ ЧАЭС

С первой партией были направлены в Припять военнослужащие воинской части по охране Южно-Украинской АЭС  капитан И.В. Ткачук, военнослужащие Г.С. Висарион, В.В. Юркул, Н.В. Бондарчук, В.П. Стефашин, Н.А. Черней, О.П. Кожевников, В.И. Пластамак. Они несли службу на ЧАЭС  с 3 мая 1986 года. Им пришлось организовывать охрану  аварийной станции, осуществлять допуск на территорию  “ликвидаторов”.

В коллективе нашей воинской части служили и бывшие военнослужащие с ЧАЭС. В.В. Пономарёв, И.Д. Власенко, А.Н. Однолетко встретили радиационную опасность на боевом посту и награждены медалями  “За отличие в воинской службе” второй степени.

Всего  в период 1986-1990 гг. войсковая часть по охране Южно-Украинской АЭС направила на ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС 88 военнослужащих.

Свидетельствует   Валерий Васильевич ПОНОМАРЕВ

военнослужащий воинской части ЧАЭС, в  страшную ночь аварии он находился на боевом посту. За участие в ликвидации последствий аварии награждён  медалью “За отличие в воинской службе” второй степени:

– Ночью 26 апреля 1986 года, когда случилась авария, наше подразделение было поднято по тревоге, и где-то через час мы уже прибыли на атомную станцию. Мы находились на станции около суток, выполняя поставленные задачи по охране объекта. Что произошло – конкретно не знали. Информация, доведенная до военных, была такой: произошла крупная авария, но реактор цел. Поэтому и относились мы к сообщениям двояко: вначале верили им, потом появились сомнения. Они усиливались тревогой, основанной на серьёзных обстоятельствах: под утро один за другим  стали “выходить из строя” люди. К утру  около 20% сослуживцев были отправлены в больницу. Симптомы болезни у военных проявлялись позже, чем у пожарных, – мы были подальше от поврежденного реактора.

Обеспечивая охрану объекта, личный состав нашего подразделения находился в разных местах на территории АЭС. Понятно, что те, кто нес службу недалеко от реактора, облучились сильнее.

После аварии все были обеспокоены тем, что людям становилось плохо. А от чего плохо – никто не мог понять. Хотя раньше, во время теоретических занятий в части, мы изучали все возможные последствия ядерной аварии. Но кто мог поверить в такое?..

После наблюдений за происходящим, в результате сопоставления фактов, стало очевидным то, во что не хотелось верить: реактор разрушен. Позже наши догадки подтвердила правительственная комиссия.

Многие из нас еще долго верили в то, что Припять спасут: вычистят, вымоют, и город будет заселен.

 НА СЛУЖБУ ОПАСНУЮ…

В 1980 году Валерий Онуфриенко был призван для несения срочной службы по охране особо важных объектов в Томске-7. Затем учился в Саратовском высшем командном военном училище и  служил в войсках МВД Украины.

Четыре месяца, с 1986 г. октября по февраль 1987г., взвод лейтенанта В. Онуфриенко  в составе  спецкомендатуры Чернобыльской АЭС обеспечивал охрану станции.

– В отличие от других, – вспоминает В.В. Онуфриенко, – мы владели ситуацией, поэтому  страха не было, просто каждый по своему ощущал настороженность. Но однажды действительно стало не по себе – когда солдатам показали фильм, в котором с помощью компьютерной графики во всех деталях был воспроизведен взрыв четвёртого энергоблока…

Возможно, молодость, соответствующий психологический настрой да советы мамы-врача способствовали тому, что из всех возможных последствий той командировки осталась у Валерия Васильевича только … горькие воспоминания. А сегодня к этому чувству добавились обида и недоумение по поводу нынешнего отношения к “чернобыльцам”. Отмену льгот и компенсаций, отказ правительства от своих обещаний, считает он, можно объяснить только равнодушием. А это несправедливо по отношению к людям, которые первыми откликнулись на призыв помочь ликвидировать последствия аварии и ценой своего здоровья погасили радиационный, смертоносный костер.

