ЭНЕРГИЯ ТЫСЯЧ СЕРДЕЦ-2

Раздел четырнадцатый.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ГРАНИТНО-СТЕПНОГО ПОБУЖЬЯ.

 

В районе  расположения  Южно-Украинской  АЭС и объектов гидрокомплекса  археологами  исследуется  много памятников  истории.  Всего на небольшом  участке от пгт. Александровка  Вознесенского до с. Мигея  Первомайского района находится свыше  ста двадцати мест,  представляющих интерес  для  исследователей  древней истории и культуры.

Интерес  к древним   тайнам  Гранитно-степного  Побужья обнаружился  давно. Свои исследования  здесь проводили  российские археологи еще в девятнадцатом  веке.   Минувшее столетие было посвящено поискам  интересных  находок – основы  для  фундаментальных  исследований.

В 1930-32 годах  масштабные поисковые   работы  были проведены под руководством  Ф.А. Козубовского. Тогда  по обоим берегам  реки были открыты  многочисленные поселения  и стоянки, курганные могильники протяженностью по времени от  каменного века  до позднего средневековья.  В разные времена здесь  закартографированы свыше  150  памятников – от каменного века до времен бугского казачества.

В сентябре 1992 года  в Южноукраинске  проходила  Всесоюзная археологическая конференция, участники  которой  уделили  много внимания  рассмотрению  результатов  археологических  исследований  в районе расположения  Южно-Украинской  атомной электростанции.

Впервые в  археологии  Побужья  Николаевской экспедицией  Института  археологии  НАН  Украины  исследовались  поселения  буго-днестровской  культуры  возле скалы  Пугач на реке  Южный  Буг.  В течение  непродолжительного периода  здесь были  проведены  широкомасштабные  раскопки.  Изучение этого памятника  занимало  важное место  в работе  Николаевской  экспедиции  под руководством  О.Г. Шапошниковой  в 1980-1985 гг. Основное внимание  экспедиции  было сосредоточено на исследовании   поселения  у скалы  Пугач, которое относится  к буго-днестровской культуре  (конец  V – первая  половина IV тысячелетия до н. э.).  Памятники этой культуры  на рассматриваемой территории  были открыты  более 50 лет  назад  и известны  научной  общественности не только  в Украине.

Одной из трудностей  изучения  этого памятника   было то, что  для него характерным является  глубокое  залегание остатков культуры  от  существующей  сейчас поверхности, что требует  значительных    трудовых  затрат  для  извлечения     находок.

Впервые  при  изучении  археологического памятника  буго-днестровской культуры  в  Южноукраинске  была вскрыта большая территория.  Культурный  слой здесь  залегал   на глубине  2 – 3 метра.  В результате  раскопок  было установлено, что открытые культурные наслоения относятся  к различным  эпохам: мезолиту, неолиту (буго-днестровская  культура), энеолиту  и поздней бронзе.

Неолит  здесь  фиксировался  наличием  кострищ  и камней  различных размеров – остатков   сооружений, залеганием  развалов сосудов и обломков  керамики, кремниевых и каменных изделий.  Развалы сосудов  и их обломки  принадлежат  горшкам, кубкам, мискам. Фрагменты  посуды  украшены горизонтальной и вертикальной “елочкой”,  “паркетными”  узорами, косоугольной сеткой  с заполнением  “ромбами”  и “треугольниками”, а также    гребенчатым и накольчатым  орнаментами.

Среди  многочисленных орудий во время раскопок у скалы  Пугач  обнаружены  скребки  для  обработки  кожи,  ножевидные  пластины, сверла – проколки, вкладыши для серпов, тесла, топоры  и другие изделия. Встречались изделия  из кости,  в том числе  мотыги, проколки, шилья. Археологами отмечена  концентрация  различных орудий одного функционального назначения, что  можно  связать   с существованием  здесь специализированных мастерских.

В первые  годы исследований  у скалы  Пугач  археологи отмечают  совместное залегание  в одном слое  буго-днестровской и  раннетрипольской  керамики – случай   уникальный  для неолита  и энеолита.  Вопреки прежним  взглядам,  поздний  неолит  Гранитно – степного  Побужья  является не  генетической подосновой  трипольской культуры, а  параллельным  ей явлением. Анализ  изделий из глины, каменных и кремниевых  орудий  позволил  выявить этнокультурные  связи  в позднем неолите-энеолите  (конец V – первая половина IV тысячелетия  до  н.э.)

