3.ЧЕРНОБЫЛЬ В СУДЬБЕ ПРИБУЖАН

РАБОЧИЕ ОПАСНОЙ ЗОНЫ

Много сделали для организации ликвидации последствий  аварии водители, механизаторы других  предприятий  организаций, учреждений и сельхозпредприятий.  Вспомним о них.

Николай Андреевич КРИВОШЕЕВ родом с Братского района (с. Новомарьевка) во время аварии работал  водителем в  п.г.т. Константиновка  Арбузинского района в  районном предприятии электрических сетей.  С 30 мая 1987 года по 16 июня 1987 года по направлению Вознесенского предприятия электрических сетей  участвовал в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.  В 1991 году в семье М.А. Кривошеева родился сын, который также является потерпевшим вследствие аварии на ЧАЭС.

Леонид Иванович  АГАРКОВ, 1967 года рождения, уроженец села Новокрасное Арбузинского района.   В день аварии на четвёртом энергоблоке Чернобыльской АЭС он проходил  срочную  военную службу в части № 3254, которая находилась вблизи атомной станции.   Л.И. Агарков служил водителем поэтому 30-километровую зону пришлось  исколесить вдоль  и  поперек.  На долю военнослужащих  выпало выполнять  самую опасную работу на ликвидации последствий аварии.   Свой воинский долг в  чернобыльской зоне он исполнял  в период с 27 апреля  по 25 октября 1986 года.

Леонид Евгеньевич САЛАСИН – призывался на сборы райвоенкоматом. В  ликвидации последствий аварии участвовал в качестве водителя, имеет вторую категорию ликвидатора.

Григорий Тимофеевич РУБЦОВ –  работал  трактористом-машинистом  в управлении строительства Южно-Украинской АЭС.  Когда случилась беда в Чернобыле,  был направлен для работы в зоне. Трудился на зачистке грунта, участвовал в строительстве  объектов, выполнял другие порученные работы.

Автокрановщик Сергей Иванович ПЛАСТАМАК  в мае 1986 года в составе бригады  АПО ДЭСТ   работал   в зоне ЧАЭС на монтаже плит.

Любомир Павлович ДЕНЬКОВИЧ  на момент аварии на ЧАЭС трудился в коллективе Южноукраинского управления “Гидроспецстрой”  на сооружении объектов Южно-Украинского энергокомплекса.  Когда нахлынула чернобыльская  беда, вместе с другими работниками управления  работал на ЧАЭС – участвовал в строительстве “стенки в земле”   под плитой реактора блока №4  в период с 22 мая  по 30 июня 1986 года.

Александр Александрович ХВОСТЕНКО  от коллектива механизированной колонны №9 работал  на устройстве линий электропередач на ЧАЭС в сентябре 1986 года.

Сергей Николаевич КАЧУРА  в 1986 году на ЧАЭС работал в составе строительного управления, выполнял сварочные работы.

Свидетельствует  Иван Яковлевич ДЬЯКОН– бывший экскаваторщик “Южэнергостроймеханизации”, ныне инвалид второй группы, пенсионер, житель Южноукраинска:

– На  первый взгляд, наша командировка на ЧАЭС выглядела буднично: что особенного  в том, что  возникла необходимость поработать в новом месте? Нам к этому не привыкать. Но когда  на первом КПП нас встретили “партизаны” в респираторах и спецодежде, ощутил внутреннюю настороженность, хотя вида не подавал. Вскоре свыкся с  чувством, что вокруг  тебя сильные поля радиации и, чтобы  сберечь здоровье,  надо тщательно выполнять все требования режимной территории.

Я работал в составе коллектива управления механизации. Участвовал в отсыпке плотины, которую возводили вокруг промышленной площадки четвёртого энергоблока, чтобы не допустить попадания сточных вод в реку Припять, снимал  грунт с площадки в районе разрушенного блока, трудился на подготовке площадки для разгрузки вагонов. Обычная работа, только без выходных, праздничных дней и перекуров. Все спешили выполнить поставленное задание.

Во время работы в чернобыльской зоне пришлось попасть под летний дождик, после которого  стало плохо:  разболелась голова, появилась тошнота и вялость… Только кто тогда на эти симптомы обращал внимание. Главный девиз был – работа.   Иногда и техника не выдерживала.  При очередном обходе  удивили  дозиметристы: оказалось, что мой экскаватор в отдельных местах так “светил”, что стрелка прибора  упиралась в пределы, отведенные ей на циферблате.  Пришлось его отправить  на захоронение в могильник для переоблученной техники…

Ещё был невольным свидетелем того, как военнослужащие (их было очень много на ЧАЭС) с лопатами и ведрами буквально носились по крыше машинного зала, собирая там радиоактивный мусор, остатки от взорвавшегося реактора. Они поочередно, через каждые пять минут, сменяли друг друга. Такой регламент был их работы…

ОХРАНА И ПОРЯДОК – ЗАДАЧА  СЛОЖНАЯ

Тяжелая ноша в период ликвидации последствий взрыва на ЧАЭС  выпала до долю работников Министерства внутренних дел.  Постовые милиционеры, работники вневедомственной охраны,  госавтоинспекторы, инспекторы дорожно-патрульной службы, оперативный персонал несли службу по охране объектов и территории вокруг аварийной станции, организовывали и контролировали движение транспорта в потерпевших от аварии районах.

Арбузинским районным отделом внутренних дел на службу в зону Чернобыльской АЭС  в период 1987-1988 гг. были направлены Виктор Иванович Дуйко, Василий Пантелеевич Дуйко, Виктор Криминский, Виктор Михайлович Дырша, Олег Анатольевич Тимченко, Александр Николаевич Сиваченко, Василий Афанасьевич  Левицкий, Виктор Владимирович Драный.

Сейчас в Южноукраинском городском отделе управления внутренних дел Николаевской области  служат несколько  человек, которым выпало в 1988-1990 гг.  нести службу в опасной зоне. Среди них  Виктор Леонидович Петренко – 1962 года рождения, прапорщик, находился на службе на ЧАЭС с 1 февраля по 1 мая 1990 года, Сергей Николаевич Зарудняк – 1963 года рождения,  служил на ЧАЭС с 1 июня по 1 августа 1988 года.

Есть участники ликвидации последствий аварии на ЧАЭС и среди пенсионеров  Южноукраинского городского отдела внутренних дел. В своё время испытание чернобыльской зоной прошли Олег Иванович Кравченко,  Антон Андреевич Голубенко и другие.

Несли службу в зоне Чернобыльской АЭС также инспекторы дорожно-патрульной службы Николай Семенюк и Николай Руденко.

