КРЫЛЬЯ КРЕПНУТ В ПОЛЕТЕ

После непродолжительных осенних каникул, которые промелькнули очень быстро и оставили много приятных воспоминаний,  курсантам уже третьего курса ХВВАУЛ набора 1968 года предстояло явиться в город Чугуев Харьковской области для продолжения учебно-летной программы обучения. С этим славным городом, колыбелью тысяч замечательных и известных во всем мире авиаторов и космонавтов, мы были знакомы не понаслышке. Еще  на первом курсе из Харькова нас возили в Чугуев на празднование очередного юбилея 810 учебного авиационного полка. Тогда на аэродроме состоялось торжественное построение личного состава, торжественный марш со Знаменем полка, прозвучали  приветствия от командования училища и других командиров и начальников. А в заключение состоялся воздушный парад: над  взлетно-посадочной полосой пронеслись  самолеты из арсенала  учебно-боевой техники ХВВАУЛ.  С замиранием сердца мы провожали глазами Л-29, УТИ МиГ-15, МиГ-17 и фронтовой бомбардировщик  ЯК-28. Это незабываемое зрелище только усилило желание научиться в совершенстве управлять мощной военной техникой.

 

И вот, спустя два года обучения в лучшем авиационном вузе страны, мы снова в Чугуеве. Приветливо нас встретил военный городок авиаторов. Разместились на втором этаже курсантской казармы, познакомились с территорией, с учебными  аудиториями и с тренажерным комплексом, побывали на аэродроме и в офицерской столовой. Все понравилось. Это далеко не то, что нам пришлось испытать в лагерном аэродроме Лебедина.

xvvaul4

Но, оказалось, что лебединский опыт нам еще пригодится, ведь осваивать учебно-боевые самолеты  четвертой эскадрильи  предстоит, снова – таки, на лагерном аэродроме «Левковка» вблизи Изюма Харьковской области. Переезд «на природу» планировали на начало апреля 1971 года, а зиму и  начало весны придется коротать в Чугуеве. И это всех устраивало. Ведь здесь, по сравнению с другими военными городками и даже с базовым, в Харькове, много преимуществ. Курсантам не ограничено прибывание в жилой зоне офицерского состава (с некоторыми исключениями), свободное посещение военторговских магазинов,  есть свой курсантско – солдатский  кинотеатр, почта, междугородний телефон и довольно лояльная система  увольнений, в ходе которых можно было не только изучать достопримечательности славного города Чугуева, но изредка посещать и г. Харьков.

С другой стороны, несмотря на то, что мы уже считали себя старшекурсниками и надеялись, что тяготы и невзгоды периода курса молодого бойца закончились в Рогани,  на нас, третьекурсников, взвалили хозяйственные работы по уборке территории, очередные и внеочередные наряды под Знамя и участие в городских военных патрулях, другие мирские обязанности.  Естественно, мы огорчились, а вот солдаты срочной службы авиаполка, которые до нашего прибытия, кроме службы, выполняли еще и хозяйственные функции, несказанно обрадовались. Ну, что поделаешь – служба есть служба и если «подписался» на это – терпи!

Учебная программа состояла из общеобразовательных дисциплин, таких как политэкономия, психология, философия и др. и обязательных по курсу подготовки летчика-инженера. Наши преподаватели, их стоит вспомнить с большой благодарностью, вложили немало сил и настойчивости, чтобы «вдолбить» в наши головы просты истины: «самолет надо не только знать до винтика, но чувствовать работу каждой системы и понимать последствия  самых простых сбоев в работе авиационной техники». Поэтому основной  упор – на аэродинамику, самолетное оборудование, радиоэлектронику, самолетовождение.  Естественно, теория подкреплялась практическими занятиями на тренажере, в кабине самолета и во время опробования систем в ходе запуска двигателя.

shuguev71

Так проходили дни за днями. Зима 1971 года была морозной и снежной. На занятиях порой сидели в шинелях, с ними не расставались в течение суток. А ближе к весне добавилась работа – нас бросили на расчистку от снега аэродрома, поскольку снежные барханы на летном поле ставили под угрозу выполнение летной программы инструкторскому составу, который готовился  к нашему обучению. Несколько дней на полосе после основных занятий – и военный городок наполнился привычным гулом взлетающих реактивных истребителей. Это событие подняло настроение  и в курсантской среде – ведь скоро в небо!