На примере  находок  из поселения Пугач  прослежена возрастающая  роль  буго-днестровской  культуры  на формирование  материальной культуры   восточных   памятников  Надпорожья и Среднего Поднепровья.  В то же время  прослеживается  и обратное,  восточное  влияние  со  стороны  турско – днепровской,  днепро – донецкой,   азово – днепровской археологических культур.  Все это, считают  специалисты,  привело  к возникновению  на территории  Гранитно – степного  Побужья  новых явлений в производстве  керамики, каменной и кремниевой индустрии.

В числе  других,  ведущее место среди  этих памятников принадлежит древнему  поселению,  которое  занимает  пологую  террасу  левого  берега  Южного Буга  на  северной окраине  поселка  Бугское Арбузинского   района.  Открытое  археологами  поселение  занимает  территорию  около  двух  гектаров.  Здесь  открыты  многокамерные  помещения со сплошной  застройкой, внутри которой выделяются кварталы  комплексов, основу их составляют прямоугольные помещения.  На полу отдельных помещений  открыты  очаги.

Найдены  остатки  глиняной посуды  различного функционального назначения: кухонной, столовой   тары, сосуды-хранилища.  Часть сосудов  украшена  налепным валиком.

Археологи обнаружили   каменные орудия. Они имеют  различную  форму- пятиугольную, круглую, овальную, изготовлены из местных пород. Часть орудий связана с обработкой зерна  и представлена  в виде  зернотерок, растиральников. Отдельные предметы  свидетельствуют  о том, что  первые поселенцы  на  Побужье  занимались металлообработкой, а также обработкой  кожи  и изделий из неё.

Особый интерес  для исследователей   представляют  литейные  формы  для отливки  шпилек-заколок,  ножей, вильчатых орудий, кинжалов, копий, серпов.

На территории  раскопок  вблизи  поселка  Бугское  обнаружено  много орудий  из камня,  кости,  бронзы, керамики.  Анализ  находок  и их месторасположение  на местности  в зоне   жилых комплексов  свидетельствуют  о   существовании в этом поселении  специализированных  мастерских  по обработке  кожи, шитью одежды.  Подтверждением  этому  стала  уникальная  находка  из 13 бронзовых предметов бытового обихода, по предположению  специалистов,  приготовленных  к переплавке.    По предварительной оценке  этот клад  датируется  приблизительно  15 веком  до нашей эры.

А на противоположном  берегу, где  разместилось  древнее поселение Виноградный Сад,  обнаружены  специализированные участки  по обработке зерна, кости, рога, камня.

Изучение  поселений   сабатиновской   культуры  на территории  Гранитно-степного Побужья  позволило  ученым  сделать  выводы  о  существовании здесь  целого локального района  памятников  древнего  мира одной эпохи.

Недалеко  от  атомной  станции,  на берегу  Южного  Буга,  расположилось  старое  село  Алексеевка  (Панкратово). Оно известно всем  местным  жителям  тем, что там  находятся  очистные сооружения  питьевого водоснабжения  города  и АЭС, а еще  тем, что  здесь  обосновались дачные  кооперативы  и теперь левый  берег  реки утопает  в садах и хорошо ухоженных огородах.  Есть еще  одна особенность этого уголка  степного Побужья:   специалисты  Николаевской  археологической  экспедиции Академии наук  Украины  обнаружили  здесь  много исторических памятников, которые относятся  к  эпохе  бронзы  и  раннего  средневековья – так называемой  черняховской   культуры.  Это место  на протяжении всей истории  было  заселено, каждую  новую эпоху  люди  предпочитали  селиться  именно  здесь,  что теперь  позволяет  изучать  историю  населения  Побужья     в течение  практически  всей  человеческой истории.

В 1988 году   здесь  под пластом  земли  обнаружены  жилые постройки  древнего времени  –  длинные глинобитные дома, которые  чаще встречаются в лесостепной   зоне  и  каменные сооружения,  наиболее характерные  для  южных  районов.  Эти поселения   выступают  как  контактные памятники, на которых встречаются  различные домостроительные традиции . В этом  исключительность  этого памятника.