РАБОЧИЕ ОПАСНОЙ ЗОНЫ

Активно участвовали в ЛПА рабочие  СМУ ОП ЮУ АЭС  И.Н. Воронин, Н.А. Иванов, С.В. Игнатьев, В.И. Игнатенко, В.М. Клеванский, А.Ф. Охрименко, С.К. Прохоренко, С.Л. Ретерук и другие.

Выполняли свой долг работники   турбиннных цехов  ЮУ АЭС Н.П. Максимов, А.Б. Балакин и Г.А. Цвира.

На вахту в зону отправлялись работники ВОХР Ф.В. Белинский, Л.Ф. Евчина, В.А. Иванчук. Там  несли свою вахту работники подсобного хозяйства А.С. Маркевич и В.А. Шестопалов

От коллектива МУ-4 “Союзэнергомонтажвентиляция”  на ликвидации последствий аварии работали Д.М. Бурак, Д.М. Воронин, В.Л. Гадомский, В.М. Клеванский, В.А.Малицкий и другие.

“ПАРТИЗАНЫ”  НЕ ПОДВЕЛИ

Многие жители Украины стали “ликвидаторами” по  военному призыву и набору военных комиссариатов. В их числе были  специалисты – энергетики, химики, автомобилисты, строители и другие, кому приходилось в период военной службы  сталкиваться с радиоактивными материалами, заниматься дезактивацией и военным строительством.

За отличную  службу  на ЧАЭС воины запаса  награждались Министерством обороны СССР “Благодарностью участнику ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС”.  Эта реликвия из чернобыльской зоны, с красной звездой на обложке и фотографией  “одетого”  в бетон четвёртого реактора, бережно хранится во многих семьях.  Текст  самой благодарности звучит торжественно и волнующе:

“Выполняя задание Советского правительства в необычно сложной обстановке, Вы уверенно прошли испытание на мужество и стойкость, проявили высокие морально-политические и психологические качества. Глубокое понимание личной ответственности за порученное дело помогло Вам внести достойный вклад в дело ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Выражаем Вам сердечную благодарность за образцовое выполнение патриотического долга перед Родиной.”

Такую награду имеют многие труженики чернобыльской зоны. Бережно хранится она и в семье А.А. Плацидима.  Вместе с ним  Арбузинским райвоенкоматом с Южно-Украинской АЭС на ликвидацию аварии были призваны М. Ю. Горелов, А. Елецкий, В. Колесников, А. Балакин и А. Лубинец.  Все с честью выполнили свой долг.

Александр Плацидим служил  в  чернобыльской зоне с 8 февраля по 30 марта 1987 года начальником смены  пункта усиленной специальной обработки. Это была  большая автомойка со своей спецводоочисткой, котельной, пропускным пунктом для машин. КПП находился на границе с зоной в селе Рудня.  Весной 1987 года работы на ЧАЭС велись полным ходом, поэтому и поток транспорта был оживленным. Дезактиваторщикам  приходилось круглые сутки  мыть технику, чтобы  ограничить распространение радиации.

Сейчас А.А. Плацидим  в кругу друзей часто вспоминает  свою длительную чернобыльскую вахту. Он  трудится в составе оперативного персонала, ведущим инженером смены “Б” на третьем энергоблоке Южно-Украинской АЭС. Во втором реакторном также работает Иосиф Степанович Очкасов, который, как и Виктор Романович Прокопенко из РЦ-1,  работали в зоне ЧАЭС.  Они  стараются  сделать всё, чтобы оборудование станции работало надёжно и безопасно.

ВОЕННЫЕ СБОРЫ В ЗОНЕ ЧАЭС

Бывшие военнослужащие, находящиеся в апреле 1986 года в запасе, по призыву военных комиссариатов снова одели военную форму, чтобы пополнить ряды “ликвидаторов” последствий аварии на четвёртом энергоблоке Чернобыльской АЭС. В их числе было много  и жителей Арбузинского района. В канун 15 годовщины со дня аварии, которая станет отличительной чертой для всего двадцатого столетия, вспомним о них.

Владимир Михайлович Мартынко – 1963 года  рождения, житель п.г.т. Арбузинка,  слесарь  газового хозяйства.

В период с 6 сентября по 2 ноября 1987 года  по призыву Арбузинского райвоенкомата участвовал в ликвидации последствий чернобыльской аварии. В опасной зоне работал на санитарно – контрольном комплексе “Припять”. За период военной командировки в зону ЧАЭС получил   радиационное облучение  равное 06,09 бэр. В 1988 году  у него родился сын Евгений, который,  как и отец, является потерпевшим от радиационной аварии.

Виктор Иванович Таранец – 1954 года рождения, житель п.г.т. Арбузинка, водитель  САЗО “Украина”.

Направлен  на военные сборы в чернобыльскую зону Арбузинским райвоенкоматом осенью 1987 года. В период с  6 сентября по 12 декабря 1987 года работал водителем на перевозке мусора от разрушенного реактора до спецмогильника радиоактивных отходов, а также участвовал в засыпке щебнем и песком площадки возле  4-го энергоблока.  За время чернобыльской командировки получил дозу облучения, равную 09,195 бэр.

Николай Леонидович Онищенко – 1948 года рождения, житель села Полянка Арбузинского района, работал электриком на Кавуновском комбикормовом заводе.

На ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС  направлен летом 1986 года Арбузинским райвоенкоматом. В период с 21 июня по 29 сентября 1986 года  Н.Л. Онищенко был на военных сборах, участники которых  занимались химической обработкой загрязнённой территории.  За период работы в 30-километровой зоне получил  радиационное облучение в 18,02 бэра.  В настоящее время проживает в селе Садовое Арбузинского района. Оформлен на льготную пенсию  как участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Александр Николаевич Галата – 1955 года рождения, уроженец г. Горловки Донецкой области. Работал трактористом в ксхп “Украина” Арбузинского района. Был женат, имел троих детей. Умер в 1997 году.

Направлен на военные сборы Арбузинским райвоенкоматом. Участвовал в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в период с 6 сентября 1987 года по 20 ноября 1987 года.  Участвовал в дезактивационных работах в г. Припять и  в других населённых пунктах 30-километровой зоны. За период службы получил  облучение, равное 03,91 бэр.  Позже была подтверждена вторая группа инвалидности.  После тяжёлой болезни, связанной с участием в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, умер в сентябре 1997 года. Семья получает льготы за умершего инвалида.

Виктор Иванович Коновал – 1957 года рождения, водитель опытного хозяйства “Агрономия” Арбузинского района.

На военные сборы был призван  райвоенкоматом 1 июля 1986 года. Служил водителем в воинской части, перевозил  “ликвидаторов”  к месту  аварии для восстановительных работ. В чернобыльской зоне служил 45 суток.