Исторические факты

За  85 лет существования Харьковской высшей школы авиационных специалистов подготовлено около 14000 летчиков.

453 выпускника стали Героями Советского Союза, из них 7 – дважды, а И.Н. Кожедуб – трижды, 30 – применили воздушный таран, 11летчиков повторили подвиг Гастелло.

40 выпускников ХВВАУЛ  стали заслуженными летчиками, 36 – заслуженными летчиками – испытателями. Три выпускника стали Министрами обороны: маршал авиации Шапошников Е.Н. – Министр обороны СССР, генерал – полковник Морозов К.П. – Министр обороны Украины, генерал – лейтенант Посташ Н.Г. – Министр обороны Молдовы. Более 150 выпускников закончили  училище с золотой медалью.

За выдающиеся заслуги в подготовке летных кадров в 1970 г. ХВВАУЛ награжден Ленинской юбилейной Почетной грамотой, в 1975 г., в канун 45 – летия – орденом Красной Звезды, а в день 50-летия, 12.12.1980 г., вручена Почетная грамота Президиума Верховного Совета СССР.

15 летчиков – выпускников Харьковского (Чугуевского) училища стали космонавтами. Это Филипченко А.В., Добровольский Г.Т., Лазарев В.Г., Аксенов В.В., Леонов А.А., Малышев Ю.В., Ляхов В.А., Волков А.А., Васютин В.В., Циблиев В.В., Арцебарский А.П., Дежуров В.Н., Гидзенко Ю.П., Маленченко Ю.И., Шарипов С.Ш. 

* * *

Аэродром «Левковка»  находился в Изюмском районе Харьковской области.  В семидесятые годы минувшего столетия  здесь проходили обучения на самолетах УТИ МиГ – 15 и МиГ-17 курсанты третьего курса ХВВАУЛ. Официально лагерный аэродром был «приписан»  к 810 учебному авиационному полку,  который  был расквартирован в городе Чугуеве.  Аэродром размещался  возле соснового леса, имел две ВПП и хилую (по сравнению с Чугуевом) материальную базу для обслуживания авиационной техники, проживания, обучения и  социально-бытовых условий личного состава. Но на то он и лагерный (летний) аэродром, чтобы обеспечить всем присутствующим такие условия жизни на непродолжительный период.

Первое знакомство с местными условиями повергло в шок: несколько щитовых домов, длинное деревянное сооружение с небольшими окнами оказалось нашей казармой, чуть поодаль от нее размещалась лагерная баня, столовая и еще несколько хозяйственных построек. Из новых сооружений прилично выглядел современный (на то время) корпус, где одновременно находились штаб, комнаты инструкторского состава и помещения учебной подготовки и разбора полетов, своеобразное УЛО. В сторонке от офицерско – курсантской зоны  в лесу размещались технические службы обслуживания аэродрома и обеспечения полетов.

Несколько дней привыкания к новым условиям и многим понравилась здешняя жизнь. Это же надо было придумать такие благоприятные условия, когда ты совмещаешь учебу и освоение военной летной профессии с пребыванием  среди природного рая!  Вокруг -сосновый лес, грибы, Северский Донец – лучшее место для отдыха, хотя это в теоретическом плане, нам тогда было не до отдыха. Следовало обустроить свое летнее жилище и создать элементарные условия для учебно-летной базы на огромном поле, называемом лагерным аэродромом.

Из бревен, жердей и веток, заготовленных в лесу, построили так называемый «квадрат», в его центр  техслужбы подтянули деревянную будку, из подручных материалов создали площадку для «наземных хождений по-летному», где определили пилотажные зоны. И в период ожидания полетов курсанты друг за другом ходили с моделями самолетов, изображая свои действия  управления машиной в воздухе. Так было заведено не только для курсантов, но и для уже бывалых летчиков. Тогда, в семидесятые, компьютеры для подготовки пилотов еще не использовались, все было по – старинке. Кстати, бывалые «летуны» утверждают, что это наиболее надежный способ личной подготовки к полетам.

Курсантская бравада (мол, у нас за плечами опыт пилотирования 29-й элки) прошла после очередного нагоняя комэска. Он отрезвил наше радужное представление об освоении МиГов словами: «Пока что вы – птенцы и только обрели крылья, попробовали свободу полета и увидели мир другими глазами. А мы должны научить  вас управлять своими эмоциями, действовать по правилам и помнить, что у вас в руках грозное оружие и то, что небо ошибок не прощает. Помните: крылья крепнут в полете!». Почему-то эти слова мудрого командира и наставника запомнились на всю жизнь и она доказала их правдивость.