К заключительному этапу  эпохи  поздней  бронзы  относится  исследованное  в начале  строительства  атомной станции поселение Ташлык-5. Это одно из немногих поселений, на котором  были  раскопаны  хорошо сохранившиеся  культурно-хозяйственные комплексы. По мнению  специалистов, эта территория  на протяжении  второго тысячелетия  до н.э.  была своеобразной контактной зоной  между  тремя крупнейшими культурно-этническими  общностями, развивавшимися в Балкано-Дунайском бассейне, Центральной Европе  и Евро – азийском поясе степей.

В районе расположения  атомной станции  и объектов гидрокомплекса  внимание исследователей древности привлекают памятники  археологии  Ташлык-1 и Ташлык-4,  Ташлык-5,   Бугское -1, -2, -4, Кременчуг,  Виноградный   Сад-2,  Щуцкое-1 и – 2,   Панкратово  и  другие.  Все эти памятники относятся  к сабатиновской   культуре  и относятся  к  шестнадцатому – тринадцатому  векам до  новой эры.  Раскопками  Николаевской  экспедиции  было установлено, что  в этот период  территория  Побужья  была густо заселена и освоены  все участки  степной полосы.

В причерноморских степях, в том числе на территории Николаевской области в первых веках новой эры появляется большая группа поселений со смешанным скифо – сарматским, греко – скифо – сарматским населением. Их поселения располагались вдоль  полноводных рек Южный Буг, Ингул и других.  Территория северо-западной части области (Арбузинский, Доманевский  и др. районы) была заселена во II-VI в.н.э. раннеславянскими племенами черняховской культуры, о чём свидетельствуют материалы археологических раскопок на территории области, в том числе и в зоне строительства Южно-Украинской атомной электростанции.

Новое заселение причерноморских земель непосредственно связано с образованием Запорожской Сечи и её многочисленных паланок – поселений.  Казаки и “беглые люди”  из России   на Южном Буге   создали несколько зимовников, которые  в укрепленном виде представляли собой надежные сторожевые посты. В первой половине ХVIII века такие зимовники появились  и в наших краях, а в историю вошли под известными названиями Соколы, Гард, Мигея, Орлик. В Николаевской области  в те времена насчитывалось свыше 50 таких военных форпостов казацких войск.

На левом берегу Южного Буга находились земли одной из крупнейших паланок Запорожской Сечи – Бугогардовской. Гард – её политический и культурный центр – находился в районе впадения р. Ташлык в Южный Буг, около  строительной площадки Ташлыкской ГАЭС. Основными занятиями населения этой паланки являлись рыбная ловля, скотоводство и охота.

Как говорит народное приданье, на богдановских порогах существовал запорожский город. Жители его занимались рыболовством и охотой. В городе имелась церковь, стоявшая на острове, в пяти верстах ниже Константиновки. Она была разрушена в ХVIII веке Саввой Чалым, одним из предводителей гайдамаков.

В исторических документах поселение упоминается как запорожский пограничный пост    Бугогардовской паланки Новой Сечи, существовавший ещё с ХVII века. Казаки охраняли перелаз на богдановских порогах на важном торговом пути из Западной Украины  в Сечь и на «татарскую сторону” – в Крым.

После разрушения Запорожской Сечи (1775 г) и присоединения этих земель к Российской империи (1774-1791 гг.) казаки и их соперники-ногайцы уходят за Днестр. Эти земли заселяются выходцами из различных районов Украины, России и Молдавии: беглыми крестьянами, крепостными, переселяемыми сюда помещиками (села Вороновка, Прибужье, Богдановка) и государственными  крестьянами (села Александровка и Константиновка). Кроме украинцев, составляющих большинство среди жителей сел и хуторов, в Степном Побужье проживали русские, молдаване, поляки, немцы, евреи.

Бугогардовская паланка, на территории которой находился казацкий пост,  в  ХVIII веке часто подвергался набегам крымских татар. Во время одного из них пост был сожжен. Впоследствии казаки построили здесь новый укрепленный пункт, вокруг которого начали селиться беглецы.