Кроме В.И. Коновала  с Агрономии для участия в ЛПА призывались Николай Зинчук,  Петр Олдобрай,  Николай Базалевский.

РАБОЧИЕ ОПАСНОЙ ЗОНЫ

Управление механизации управления строительства ЮУ АЭС направляло на ликвидацию последствий аварии своих работников В.В. Диченко, Н.М. Школьного, И.Г. Борисова В.П. Гурбича, А.И. Зимина, П.М. Еременко, В.И. Игнатенко, С.В. Кузьмина, А.А. Лукина, Н.В. Махиню П.И. Полторака, А.И. Самойленко, Н.В. Терешина Ю.С. Якубовича и других. Механизаторы работали на совесть и выполнили порученные задачи.

От коллектива АО “Гард-автотранс” в ЛПА участвовали Н.И. Вергунов и С.Ф. Паладецкий.

ЮУ ДАЭМ   в зоне ЧАЭС представляли Н.Н.Слободянюк Ю.А. Постриган, В.В. Скибицкий, В.И. Титенко.

СУ “Жилстрой” направил в командировку на ЧАЭС Л.Г. Бовшика,  И.М Зайца, А.Д. Захарова,  А.И. Петрушко, Н.С. Горшкова.

СМУ “Запорожэнергозащита”, коллектив которого трудился на сооружении Южно-Украинской АЭС,  для работы на Чернобыльской АЭС направил более тридцати человек. Среди них были Ю.Г. Абдиева, В.П. Аннушка, Ю.Н. Гончаренко, А.В. Груна, Н.Б. Дуденко, А.Н. Данилова, А.А. Замураев, В.Ф. Замураев, В.А. Ельникова, В.Н. Константинов, И.Б. Кушнир, В.И. Кодаш, В.Л. Кожемякин,  Б.М. Крупа, А.Э. Лободров, И.Д. Лазу, М.В. Моргун, А.И. Нестеров,  В.В. Панченко,Ю.П. Потлог, В.Г. Поминов, А.В. Побережец, Л.Л. Сушко, Н.И. Сыч, В.П. Санников, В.П. Турчинович, Н.В. Черкашев, В.Г. Чернега, Ю.П. Чудаколов, В.С. Шах, В.В. Шифердеккер.

Константиновское монтажное управление “Теплоэнергомонтаж”  имеет в своем составе троих  “чернобыльцев” :  И.Я. Толмачёва, который имеет акт формы Н-1, которые подтверждает его участие в особо опасных работах во время ЛПА, А.Д. Глущенко, который  трудился на ЧАЭС в составе коллектива СУ-114.

ЖЕНСКАЯ ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ СУДЬБА

Испытание Чернобылем прошло немало людей разного возраста – молодых и умудренных опытом, разных профессий, мужчин и женщин. Да, к сожалению, и молодые женщины, которые еще не ощутили тогда счастья материнства.  Руки и плечи наших женщин привыкли к любой работе. В 1986 году они наравне с мужчинами в экстремальных условиях выполняли поставленные перед ними задачи.

От  коллектива  столовой №11  ОП ЮУ АЭС в ликвидации последствий  чернобыльской катастрофы участвовали заведующие производством Т.М. Детыненко и Л.Я. Рыбакова, заведующая столовой В.В. Акулина, бригадир кондитеров Л.В. Колесникова, повара Н.И. Качанюк и В.Н. Листопадова, буфетчики Л.А. Шарипова, Г.М. Поспелова,  инженер-технолог Г.В. Воронюк, технолог А.Г. Милюков, который трижды был в командировке на  ЧАЭС.  Первый южноукраинский  десант работников столовой трудился в чернобыльской зоне с 17 июня по 8 июля.

Женщинам приходилось работать по 20 часов в сутки и обслуживать в столовой более 2000 человек “ликвидаторов”.   Столовая находилась на острове, в 7 километрах от промышленной площадки ЧАЭС. В памяти ещё свежи  напряженные трудовые будни  и … концерт Иосифа Кобзона, который в самый жаркий период чернобыльского лета  побывал   на ЧАЭС и выступил  перед рабочими.

И сейчас, спустя пятнадцать лет, наши женщины – участники ликвидации  аварии  с болью  в сердце вспоминают своих коллег по чернобыльской зоне Людмилу Шарипову и Галину Мышко, которые молодыми ушли из жизни…

Валентина Васильевна Акулина, возглавлявшая в 1986 году  группу  работников столовой №11,  отбывающих в командировку на ЧАЭС,  вспоминает:

– Уезжая в командировку в Чернобыль, мы не знали, что нас ожидает. Оставили дома семьи, некоторые – маленьких детей и уехали в неизвестность. Объем и характер работы не знали. Когда в Киеве сказали, в каких условиях придется работать, с какой опасностью столкнуться, я на правах руководителя предложила девочкам вернуться домой (такая возможность, в принципе, была). У меня были причины предложить возвращение домой: все были молодыми, у некоторых еще не было детей, а эта поездка и предстоящая работа были для них рискованными. Но никто из моих сотрудниц  не принял мое предложение.

РАБОЧИЕ ОПАСНОЙ ЗОНЫ

Отдел рабочего снабжения атомной станции в 1986 – 1988 гг. направил для участия в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС около ста своих работников. Они трудились в сфере обслуживания, обеспечивая “ликвидаторов” качественной пищей.   Многие работники общепита отправлялись в командировку  в зону по два раза.

Хорошо трудились Н.Н. Антонюк, З.И. Горшкова, Л.А. Дуковская, Т.М. Куриленко, И.М. Горбань, Л.И. Горбачёва, З.В. Деобальд, Н.С. Байдала, Л.М. Лаптева, З.Ф. Яковишина, З.В. Сысоева, Н.П. Мушинская, М.М. Дурова, В.И. Шаповалова, Е.С. Петрук, О.А. Чаплыгина, О.А. Чаплыгина, Н.Н. Сирук, С.А. Левченко, Н.Л. Нахалова, Г.Ю. Мельничук, И.Е. Руденских, М.Д. Гончар, Т.И. Божко, Г.А. Уманская, А.В. Терёшина, Т.А. Шрайбер, Н.В. Сутковская, Г.М. Поспелова, В.М. Дьяченко,  Н.И. Корниенко, Н.К. Ващенко, С.А. Багмут, И.А. Москалева, В.П. Протас,  Н.Н. Золотько,, Г.В. Воронюк, Л.С. Мазур, З.Е. Андреева, В.А. Клименко, Н.П. Лукьянчук, Г.Г. Крыжанская, В.В. Плешкова, Л.И. Фирсова, Л.С. Строчко,, А.В. Литвинова, Л.О. Вострикова, Л.А. Оксенчук, Г.П. Андреева, П.И. Галимон, М.С. Гомон. Г.В. Попенко, И.В. Подоляк и многие другие.