ПОДВИГ ПОЖАРНЫХ МЫ ПОМНИМ ВСЕГДА

После операторов Чернобыльской атомной станции, которые первые ощутили  дыхание взорвавшегося реактора четвертого блока, вторыми удар огненной стихии приняли пожарные военизированной пожарной части ЧАЭС, которые проявили стойкость и героизм при тушении пожара и ценой своей жизни предотвратили дальнейшее развитие аварии.

Тревожным были дни конца апреля 1986 года, когда на Чернобыльской АЭС произошла авария. Для ликвидации последствий аварии со всех концов страны ехали добровольцы. Не остались в стороне и наши пожарные. Первым на боевом посту выбывшего из строя начальника ВПЧ-2 по охране Чернобыльской АЭС майора Л. П. Телятникова заменил начальник Южноукраинской военизированной пожарной части В.С. Маевский, который на Чернобыльской АЭС обеспечивал деятельность пожарных с 6 по 19 мая 1986 года.

С 9 мая вахту на ЧАЭС несли пожарные С.В. Политаев и Н.И. Стацюк, с июня  – В.Н. Гришан.  Добросовестно выполняли свои обязанности  по обеспечению пожарной безопасности Чернобыльской АЭС сотрудники  Южноукраинского ВПО  О.А. Мазуренко, А.В. Салыга, В.В. Аблонский, М.Ф. Един, С.А. Мороз, А.Н. Кусень, В.И. Конух, Н.В. Погребной, С.В. Коль, А.Ф. Коваленко, В.А. Татомир, А.И. А.И. Зинченко, А.Н. Гребень, С.Г. Сушко, Ю.Д. Плакун.

За проявленное мужество и самоотверженность Указом Президиума Верховного Совета СССР  В.С. Маевский  награждён медалью “За трудовую доблесть”, Н.И. Стацюк, С.В. Политаев, В.Н. Гришан награждены медалью “За отвагу на пожаре”.

 Свидетельствует Владимир Станиславович МАЕВСКИЙ – в апреле 1986 года начальник Южно-Украинского военизированного отряда пожарной охраны, руководитель первой смены бойцов пожарной охраны, которые сменили на боевом посту людей майора  Телятникова:

– После той тревожной ночи ряды пожарных, которые достойно встретили опасность, выстояли и спасли станцию от разрушения, заметно поредели. Большинство были направлены на обследование и лечение в госпитали и специализированные клиники г.  Москвы. Безусловно, подвиг пожарных ЧАЭС останется навеки в нашей памяти.

Заменить  выбывшего из строя по причине острой лучевой болезни командира  пожарной части  ЧАЭС, майора Телятникова  командование поручило мне. Я прибыл на площадку ЧАЭС 7 мая 1986 года, где получил приказ о назначении начальником пожарной части на ЧАЭС.  Часть пришлось формировать практически с самого начала. Приходило новое пополнение  со всех уголков бывшего Союза. Большинство людей не были обучены работе в условиях радиационной опасности, поэтому  пришлось начать с обучения, чтобы сохранить их здоровье. Служба мёдом не казалась. Пожарные,  сменяя друг друга через  каждые четыре часа,  контролировали противопожарный режим на станции и в зоне, тушили горевшие леса, несли караульную службу, занимались профилактической работой, откачивали воду высокой активности из –  под реактора 4-го блока…

Порой удивлялся самоотверженности наших людей. Работали на износ, не считаясь с личным здоровьем, стремились  всё сделать, чтобы поскорей ликвидировать последствия тяжелой аварии.

Припоминаю такой случай.  Во время  удаления воды  из бассейна выдержки отработанного ядерного топлива разорвался пожарный рукав и вода хлынула прямо на людей. Они  бросились ликвидировать эту аварию местного значения, подставляя разогретые под солнечными лучами тела под прохладные струи опасной жидкости…

С каждым годом ряды “чернобыльцев”  редеют. Уходят, прежде всего,  те, кто себя не жалел, кто пренебрегал опасностью  по незнанию или надеялся: авось пронесет.