В последней третьи ХVIII века,  для привлечения “служивых людей” в пограничные местности, царское правительство предоставляло переселенцам льготы. Они освобождались на 10 лет от налогов, могли беспошлинно торговать в городах при этом обязывались строить укрепленные пункты, селиться в них, обрабатывать землю. Таким образом, население сторожевого поста увеличилось за счёт крестьян-беглецов. По рассказам старожилов, именно в то время здесь поселился мелкий собственник Константинов, который   был в “бегах” за тяжёлую провинность перед властями. С его именем связывают название нынешнего поселка  Константиновка.

В исторических документах Константиновка впервые упоминается в 1772 году, когда царское правительство пожаловало помещику Байдаку (Байдукову) 720 десятин земли бывшей Бугогардовской паланки Запорожского казачества с 98 крестьянами.

В 1797 году здесь расквартировали сотню казаков Бугского полка, а в 1799 г построили церковь. В конце ХVII века население Константиновки занималось земледелием, скотоводством. Сеяли, главным образом, пшеницу, ячмень, рожь.

В 1817 году Константиновка вошла в состав 3-го округа 9-й волости Херсонского военного поселения. В селе располагались штаб второго дивизиона и четвертый эскадрон 5-й легкой кавалерийской дивизии, 3-й Бугский уланский полк.

Жизнь в военном поселении строго регламентировалась. В 1827 году военных поселенцев поделили на поселенцев-хозяев и их помещиков. Каждый хозяин, входящий в поселенческое подразделение, получал участок земли, дом, сельскохозяйственный инвентарь. Помещики зачислялись в действующие или резервные эскадроны. От хозяина зависели три помощника: два – из действующих подразделений и один – из резервного. Последний являлся фактически работником хозяина. Мальчики с 7-летнего возраста зачислялись в школу кантонистов, где обучались военному делу, а с 18 лет переводились в военные подразделения.

В 1857 году военные поселения ликвидируются. Константиновка объявляется местечком. Крестьяне, имевшие наделы, были переведены на положение государственных крестьян. Две третьи земельного фонда захватили помещики-немцы Энер, Дауэнгауэр и Келлер, лишь одна треть земли принадлежала крестьянам.

В 1859 году в Константиновке насчитывалось 365 дворов, проживало 1070 мужчин и 1099 женщин. В местечке находилась волостная управа, православная церковь, еврейский молитвенный дом, школа, 6 мельниц, более 10 торговых точек. Вследствие реформы 1861 года, крестьяне получили по 3,5 десятин земли на ревизионную душу.

В 1888 году огромный ущерб Константиновке нанесло наводнение. Вода затопила множество крестьянских изб, земельных участков с посевами, разрушила мельницы. Убытки от наводнения составили свыше 10 тыс. рублей.

В 90-х годах ХIХ столетия в Константиновке начали проявляться революционные настроения. Крестьяне знакомились с нелегальной литературой, социал-демократическими газетами, вели революционную пропаганду. Революционный подъём в Константиновке продолжался до 1907 года, имел тенденцию перерасти в вооруженное восстание. Карательные органы в 1907 году жестоко  расправились с активистами революционной борьбы. Но  в 1910 году в местечке снова активизировалась местная беднота.

После свержения  царского  самодержавия, в мае 1917 года, в Константиновке  был создан земельный комитет, а в январе 1918 года – революционный комитет, который и провозгласил установление советской власти.  В период  иностранной интервенции и гражданской войны в Константиновке несколько раз менялась  власть и органы местного управления.

В 1921 году Константиновка была центром одноименной волости Вознесенского уезда Одесской губернии. В состав волости входили  села Константиновка, Богдановка, Ивановка, Алексеевка, пос. Бугский, хут. Великовский, хут. Богдановский.

В августе сельские жители направили в Москву на сельскохозяйственную выставку Григория Гончарова, собрав ему средства на дорогу  (зерном по 5 фунтов или по 5 рублей со двора). Они решили внести свою посильную лепту на создание Красного Воздушного   флота  и  вместе с тем уделить внимание Красной казарме, для чего собрали по фунту зерна с каждой засеянной десятины. 60 % собранных средств должны были пойти на развитие Воздушного флота. Работой по оказанию помощи флоту и казарме руководил председатель сельского Совета П. Кравец. И дела шли настолько успешно, что когда в конце 1923 года он сдавал дела, то по этому поводу Совет принял следующее решение: “ Заслушав доклад тов. Кравца о проделанной  им работе за период  его службы, произведенную работу тов. Кравца считать вполне правильной, и выносим великую благодарность тов. Кравцу. Поручили президиуму заказать портфель с надписью: «Дорогому тов. П. Кравцу от Константиновского сельского Совета».