*  *  *

С. В. Подобня  попала  в число “ликвидаторов”  с учебного  класса. После окончания Николаевского техникума общественного питания областное управление торговли  выдало ей вместе с дипломом и командировочное удостоверение с местом назначения Чернобыльская АЭС.

И ПРИ ДЕЗАКТИВАЦИИ РУКИ ЖЕНСКИЕ НУЖНЫ

Нужную работу выполняли при ликвидации последствий аварии  дезактиваторщики. Среди них была  Людмила Николаевна Ботунова.

До января 1988 трудилась в Южноукраинском управлении механизации – сначала монтёром пути, потом бригадиром,  машинистом дробильной установки.

В январе 1988 года Л. Н. Ботунова  по собственному  желанию отправилась  на  Чернобыльскую АЭС. Три года работала на пропускном пункте дезактиваторщицей. Обеспечивала переодевание людей, выходящих из загрязненной зоны, в чистую одежду.  В 1988 году чернобыльская зона уже не выглядела так  зловеще, как двумя годами раньше, но тоже представляла опасность для здоровья.    Место работы Л. Ботуновой находилось всего в километре от четвертого  реактора…

Дезактиваторщицы работали вахтовым методом, по 12 часов  в сутки в течение пятнадцати дней. Затем – пятнадцать дней отдыха в Южноукраинске.  Сейчас Л.Н. Ботунова бережно хранит  на память о работе на Чернобыльской АЭС пропуск, подтверждающий место ее работы: “СМУ-3 управления строительства ЧАЭС, подразделение ОРБиД, дезактиваторщик.”

ПЕЧАЛЬНОЙ ПАМЯТИ АПРЕЛЬ

Многие работницы цеха  радиационной безопасности, а проще дезактиваторщицы,  в числе первых бригад получили командировочные удостоверения с пунктом назначения “Чернобыльская АЭС”. Их  руки нужны были там, где нежданно – негаданно грянула беда.

Специалист по обработке спецодежды Вера Михайловна Кубрак поехала туда вместе с Анастасией  Максимовной Зеленюк. Посылали тех, у кого были уже взрослые дети. Конечно, они понимали, куда едут, хотя может быть, осознание глубины и серьезности всего происходящего пришло позже.

Вера Михайловна вспоминает, что приехав на Чернобыльскую АЭС в начале сентября, они попали словно на передовую. Их одели, дали спецодежду и сказали, что первое время им придется выполнять все, что прикажут, а потом начнут они работать в городской прачечной.  Женщины безотказно мыли, убирали помещения, стирали, драили стены и плинтуса. Жили в общежитии, которое разместилось в помещении детского сада.

Через неделю, как и обещали, направили на работу в прачечную, где работали по сменам. Особенно тяжело было ночью. Состав работающих менялся: Здесь трудились люди со всего бывшего Союза ССР.  С большой радостью встретили новое пополнение, среди которого  оказались знакомые лица: к ним на помощь спешили  дезактиваторщица  Алла Алексеевна   Демьянюк  и  швея Татьяна  Николаевна  Тюхтя.

Тяжело приходилось женщинам. До предела напряженный ритм работы : каждую ночь –  4 стирки.

С нетерпением ждали смену, но.. то ли руководство промашку дало, то ли направленные в чернобыльскую командировку специалисты  самостоятельно изменили  маршрут следования,  только  пришлось южноукраинским  дезактиваторщицам работать в Чернобыле две вахты подряд.

 РАБОЧИЕ ОПАСНОЙ ЗОНЫ

В коллективе электрического цеха атомной станции работает 23 учасника ЛПА: М.А. Архипенко, Ю.П. Адамов, А.П. Бондарь, А.М. Ведернков, В.И. Григорьев, Ю.Г. Григорьев, Б.А. Дубовсков, В.М. Жолубак, В.Е. Захаров, В.В. Запольский, Л.В. Зоткин, Н.М. Клесов, Ю.В. Кушниренко, В.П. Маслюков, Н.Г. Мордель, М.М. Максименко, В.А. Михайлюк, А.П. Мавра, И.В. Пискун, И.В. Пильщик, А.П. Самойленко, В.Г. Твердохлебов, А.А. Осоткин.

Сейчас в коллективе АО “Южэнергострой” трудится свыше 60 человек пострадавших в следствии  аварии на ЧАЭС. В этом  коллективе в числе “ликвидаторов”  значатся В.Г. Бабич, Б.А. Чабан, В.А. Яскуринский, И.П. Подобед, Т.М. Колбасич, И.П. Стецюн, А.Л. Роговенко, В.Ф. Кобзарь   и многие другие.

В 1987 году  на  Чернобыльской АЭС работали Л.И. Яткевич и А.А. Сталевский. Сейчас они трудятся в коллективе АОЗТ “ЭЮЗМ”.

Активное участие в ЛПА принимали работники Южноукраинского спецуправления “Гидроспецстроя”  В.С. Рыжов, А.С. Четвериков, С.Л. Ретерук, В.В. Андрусенко, С.В. Игнатьев, С.В. Филатов, В.П. Калинин, В.И. Неменко, В.Г. Цукур, В.А. Ядыкин, А.Н. Яровенко, А.И. Семенов, А.Р. Бурдейный, Н.Ф. Бойко, а также работники УМР “Днепростроя” А.Д. Карпилянский, А.Н. Чернышев, Н.И. Рубан, Н.М. Островерхий и другие.

Участвовали в  ликвидации последствий аварии работники работники ПО “ЛАЭР” С.А. Алашеев, Г.А. Голубев, В.И. Королёв, А.А. Мазурок, И.В. Пильщик, А.П. Сова, А.А. Осоткин, В.Н.Федоряченко С.Н. Чмырь, Л.В.Щулипенко, а также  работники РП ПРП “Хмельницкатомэнергоремонт”   Н.П. Бондарь, Н.Г. Перов,  А.Ф. Мироненко, С.П. Дьяконов, А.Ю. Овешков, В.И.Гейко, И.В. Жовтяк, Н.Г. Кочерга, К.А. Полищук,  В.С. Кладов, А.А. Паламарчук.

 НАЧАЛЬНИК ШТАБА

Свидетельствует  Владимир Степанович  КЛАДОВ – председатель Южноукраинского городской организации “Союз рабочих Чернобыля”:

– 26 июля  1986 года по командировке треста “Южтеплоэнергомонтаж”  прибыл в п.г.т. Иванков в распоряжение руководства Трипольского монтажного управления, которое  являлось базой по производству работ, связанных с ликвидацией последствий аварии на ЧАЭС.