Сейчас много говорят о последствиях, ошибках, просчётах в организации ликвидации аварии. Мне кажется, что главная ошибка была в том, что людей своевременно не известили о степени опасности для здоровья, что не вывезли их из опасной зоны в первый день аварии.  Ведь сделав это,  удалось бы сохранить здоровье сотен тысяч  людей.

ЭНЕРГЕТИКИ ГОТОВИЛИ   БЛОКИ К ПУСКУ

У Чернобыльской аварии есть ещё одна особенность, о которой говорят редко. Вместе с ликвидацией последствий аварии на четвёртом энергоблоке здесь проводились ремонтно-восстановительные работы на первом,   втором  и третьем  “миллионниках”. Специалисты спешили запустить их в работу, чтобы показать, что ЧАЭС- это далеко не тонущий корабль, и он ещё долго будет находиться на плаву. На восстановление  работоспособности оборудования энергоблоков были привлечены специалисты  атомных станций Украины и России.

В составе ремонтно-восстановительных групп  трудились и представители Южно-Украинской АЭС.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Всего в коллективе ОП “Южно-Украинская АЭС” работает 338 человека, которые относятся к категории пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы.

Участников ликвидации последствий аварии -221 человека, в том числе  первой категории – 3, второй категории -201, третьей  категории- 17 человек.

Эвакуированных из зоны аварии на ЧАЭС – 99 человек, в том числе  второй категории – 91, третьей – 4, четвёртой категории – 4 чел.

Количество пострадавших детей – 127 человек.

ТРУДИЛИСЬ ДРУЖНОЙ СЕМЬЕЙ

Вспоминает  Виктор Иванович Лойтер.  Он работал на Чернобыльской АЭС в лаборатории вентиляции и холода. Участвовал в пуске четвертого “миллионника”,  позже трудился на Южно-Украинской АЭС.  Его вахта на аварийном блоке началась  в июне 1986 года.

-15 мая мне позвонили и сказали, что я должен прибыть на вторую  вахту к 1 июня. В санатории “Лесная Поляна” (Житомирская обл.) работал наш  штаб. Здесь персонал медсанчасти обследовал всех, кто сдавал и тех, кто принимал вахту. Мы жили в пионерском лагере “Сказочный”. Оттуда нас возили на смену, которая длилась 12 часов, не считая времени на дорогу. На отдых и сон оставалось всего 8 часов. Ни праздничных, ни выходных дней не было. Наша задача состояла  в обеспечении подготовки оборудования  трёх энергоблоков к пуску. Проводили также  дезактивацию и ревизию вентиляционного оборудования и холодильных машин. Кроме работников ЧАЭС, трудились здесь специалисты со всего Союза и много военных. В такой экстремальной ситуации все работали хорошо, в коллективах было полное взаимопонимание. Значимость своей работы чувствовал каждый, кто был в то  время на ликвидации последствий аварии.

До сих пор жалею, что расстался с коллективом, с городом, который стал мне родным. Мы еще поддерживаем  традиции и каждый год  26 апреля в 15.00  встречаемся в Киеве на Московском мосту.

СУТКАМИ НЕ СМЫКАЛИ ГЛАЗ

Вспоминает машинист крана цеха централизованного ремонта Елена Ивановна Пискун:

– Мне довелось участвовать в ремонте турбины второго энергоблока. В те дни все, кто там находился, трудились без выходных, работали на пределе своих сил. Было ли чувство страха? Похоже, не было. Да и некогда было думать об этом…