В 1923 году было ликвидировано деление на уезды и волости, введены округа. С марта Константиновка стала центром одноименного района Первомайского округа, в состав которого входили 17 сельских советов, 92 населенных пункта.

В 1926 году в местечке Константиновка по результатам Всесоюзной переписи имелось 1416 дворов, 6382 жителя ( 3029 мужчин, 3353 женщины), среди них украинцев – 5285 (1163 двора),  русских -146 (37 дворов),  евреев 470 (118 дворов),  немцев -1, болгар-13  ( 3 двора), молдаван-452 (90 дворов).

В 1927 году райцентр был перенесен из Константиновки в Благодатное. Это событие совпало с окончанием периода НЭПа. Активно проходил процесс образования  колхозов. Сначала их было 26. А в конце 1928 года – 69. На 25 мая 1929 года – 91 колхоз. В среднем на одно коллективное хозяйство приходилось 14 дворов и 135 десятин земли.

В 30-е годы в селе проводилась культурно-массовая работа. Уже  в 1921 году в Константиновской волости работало два сельских клуба, 4 хаты-читальни, библиотека, народный дом, при нем – драматический и культурно-просветительный кружки. В 1923 году открылся “Сельбуд”, при нём действовали кружки художественной самодеятельности, небольшая библиотека, музей – выставка. “Сельбуд”  выписывал для своих посетителей 17 газет и 6 журналов.

Трудными для села были тридцатые годы. Все силы были брошены на подъём сельского хозяйства и становление местной промышленности. Многие  жители села не выдержали страшных испытаний в период голодомора и политических репрессий. Воспоминания о тех годах ещё хранятся в памяти  старожилов.

К началу августа  1941 года  война вплотную  подошла  к Константиновке. В южной части села, где сейчас расположилась жилая территория первого, третьего и части четвертого микрорайона  Южноукраинска, скопилось  много отступающих  войск  Красной Армии.  Немецкая  авиация  вела  непрерывные  налеты на эту  часть  села, пытаясь   уничтожить  красноармейцев и  военное снаряжение. Рвались бомбы в сельских дворах, артиллерийские  снаряды взрывались на улицах и в садах. Фашисты  сожгли десятки  сельских домов. Во время  налётов  погибло  много  красноармейцев, одним из них оказался Василий Дровников, останки которого были обнаружены весной 1975 года при подготовке котлована для строительства фундамента средней школы №1  г. Южноукраинска.

С 5 августа 1941 года части Красной Армии оставили село. В Константиновке установился оккупационный  режим,  продержавшийся  960 дней.

«5 августа 1941 года  с. Богдановку оккупировали фашистские войска. В совхозе “Богдановка” немецко-румынские захватчики создали концентрационный лагерь. Заключенных советских граждан содержали здесь под открытым небом или в свинарниках совхоза. Люди умирали  от холода и голода, болезней. Тех, кто оставался живым,  расстреливали у глубокой балки, откуда они, часто раненные, падали на дно, где горел огромный костёр. Маленьких детей изверги  бросали в огонь живыми», – писала газета “Известия” 14 июня 1944 года.

Гитлеровцы расстреляли и сожгли в этом лагере свыше 55 тысяч жителей южных областей Украины и Молдавии. Позже трудящиеся Одессы в обращении к судьям Нюрнберского процесса требовали: «Пусть тени жертв Майданека, Дахау, Освенциума, Богдановки… встанут с недр земли, пусть предсмертный крик невинно замученных прозвучит в  зале  Нюрнберского суда» (газета “Чорноморська комуна”, 13 декабря 1945 года).

На небольшой территории между ныне существующим мостом через Ташлыкское водохранилище и атомной станцией до войны была небольшая колхозная ферма. Немцы обнесли её территорию двумя рядами колючей проволоки, по углам установили сторожевые вышки с пулеметами. В домике для животноводов оборудовали караульное помещение, выставили охрану. В животноводческие помещения согнали больше 400 военнопленных. Таким образом  на территории колхозной фермы  был устроен  концентрационный  лагерь.