После пересечения автобусом невидимой границы зоны, в душе как бы произошло разделение на “до” и “после”, появилось неприятное ощущение, которое постепенно разрасталось, голова как будто в тисках, сознание затуманивалось. Я почти уже не контролировал себя. Что-то заставило меня встать с места и направиться к выходу. Однако внутри, видимо, что-то сработало и промелькнула мысль “что ты делаешь, остальные ведь сидят”.

Уже на месте  управляющий Н.К. Антощук  предложил  возглавить штаб треста. Работали с 6 утра: выдача чертежей, определение объемов работ, переговоры о том, где взять технику, кто курирует данный узел…  Решать все вопросы помогали деловые товарищеские отношения с руководством управления строительства. Особенно слаженно пошла работа тогда, когда на место старых руководителей пришли специалисты,  призванные по линии военных комиссариатов.

Работали до полуночи, хотя в табеле учета рабочего времени отмечали 11 часов. В первые дни  охватывал страх, но через три-пять дней все эти чувства притупились, возвратилось прежнее равновесие. Зато выработалась привычка самосохранения и соблюдения всех правил безопасности. Кто этого не делал и бравировал – жестоко поплатился впоследствии.

Организация работы была построена по такому принципу, что каждый нес полную ответственность за порученный участок. Чем добросовестнее он относился к выполнению работы, тем больше было шансов получить меньшую дозу облучения. Именно дозой оценивалась работа, и кроме тебя её никто не будет выполнять.

Заливке разделительной стенки между третьим и четвертым блоком необходимо было разделить технологические трубопроводы, которые служили для обоих блоков. Необходимо было вырезать участок трубы и заглушить временной заглушкой трубопровод, идущий в сторону третьего блока. Уровни радиации были очень высокие. Трудились по принципу цепочки, то есть сменяя друг друга, не прекращая работы. По команде дозиметриста, который следил за временем  по секундомеру, работник  бежал к месту производства работ, чтобы сменить своего товарища. Эта цепь не прерывалась несколько дней, пока работа не была закончена.

ПУСТЬ НЕ ПОВТОРИТСЯ

Свидетельствует В. Неменко, бурильщик Гидроспецстроя, военная специальность химик – дозиметрист, участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в июне 1986 года, инвалид третьей группы.

– Перед тем, как попасть на аварийную станцию, нас привезли на  так называемый перевалочный пункт, в г Вышгород, потом  был Чернобыль.  Там пришлось осваивать бурильную установку СВД – 501М. После этого бурили траншею глубиной 30 метров вокруг территории, где установлены реакторы, чтобы предотвратить попадание загрязненной радионуклидами воды в реку. Занимались также уборкой территории возле реактора.

До аварии состояние  здоровья было отличным. С ноября 1986 года начало подниматься давление, появилась частая головная боль. Столкнулся с тем, что необходимо было установить причинную связь болезни с пребыванием на Чернобыльской АЭС. Устанавливали эту связь в течение девяти лет…

После окончания Омского медицинского института, Ю.И Колегов работал на Сибирском химическом комбинате, в канун аварии на ЧАЭС  прибыл на строительство ЮУ АЭС..

Со 2 мая 1986 года Юрий Иванович контролировал  радиационную обстановку вдоль Киевской трассы на глубину  150-200 километров от Южноукраинска. Это была своего рода  разведка. Важно было знать, как распространяется радиация от эпицентра аварии, чтобы вовремя предупредить население.

В январе 1987 года вместе со специалистами других атомных станций участвовал в подготовке к пуску третьего энергоблока: в организации дезактивационных работ, составлял радиологические картограммы местности, контролировал соблюдение персоналом режима пребывания в зоне повышенной радиации.

– Работа велась в напряженном графике, – вспоминает Ю.И. Колегов, – в шесть утра подъем, а обратно возвращались только к полуночи. Весь месяц в командировке, работали без выходных.

Отсутствие правдивой информации об истинных масштабах аварии и её последствиях в первые дни сыграло  роковую роль, убежден Ю.И. Колегов. Многих, по его мнению, можно было  уберечь от губительного воздействия радиации.

РАБОЧИЕ ОПАСНОЙ ЗОНЫ

Хорошо потрудились  на ликвидации последствий аварии на ЧАЭС  заместитель главного инженера ПВКХ В. М. Нестерук и слесари этого предприятия Н.М. Лобанов, Н.А. Постриган.

Прошли испытание  зоной повышенной опасности начальник УТЦ С.В. Выборнов, инструкторы  М.Ю. Горелов и В.М. Лучкевич, водитель  А.Р. Лыга и звукооператор В.П. Ремыга, операторы химического цеха А.Г. Милюков, В.Н. Скок, П.П. Ширченко, монтер пути УПТК Н.А. Коваленко, слесарь  О.И. Вольский, инженер ОГМ В.П. Моисеенко, начальник ЖКУ Д.Г. Кучеренко,  рабочие П.В. Горицын, Ю.Н. Галиуллин, Н.В. Хорунжин, главный бухгалтер УКСа В.А. Хромов, рабочие ремонтно-строительного цеха Т. В. Богун, А.В. Богун, Н.Н. Мухоед, В.П. Санников, асфальтобетонщик В.П. Кононенко, работники  профилактория “Искра” Л.В. Колесникова,  А.Ф. Коваленко и другие.

Прошли испытание Чернобылем и жители нашего города Г.Л. Васильченко, П.П. Рожик, В.С. Философ, А.С. Гурьянов,Н.В. Петренко. В.И. Чумный, В.П. Ищенко, В.А. Чёрный, П.И. Когут, А.И. Булгак Н.М. Лобанов, В.Т. Музыка,  В.М. Губарев, Н.В. Избаш Н.И. Т.В. Нитченко, А.И. Коваленко, П.Д. Макуха, А.В. Смирнов, В.В. Машинистов, Н.А. Новицкий, С.Н. Рыжук, Л.Н. Скумский,А.Ф. Томачинский, Г.Ф. Трубка и многие другие.

Несли вахту на ЧАЭС  водители АТПО-2  “Днепростроя”  А.Н. Бурацицкий, Ю.И. Береговой, В.В. Горбунов, Н.Ф. Гомоля, А.Н. Гуленко, В.Г. Дейнега, Н.К. Дудик, А.С. Загороднюк, А.В. Козаченко, В.П. Кононенко, А.В. Кудин, А.П. Макачка, А.В. Пастушенко, А.И. Студинец, В.И. Середа, В.Г. Токайчук, П.Ф. Флейтух, В.А. Цыбулько, Н.Г. Яненко, А.И. Вергунов, В.В. Сологор, А.Н. Чепис, и другие.