РАБОЧИЕ ОПАСНОЙ ЗОНЫ

В коллективе цеха централизованного ремонта ЮУ АЭС работает 39 участников ликвидации последствий аварии, которым присвоена категория 2-а. Среди них –  мастера О.А. Запорожан, Л.А. Кушко, Л.И. Лубинец, В.В. Мазур, Н.И. Стацюк, А.В. Челноков, электросварщики И.Н. Маслов, В.Н. Ткаченко, слесари А.Л. Арнаут, Н.Г. Андросов, В.В. Андрусенко, В.Д. Баденко, А.Р. Бурдейный, С.Я. Безбабный, Н.В. Бондарь, А.И. Вишневский, И.В Горбенко, В.П. Гапоненко, Б.П. Екимцов, А.Г. Кравец, И.И. Крупнов, Г.Б. Левкович, А.В. Мельничук, А.Ф. Мироненко, В.Н. Николенко, И.И. Никонов, Н.В. Однолько, Н.Г. Перов, Н.П. Пенега, С.А. Перетягин, А.Г. Скаченко, А.П. Сова, В.И. Супереко, Н.Н. Стрижко, В.Н. Федоряченко,, Н.А. Черный, оператор ТТО В.Н. Босый, машинист крана Г.Н. Костянецкий и другие.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ПРАЗДНОВАЛИ НА ЧАЭС

Так уж получилось, что свой день рождения   Владимир Александрович Нужин отмечал не за праздничным столом в кругу семьи, а в далеком от дома Чернобыле. В октябре 1986 года он трудился в составе группы госинспекторов, задачей которой была приемка оборудования энергоблоков после ремонта.

– Мы выполняли обычную работу, – вспоминает В.А. Нужин,- но ответственность за неё была намного выше обычной, ведь произошла такая серьёзная авария. Условия были нелегкими.  В некоторых теплоизолированных боксах температура доходила до 100 градусов, а принимать оборудование необходимо было и в таких условиях.  Усталость от напряжённого режима работы – ничто по сравнению с теми чувствами, которые вызывала жуткая картина: покинутые города и села, густая, как стена трава, уверенно пробивающаяся сквозь асфальт, по которому уже не ходить людям…

В аппарате управления ЮУ АЭС  работают участники ликвидации последствий аварии на ЧАЭС: В.Н. Долбышев, С.В. Заворотний, В.А. Корнилов,  С.И. Судаков, Ю.Ф. Паначёв, А.А. Тончилов, В.Ф. Флора.

ВАХТУ НЕСЛИ ДОСТОЙНО

В июле 1986 года в командировку на ЧАЭС отправилась группа работников цеха вентиляции и кондиционирования воздуха во главе со старшим мастером Анатолием Александровичем Ильченко. Работникам Южно-Украинской АЭС Л.А. Кушко, Н.А. Коваленко, И.Т. Райляну, П.П. Ширченко, С.В. Копышу предстояло провести демонтаж  вентиляционного оборудования, оказавшегося в зоне аварии и обеспечить его погрузку для транспортировки в места захоронения. Чернобыльская вахта для южноукраинских   вентиляционников длилась месяц.  И каждый из этих напряженных 30 трудовых дней люди работали по десять часов с полной отдачей, понимая, что чернобыльская беда – это трагедия для всего  государства.  Благодаря общим усилиям,  поставленная задача  была   выполнена.

От цеха вентиляции и кондиционирования воздуха Южно-Украинской АЭС  в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС  также участвовали: В.С. Андрушко, В.И. Бойчук, А.Н. Замченко, В.Б. Орлов и другие

ИСПЫТАНИЕ ЗОНОЙ

В памяти у помощника мастера бригады слесарей цеха ТПК  Владимира Петровича  Круця  воспоминания о ЧАЭС связаны не только с изнурительной  многочасовой работой:

– Мне кажется, все испытания нам даны для того, чтобы мы не были разобщены, а объединялись в своих лучших помыслах и чтобы всегда, вопреки  невзгодам, оставались людьми, – считает Владимир Петрович.

Будучи в Чернобыле, он выполнял хорошо известную ему работу. Условия только были иными –  подготовка водопроводных сетей к пуску третьего энергоблока требовала много времени и сил. Нужно было восстанавливать водоснабжение машинного зала, турбинного отделения. Трудились все с большой отдачей.

В ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС участвовали работники цеха тепловых и подземных коммуникаций Южно-Украинской АЭС:  А.А. Блануца, К.З. Панчук, И.Т. Райляну и другие.