Узники использовались на разных работах. Со второй половины 1942 г. и в течение 1943 г. военнопленные построили насыпь и проложили булыжную мостовую на оба выезда из  Ташлыка, соорудили усиленный мост через речушку и прорыли траншею глубиной до 2-х метров для укладки кабеля телефонной связи от границы Вознесенского района через Константиновку до Ивановки  Арбузинского района, которая действует по настоящее время. По слухам, которые распространялись в селе, это был кабель связи ставки Гитлера  под Винницей со штабами немецких армий.

Конец марта 1944 года памятен для жителей Прибужья как радостные дни освобождения от  коричневой чумы. 22  марта в Константиновку вступили передовые  отряды  57-й Армии  под командованием генерал-лейтенанта Гагеля. Это были воины 93-й  Миргородской Краснознаменной  ордена Суворова второй степени стрелковой  дивизии.   Преодолевая бездорожье, весеннюю  распутицу, когда небольшую повозку с трудом тащили четыре лошади, а по дорогам с трудом проходили танки и автомашины, красноармейцы сумели оттеснить врага и преследовать его до самого Южного Буга.  Подготовкой переправы занялись сразу же, как только достигли левого берега. Подразделениям 93-й дивизии была поставлена боевая задача: сходу форсировать р. Южный Буг в двух местах – в районе ныне существующей паромной переправы и возле хутора Строцкого, который  находился в месте  расположения нынешних объектов Ташлыкской ГАЭС. Для переправы в районе хутора был направлен 266 стрелковый  полк.

Фашисты с боями отступили за  Буг, но заняли оборону в заранее приготовленных окопах  и блиндажах на правом берегу реки, которые  имели  явное  преимущество  на местности. Воинам  дивизии предстояло тяжелое  испытание –  форсировать разлившуюся в весеннем полноводии  стремительную реку под перекрестным огнем немецких  пулеметов…

112 воинов  Красной Армии, погибших при освобождении  Прибужья от коричневой чумы,  похоронены в братских могилах возле Дома культуры, в сквере по улице  40 лет Октября в пгт. Константиновка и в посёлке Бугское. На братских могилах установлены гранитные памятники, на  каменных плитах высечены фамилии известных бойцов и есть место для имён 60 безымянных  защитников Отечества.

В 1975 году розыском родных и близких Василия Дровникова занялись члены военно-патриотического  клуба “Поиск”  Константиновской средней школы, которые работали под руководством Б.М. Азарского. К этому времени школьники сумели установить имена  красноармейцев, похороненных в братских могилах в Константиновке, проследить боевой путь войсковых подразделений, освобождавших Прибужье от немецко-фашистских захватчиков.

Школьники развернули поиск. Во все уголки Советского Союза полетели письма, телеграммы. Вскоре в школу пришёл долгожданный ответ: родственники погибшего красноармейца Василия Дровникова откликнулись на письмо члена поискового клуба, шестиклассницы Валентины Дешко. Завязалась  интересная  переписка.

Останки солдата В.М. Дровникова в торжественной обстановке придали земле на территории стройплощадки первой школы. На его могиле установили скромный обелиск, изготовленный  местными умельцами.

Во время митинга начальник строительства Г.В. Соседенко, председатель Константиновского поселкового совета П.А. Филонок  пообещали, что рядом с могилой героя будет построена  современная школа, воздвигнут памятник  Василию Дровникову и это место станет священным для будущих жителей города, как напоминание о погибших на фронтах Второй мировой войны.

Так и случилось. Ежегодно 9 мая, в День  Победы, к могиле  Василия  Дровникова  приходят  многие  южноукраинцы. Здесь  чествуют ветеранов  войны, к обелиску возлагают цветы, раздаются раскаты военного салюта… Память  о военном лихолетье не  меркнет  с прожитыми годами.

 

ЭНЕРГИЯ ТЫСЯЧ СЕРДЕЦ

Южно-Украинская атомная электростанция:

история строительства и эксплуатации. Том-2.

Автор-составитель А.Н. Ненько.

К. Издательство «Дивограй», 2001-2002

ISBN 966-96269-0-0

ББК 31.47г(4УКР)

Э65

Show Buttons
Hide Buttons