НАГРАДЫ ЗА ДОБЛЕСТЬ, СМЕЛОСТЬ И ТРУД

Многие люди, особо отличившиеся на ликвидации последствий аварии, стесняются своих наград.  А ведь не каждый тогда мог в открытую сражаться с невидимой радиацией, в сложнейших условиях организовать работу и искать наиболее оптимальные пути для сохранения здоровья людей.  Это и есть героизм. И он должен быть отмечен правительством, а люди должны  гордиться этим.  Мы назовём их имена:

Юрий Павлович Рубан, бывший начальник ЦРБ ЮУ АЭС за участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС награжден орденом “Дружбы народов”,  начальник смены радиационного контроля Владимир Филиппович Сизов  – орденом Знак почёта, бригадир слесарей  цеха централизованного ремонта ЮУ АЭС  Василий Федосеевич Зеленюк – орденом Трудовой славы,  бывший заместитель начальника ЦРБ, ныне начальник ООТиЗ Сергей Васильевич Заворотний за участие в ликвидации последствий аварии награжден медалью “За трудовую доблесть”, а мастер электроцеха Виктор Павлович Маслюков – медалью “За трудовое отличие”. Виталий Александрович Корнилов  за участие в ликвидации  аварии на ЧАЭС награжден …………….

Петр Григорьевич Бойко – дозиметрист ОРБ,  Александр Иванович Блохин – начальник лаборатории внешней дозиметрии   ЮУ АЭС за  работу в зоне ЧАЭС награждены   грамотами Президиума Верховного Совета УССР и Укрсовпрофа.

Правительственная награда,  медаль  “За трудовую доблесть” вручена  Владимиру Станиславовичу Маевскому, который  после аварии организовывал  пожарную охрану в зоне Чернобыльской атомной электростанции. Медалями “За отвагу на пожаре” награждены пожарные Н.С. Стацюк,  С.В. Политаев, В.Н. Гришан.

В 1999 – 2000 гг. участники  ликвидации последствий  аварии на ЧАЭС отмечены Почётными грамотами НАЭК “Энергоатом”. Среди награждённых дежурный дозиметрист ЦРБ В.В. Полторак, начальник смены ЦРБ В.Н. Чернятьев, водитель АТП ОП ЮУ АЭС В.Д. Разуванов, дежурный дизиметрист ЦРБ А.Г. Солтик. Благодарственные письма НАЭК “Энергоатом” вручены дезактиваторщицам ЦРБ А.А. Демьянюк, В.М. Кубрак, ведущему инженеру  службы ЧС и СР Н.А. Фостачуку.  Грамотами Минэнерго Украины отмечены начальник ООТи З С.В. Заворотний, оператор реакторного цеха №1 И.С. Очкасов, мастер ЦРБ А.З. Николаев.

Многие южноукраинцы могут гордиться тем, что в тяжёлое  мирное время, как на фронте,  стали на защиту своей Отчизны.

 ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ

После аварии на Чернобыльской АЭС  в период с 1992 г. по апрель 2001 г.  заболели и умерли в связи с причастностью к аварии  15 жителей Южноукраинска.  Вспомним  о них.

Брунер Валерий Адольфович            (1940 – 1995)

Ивахненко Сергей Иванович               (1953 – 1995)

Музычук Андрей Васильевич              (1965 – 1991)

Мозгов Михаил Петрович                     (1955 – 1994)

Староконь Юрий Иванович                  (1938 – 1994)

Рыжов Виталий Степанович                (1942 – 1993) 

Цыпа Владимир Дмитриевич              (1950 – 1996)

Дудник Николай Васильевич              (1963 – 1994)

Чекин Павел Ильич                               (1950 – 1992)

Калошин Игорь Олегович                    (1954 – 1994)

Цыганков Валерий Владимирович    (1945 – 1996)

Иванов Геннадий Анатольевич          (1952 – 1994)

Кротов Олег Иннокентеевич               (1953 – 2000)

Дымов Евгений Сергеевич                  (1952 – 2000)

Мясоед-Микус Виктор Дмитриевич  (1930 – 2000)

В списках умерших  участников ликвидации  последствий аварии и потерпевших ещё 45 фамилий  южноукраинцев. Смерть этих людей пока не связывается с участием в ЛПА на ЧАЭС. В этот список внесены: П.А. Ивченко, Л.А. Шарипова, В.И. Плис, Г.К. Кальницкая, Н.С. Гнедко, А.С. Разбаум, Ю.П. Потлог, Л.Л. Сушко, О.Ф. Перепонов, Н.С. Мищенко, О.В. Кондаков, М.Ф. Мазуренко, Р.П. Акушевич, Н.А. Новицкий, Е.В. Иванов, А.М. Кирьян, Н.К. Бирюков, Л.С. Гонта, В.И. Потовиченко, Г.Н. Николаева, С.Л. Ретерук, Ф.А. Синицин, А.И. Бендик, Г.И. Пахомов, В.В. Пищаев, В.И. Слипак, С.Б. Гузь, А.В. Яцунский, А.А. Коробец, И.И. Музыченко, Т.Т. Залецкая, П.М. Акользин, Л.И. Яковенко, А.П. Круголь, А.В. Бежанов, К.А. Скобенко, В.И. Дурнов, Н.И. Поканевич, В.И. Сенченко, В.С. Гунивенко, М.К. Можаровский, Н.В. Грешнева, Л.В. Прудник, П.М. Божко, Т.А. Бендик.

    В е ч н а я  и м   п а м я т ь !

 НАС РАДУШНО ПРИЮТИЛИ В ЮЖНОУКРАИНСКЕ

Свидетельствует   Л.  Матюхина, эвакуированная из г. Припять:     

– Больно вспоминать день, когда жители Припяти покидали свой город. Прошло уже много времени, но боль не утихает. Судьба распорядилась так, что наша семья  приехала жить в город энергетиков – Южноукраинск. Нам сразу было предоставлено жильё, за счет тех южноукраинцев, которые ждали своей очереди на получение квартир. Нас не оставили в беде, поддержали материально, мы обрели в этом городе второй дом. Только вот со здоровьем не все в порядке – у меня нарушена функция щитовидной железы.

Как и все южноукраинцы, наша семья надеется на перемены к лучшему. Не сомневаюсь, что выражу мнение всех чернобыльцев (да и не только их), если скажу – пусть это больше не повторится никогда и нигде. Пусть наши дети и внуки живут мирно и счастливо.

УЕЗЖАЛИ НАВСЕГДА

Свидетельствует Н. Соколенко, эвакуированная из Припяти:

– Дело было перед Пасхой и майскими праздниками. В магазине давали дефицитные тогда продукты. Выстояв в очереди, вечером пошли гулять. Я в то время была беременна на седьмом месяце, так что гуляли много. Мы жили в четвертом микрорайоне, а в первый пошли посмотреть, как на АЭС что-то горит. Оттуда хорошо был виден пожар. В сумерках к нам подошел милиционер, попросил, чтобы мы шли домой. Люди и не подозревали, что произошло ужасное.