ВОДИТЕЛИ БЫЛИ В ЧИСЛЕ ПЕРВЫХ

Активно участвовали в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС работники автотранспортного  транспорта. Многие предприятия  Украины  направляли в опасную зону водителей  автомашин,  механизаторов  для напряжённой  работы  по ликвидации последствий аварии.

В числе первых на Чернобыльскую АЭС отбыли водители АПО “Донбассэнергостройтранс”. По распоряжению начальника предприятия  3 мая 1986 года в зону аварии было отправлено шесть бетоносмесителей “Татра”. Сейчас трудно определить  имена всех водителей, но удалось уточнить, что в составе колонны был Олег Волошин. К сожалению, из шести до места работы добралось только три автомобиля, остальные “старушки” не выдержали испытания дальней дорогой.

8 мая 1986 года водитель УАЗа Юрий Хмелевский отбыл с гаража для работы на ЧАЭС. Он десять дней работал в составе аварийно спасательного отряда,. Пришлось исколесить всю 30-километровую зону. Часто бывал в г. Чернобыле, в ПТУ №23, где дислоцировался штаб аварийно спасательного отряда.  18 мая на смену Ю. Хмелевскому прибыл   водитель  Александр Иванов. И видавший  всякое,  УАЗик   снова вышел на опасную чернобыльскую дорогу…

9 мая посёлок строителей и энергетиков Южно-Украинской АЭС отправлял на чернобыльскую вахту  целую колонну строительной техники.

– Водителей пришлось собирать в срочном порядке, вспоминает бывший начальник отдела эксплуатации АПО ДЭСТ А.И. Греков.  – Начальник управления строительства  Григорий Васильевич Соседенко поставил задачу укомплектовать 15 автомашин для отправки на ЧАЭС во время  традиционного митинга, посвященного очередной годовщине Победы. Здесь были многие представители нашего предприятия, поэтом особого труда собрать бригаду не составляло. Начальник  колоны Анатолий Соха  предупредил своих подопечных о том, что надо собираться в командировку.

– Недолгие сборы  – и все готово к отправке. К водителям бетоносмесителей присоединились автокрановщики, которые добровольно изъявили желание участвовать в ликвидации последствий аварии.  Таким образом сформировалась бригада в составе Владимира Найденова, Александра Власюка, Василия Смука, Николая Фортуны, Виктора Лобанова, Виталия Кириченко, Петра Смолика, Николая Сенченко, Николая Соколюка, Виктора Загребного,  Александра Левашова, Михаила Дьячука, Василия Яковины, Ивана Завицкого и других работников АПО ДЭСТ.

Всего от нашего предприятия в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС участвовало более 100 человек. Многие сейчас работают в других организациях и предприятиях Южноукраинска.

Свидетельствует В.И. КИРИЧЕНКО:

–  В командировку на ЧАЭС мне пришлось отправиться в свой день рождения, 9  мая, в  день Победы,  мою дочь, ученицу Южноукраинской СШ №1, принимали в пионеры.  Многие участвовали в торжественных мероприятиях по случаю праздника. Здесь меня, как и других водителей, нашёл главный инженер  нашего предприятия   А.И. Греков  и сказал, что необходимо срочно собираться в командировку.

Вскоре мы собрались все вместе, проверили технику, каждый автомобиль был укомплектован двумя водителями для непрерывной работы. Нас напутствовали руководители  предприятия и начальник управления строительства ЮУ АЭС Г.В. Соседенко. Сфотографировались на память и… в дорогу.

Прибыли в г. Вышгород- это небольшой городок   между Киевом   и Чернобылем. Здесь получили задание. Оно было простым: непрерывно, днём и ночью, перевозить   сухую бетонную смесь   на строительную площадку ЧАЭС, которая располагалась   в двух километрах от станции на окраине села Копачи.    К работе приступили  незамедлительно – сменяя друг друга за рулём, трудились круглые сутки.  В мае 1986 года  на ликвидации последствий аварии работало много техники со всех уголков бывшего Союза. Все работали  с энтузиазмом, стремились побыстрее устранить опасность, которую извергал поврежденный реактор.