В воскресенье по радио объявили, чтобы собирали вещи и продукты – будут эвакуировать на три дня. Собрались спокойно. День стоял теплый, детей во дворе было много. Простояли два часа, поджидая автобус. Когда вышли со двора, увидели, что и возле других  домов стояли люди. Тогда мы не знали, что уезжаем навсегда.

В Максимовичи приехали поздно. Встретили нас гостеприимно, дали поужинать, определили на ночь (хозяйка ушла ночевать к своей маме). Пробыли мы там до 5 мая. Каждый день ходили в поселковый совет, выясняли, что делать дальше. Там же нас обследовала медицинская комиссия, результаты анализов оказались  плохими.

Потом мы с мужем решили, что надо ехать домой, в Россию. До Киева добрались быстро, шли целые колонны автобусов с эвакуированными. Особенно было жалко пожилых людей, которые обреченно смотрели из окон автобусов. На вокзале – суматоха. Отъезжающих было много. Простояли шесть часов, пока взяли билеты. В Москву приехали днем. На улице было прохладно, а мы в летней одежде. Прохожие оборачивались. На вокзале спросили, есть ли какие то льготы эвакуированным. На нас посмотрели недоуменно: мол, какие еще эвакуированные. Тогда еще никто не знал о Чернобыле.

***

Юрий Скопич в 1986 году жил с родителями в г. Припяти, учился в четвертом классе. В субботу, в день аварии, собирался идти на школьные занятия во вторую смену:

– Апрельский день был теплым и солнечным. Родителей дома не было – рано утром уехали в соседнее село к родственникам. Что оставалось делать мальчишке? Подготовился к школе и пошел гулять на улицу. В городе все было, как обычно: ходили люди, играли дети во дворе. В глаза бросалось только то, что машины зачем-то поливали улицы какой-то пеной, а в городе было много милиции.

В обеденное время Юра пришел в школу и удивился тому, что из 45 человек, обучавшихся в их переполненном классе, на занятия пришли не более двадцати. Особенного удивления не вызвал тот факт, что заходившие во время уроков люди в белых халатах раздавали детям какие-то таблетки, которые затем были выпиты по команде учителя.

Уроки, по всей видимости, были сокращенными, так как около 17 часов Юра опять оказался на улице. Гулял, пока ближе к вечеру его не позвал отец. Он казался очень уставшим и озабоченным. Увел сына домой и рассказал обо всем, что случилось. Как оказалось, отец один вернулся в Припять, чтобы забрать Юру.

Рано утром в воскресенье они на своей машине окольными путями выехали из родного города. Дороги были запружены автобусами – их подогнали к Припяти и со стороны Чернобыля, и со стороны Гомеля и Киева. Город готовили к эвакуации…

А в селе Стечанка, где жила бабушка и куда приехал мальчишка с отцом, была уже своя беда. Людей заставляли сдавать скот и всю живность, а для них это было, конечно, огромной болью. Бабушка плакала…

Отец уже понимал, что случилась большая беда, и потому в течение двух дней вывез в Житомирскую область всех родственников. Так и прожили они здесь до августа.

На Житомирщине всей семьей ежедневно слушали радио, все ждали того дня, когда скажут: “Начинается заселение города Припяти”. Ведь обещан был скорый возврат в родные дома…

ОТЗВУКИ АВАРИИ В ПРИБУЖЬЕ

После аварии на ЧАЭС, 2 мая 1986 года, в посёлке строителей и энергетиков ЮУ АЭС было отмечено значительное повышение гамма – фона. В районе поста ГАИ он составлял 240 мкр. в час, в районе ДКиТ “Энергетик” – 190, в третьем микрорайоне – 190 мкр. в час. Средний фон ( при обычном в 18 микрорентген в час) составлял в этот день 190 мкр. в час.

3 мая средний фон в жилой застройке несколько снизился до 106, а  4 мая поднялся до 110.   5 мая снова снизился до 94 мкр.  в час и постепенно снижался.  К 15 июня радиационный фон местности пришёл к своему обычному значению – 18 мкр. в час.

Повышенной была и активность воды в реке Южный Буг. Для уменьшения опасности влияния повышенного фона в городе по требованию санэпидстанции был остановлен водопровод, в фильтры которого был засыпан активированный уголь, вследствие чего удалось снизить суммарную активность питьевой воды в 10 раз.

В течение  3-х недель в город был запрещен ввоз молочных продуктов, ежедневно проводилась мойка дорог на промышленной площадке и  в городе. Санитарная станция проверила квартиры, заселённые пострадавшими  из  Припяти, изъяла и захоронила загрязненные вещи.

По данным санэпидстанции,  каждый житель города в период с 2 мая по 13 июня 1986 года получил дополнительную дозу 0,034 бэра, а всего за весь 1986 год, с учётом потребления продуктов, воды, вдыхания воздуха 0,34 бэра.

Каждый житель города в 1986 году получил суммарную  активность в 2-2,5 раза выше  обычной. Годовая доза для каждого жителя нашего города по нормам радиационной безопасности составляет 0,5 бэра и этот дозовый предел в 1986 году не был превышен.

ХРОНИКА ОСНОВНЫХ ЧЕРНОБЫЛЬСКИХ СОБЫТИЙ

1986 год

26 апреля в 1 ч.23 мин. произошла авария на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС. Пожар был ликвидирован в 6 часов 35 минут.

Создана правительственная комиссия под руководством заместителя председателя Совета Министров СССР Б.Е. Щербины.

27 апреля началась эвакуация жителей г. Припять и других населенных пунктов зоны аварии.

28 апреля о по радио и телевидению прозвучал  первое официальное сообщение об аварии на Чернобыльской АЭС от имени Совета Министров СССР.

Представитель СССР  в МАГАТЭ проинформировал об аварии генерального директора агентства.

29 апреля начато забрасывание развала реактора поглощающими материалами  с вертолётов.

3 мая в правительственную комиссию представлена первая карта радиоактивного загрязнения местности.

6 мая Военно-воздушными силами Министерства обороны СССР совершено более 1,8 тыс. вертолёто-вылетов, сброшено в развал четвертого энергоблока около 5 тыс. тонн поглощающих материалов. что позволило снизить мощность радиоактивных выбросов в тысячи раз, начались крупномасштабные работы по дезактивации промплощадки, зданий, сооружений АЭС.

7 мая принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР “Об условиях оплаты труда и материального обеспечения работников предприятий и организаций зоны Чернобыльской АЭС”.

8 мая  ЧАЭС посетила делегация МАГАТЭ.

В мае установлен дозовый предел индивидуального облучения для населения  – 10 бэр/год.

5 июня принято постановление Совета Министров СССР “О трудоустройстве и обеспечении жильем и социально-бытовым обслуживанием населения, эвакуированного из зоны Чернобыльской АЭС”.

20 июня принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР “О возмещении материального ущерба населению, эвакуированному из зоны Чернобыльской АЭС”.

28 июня завершено сооружение защитной плиты под разрушенным реактором.

В июле подготовлена первая сводная карта радиоактивного загрязнения, которая  была опубликована  только в 1989 году.

25-29 августа состоялось совещание экспертов МАГАТЭ в Вене, где заслушана информация советских специалистов об аварии на ЧАЭС.

22 сентября состоялась специальная сессия Генеральной конференции МАГАТЭ, посвященная  аварии на ЧАЭС. Конференция приняла Конвенцию об оперативном оповещении о ядерной аварии и Конвенцию о помощи в случаях ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации.

В сентябре завершены первоочередные водоохранные мероприятия бассейна р. Припять.

В октябре введен в эксплуатацию первый энергоблок.

В ноябре завершено строительство объекта “Укрытие” и введен в эксплуатацию второй энергоблок.

1987 год.

2 апреля принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР “О мерах по обеспечению дезактивации и восстановительных работ на энергоблоке №3 ЧАЭС.

30 октября принято постановление Совета Министров СССР “О сооружении памятника советским гражданам, погибшим в результате аварии на Чернобыльской АЭС”. Памятник открыт 26 апреля 1993 года в г. Москве на Митинском кладбище.

В декабре введен в эксплуатацию третий энергоблок ЧАЭС.

В течение года временный дозовый предел индивидуального облучения для населения установлен в  пределах 3 бэр/год.

1988 год.

14 января принято постановление ЦК КПСС “О ходе выполнения постановления Политбюро ЦК КПСС от 14 июля 1986 г. “О результатах рассмотрения причин аварии на ЧАЭС и мерах по ликвидации ее последствий, обеспечению безопасности атомной энергетики”.

Завершено строительство первой очереди г. Славутича, осуществлен переход на безвахтовый режим эксплуатации Чернобыльской АЭС.

Временный дозовый предел индивидуального облучения для населения установлен в размере 2,5 бэр/год.

1989 год.

23 февраля Чернобыльскую АЭС и г. Славутич посетил Председатель Верховного Совета СССР М.С. Горбачёв.

20 марта впервые газета “Правда” опубликовала карту с информацией Госкомгидромета СССР о зоне радиоактивного загрязнения.

27 июня создано Всесоюзное добровольное общество “Союз Чернобыль”.

В июле-августе созданы союзный и республиканский комитеты по ликвидации последствий аварии.

19 декабря Совет Министров СССР утвердил Государственную союзно-республиканскую программу “Дети Чернобыля”.

21 декабря Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию о комплексе мер по развитию международного сотрудничества в вопросах преодоления последствий чернобыльской аварии.

1991 год.

28 февраля принят Закон Украинской ССР “О статусе и социальной защите граждан, пострадавших в результате чернобыльской катастрофы”.

21 мая в вене открылась международная конференция по итогам международной экспертизы радиологических последствий чернобыльской аварии.

В июне по решению Верховного Совета Украины Госкомчернобыль  Украины преобразован в Министерство по делам защиты населения от последствий аварии на ЧАЭС (Минчернобыль Украины).

20 сентября в г. Нью-Йорке состоялась международная конференция по сбору средств в Чернобыльский фонд.

11 октября  в машинном зале второго энергоблока Чернобыльской АЭС возник пожар. На длительное время энергоблок был выведен в ремонт.

В ноябре Верховный Совет Украины принял решение: “.. остановленный после пожара второй блок ЧАЭС не вводить в строй, остальные два блока остановить не позднее 1993 г.”

1992 год.

В марте образована Администрация зоны отчуждения ЧАЭС. Состоялась консультативная встреча парламентариев и представителей правительств Беларуси, Российской Федерации и Украины по координации работ в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы.

 

1996 год.

28 ноября приказом  № 541 Госкоматома Украины  прекращена эксплуатация первого энергоблока ЧАЭС. Оборудование переведено в режим снятия с эксплуатации.

1999 год.

19 января 1991 года Кабинет Министров СССР принял постановление “О мерах по повышению заинтересованности местных органов и населения в размещении на их территории объектов атомной энергетики”. Население, проживающее вблизи атомных станций, получило право на скидку в размере 50 процентов за оплату электроэнергии, были уменьшены налог на прибыль и другие платежи АЭС с учётом того, что эти средства будут направлены на развитие социальной инфраструктуры территории.

15 марта принято постановление Кабинета Министров Украины №361 о досрочном снятии с эксплуатации второго энергоблока ЧАЭС.

2000 год.

В соответствии с Меморандумом о взаимопонимании между правительствами стран “ большой семёрки”, Комиссией Европейского сообщества и правительством Украины относительно закрытия Чернобыльской АЭС, Законами Украины “Об использовании ядерной энергии и радиационной безопасности”, “Об общих принципах дальнейшей эксплуатации и снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС и превращения разрушенного четвертого энергоблока этой АЭС на экологически безопасную систему“, постановлением Кабинета Министров Украины от 29 марта 2000 года № 598 Украина окончательно приняла решение о досрочном  снятии с эксплуатации энергоблока №3 Чернобыльской АЭС в 2000 году.

25 сентября 2000 года Президент Украины подписал Указ “Про заходи, повязанні з Актом закрытия Чорнобыльської АЕС”. В соответствии с этими документами была разработана и осуществлена комплексная программа снятия с эксплуатации ЧАЭС и программа социальной защиты работников ЧАЭС и жителей г. Славутича.

15 декабря в 13 часов 18 минут реакторная установка 3-го энергоблока Чернобыльской АЭС ( РБМК-1000) заглушена для окончательной остановки и проведения работ для вывода станции с эксплуатации.  Это событие проходило в торжественной обстановке в  Национальном Дворце “Украина”, где собрались руководители государства, зарубежные гости, представители областей и трудовых коллективов. Была организована прямая телевизионная трансляция с БЩУ-3 ЧАЭС. Приказ об остановке третьего энергоблока дал Президент Украины Л.Кучма.

Между 26 апреля 1986 года, когда взорвался четвертый энергоблок Чернобыльской атомной электростанции, и 15 декабря 2000 года, когда поворотом ключа навсегда остановлено станцию, прошло почти 15 лет. За это время невидимая смерть забрала почти 500 тысяч человеческих жизней. Ежегодно оставляют этот мир 40-50 тысяч “чернобыльцев”.

Show Buttons
Hide Buttons