Припоминаю и такой случай.  В начале июня. на рассвете  наша колонна попала под  выброс с реактора. После этого   людей и технику обследовали на степень радиационного облучения.   Военные дезактиваторщики долго нас мыли,  пока не достигли допустимых уровней, потом переодели и отправили домой со словами “чтобы больше здесь не появлялись”. Наши машины проходили трёхкратную отмывку, но так на линию больше  и не вышли – отправили их на площадку хранения  сильно облученной техники.

Свидетельствует Николай Васильевич Сенченко – в мае 1986 года водитель АПО ДЭСТ, который в составе бригады южноукраинских “ликвидаторов”  участвовал  в транспортном обеспечении устранения последствий аварии, в декабре 1986 года награжден орденом Трудовой славы:

– На  работу в зону Чернобыльской АЭС наша колонна  отправилась 9 мая  1986 года. Оказались в числе первых ликвидаторов  последствий тяжёлой аварии, которые участвовали в обеспечении инженерных работ на четвертом энергоблоке.  Все водители  из ЮУ АЭС были заняты на перевозке сухого бетона. На одной машине  с напарником Василием Смуком работали практически  круглые сутки, сменяя друг друга.  Местные жители называли нас  смертниками,  часто помогали и поили прохладной водой. Мне вместе с товарищами пришлось поработать и на специальном транспорте –  автомашинах обшитых листовым свинцом для снижения дозы облучения водителя.  Такие транспортные средства использовали для доставки бетона на площадку строительства саркофага вокруг разрушенного четвертого блока.   Нам разрешали выполнять на этом маршруте  только одну ходку в сутки.

НЕ СТРАШНЫ НИ ЗНОЙ, НИ ХОЛОД…

С первых дней  аварии на четвёртом энергоблоке ЧАЭС  свою посильную помощь оказывали и работники автотранспортного предприятия  Южно-Украинской атомной электростанции.  В 1986 году этот коллектив  был сравнительно небольшим, но, несмотря на это, его  представители  много сделали, чтобы  укротить разбушевавшийся атомный смерч. Сейчас в коллективе АТП ОП ЮУ АЭС  работает 38 водителей – “ликвидаторов”.

В 1986-1990 гг. с полной отдачей работали   в зоне ЧАЭС на перевозке строительных  материалов, техники, людей водители Н.М. Богданов, А.М. Гранковский, Ю.Ю. Елинецкий, В.Ю. Козубский, Б.Ф. Куцевалов, В.В. Левицкий,  С.В. Левицкий,  В.В. Манзюк,  В.Н. Мищенко,  А.И. Николаенко, И.Л. Проценко,  В.Д. Разуванов,  Ф.А. Синицин,  Д.А. Савченко,  С.И. Таран, В.И. Цуркан, В.В. Чумок, С.И. Головизнин, Ю.П. Король, В.Г. Головченко, В.А. Хлевнюк, А.М. Ашовский, В.В. Рысовский, В.В. Колисниченко, А.А. Перепелка., Ю.И. Алексеев, Г.Л. Васильченко, В.А. Гуртовенко, Н.С. Ганусяк, Н.А. Гузий, Б.Ф. Дявор, Г.М. Диденко, А.В. Заболотний, С.М. Комогоров, Г.Б. Кравченко, Г.В. Кулаков, В.И. Лобанов, А.И. Малай, В.А. Малицкий, Ю.Б. Михеенко, С.М. Медвинский, В.И. Наградский, М.Л. Пенков, С.М. Пивоваров, Л.И. Прокопенко, В.Н. Петрук, А.Н. Ревенко, Н.П. Соколюк, С.И. Скалевой, Н.В. Тодоровский, В.И. Тула, Н.А. Фортуна, В.П. Черняев, мастер М.Е. Морин и другие. С поставленной задачей водители – энергетики справились успешно.

(Продолжение следует)

Show Buttons
Hide Buttons