Курсантские будни на летнем аэродроме вошли в привычный ритм: предполетная подготовка, тренировка в кабине самолета, отработка заданных особых случаев  полета, наставления инструктора. И после тщательной наземной подготовки и сдачи зачета по знаниям зоны полетов, запасных аэродромов их курсов и позывных,  других необходимых  нюансов безопасности полетов, нам разрешили вывозные полеты с инструкторами на УТИ МиГ-15. На то время самолет считался лучшим переходным учебно-тренировочным истребителем, с возможностью боевого применения,  на боевой МиГ-17. Он заметно отличался от привычного для нас Л-29 тем, что был «тяжелее» в пилотировании и маневренности. Но зато он почти боевой!

Вывозные полеты выполнялись по сокращенной программе: визуальное знакомство с местностью (не скрою,  с высоты открывалась прекрасная панорама изумительной  природы: реки, леса, озера, большие и малые населенные пункты), возможные подходы к аэродрому, площадки для вынужденной посадки самолета и т.д. А сокращенная программа предусматривала то, что курсанты третьего курса уже имели не только представление, а и определенный опыт пилотирования самолета. Только теперь свои знания и умения необходимо было использовать на другом типе летательного аппарата.

Так, шаг за шагом, от полета к полету, «укрощали» норовистый 15-й МиГ и присматривались к его собратьям – МиГам-17, которые пока в сторонке стояли в ожидании  самостоятельных курсантских полетов. И каждый новоиспеченный покоритель небесных просторов придет к ним в свое время, когда все командиры, инструкторы и начальники однозначно скажут: «Курсант к самостоятельному вылету готов». И тогда, как в песне поется: «Инструктор закурит папиросу, комэск не оторвет от неба глаз. Сегодня свои первые полеты им пережить придется еще раз…».

levkovka1

Освоение учебно-летной программы и боевого применения  заняло несколько месяцев. За это время мы успели не только познать все премудрости службы в  810-м учебном авиаполку, но и неплохо познакомиться с территорией пребывания.  Естественно, в период обучения бывают своеобразные «окна», когда курсанты имеют возможность отправиться в увольнение. В условиях аэродрома «Левковка» ближайший населенный пункт привычной цивилизованной жизни – город Изюм. По воскресеньям или в дни непогоды, когда аэродром заливали проливные дожди, туда можно было попасть на «маршрутном»  военном автомобиле, который ежедневно использовался для хозяйственных нужд и, кстати, для доставки писем, переводов и посылок курсантам – что тоже немаловажно! Прокатиться в кузове автомобиля стоило немалых усилий, так как лесная «трасса» – это  вам не аэродром, а  настоящий танкодром. Поэтому машина прыгала с кочек в глубокие выбоины на протяжении минут 40, пока добиралась до асфальта трассы Харьков – Ростов. Ну, что за время в ожидании встречи с цивилизацией.

Изюм по стандартам семидесятых годов – обыкновенный районный центр с перспективой масштабного строительства промышленных объектов  и многоэтажных домов, неплохо (на то время) была развита социально-культурная сфера. Из достопримечательностей – гора Кременец высотой 218 метров над уровнем моря, самая высокая точка в Харьковской области. На ее вершину приходилось подниматься и харьковским курсантам в составе факельного шествия горожан к монументу погибших воинов в дни чествования ветеранов и участников Второй мировой войны. Откровенно скажу: даже непродолжительное времяпрепровождение в городе вселяло хорошее настроение и уверенность в своих помыслах.

Еще были занятные путешествия по проселочной дороге в ближайшее село Ивановка. Там работала почта, и можно было, всего-то в течение одного часа ожидания, поговорить  по телефону с родными и близкими. А во время ожидания связи с абонентами придавались знакомству с местными достопримечательностями. В Ивановке, как оказалось, имелась важная историческая  национальная ценность – церковь Иоанна Предтечи, построенная еще  в 1770-х годах в стиле позднего русского барокко.

Стоило посмотреть и на Изюмскую луку, которую создала сама природа в окрестностях села Левковка.  Здесь река Северский Донец образует своим руслом огромную петлю, охватывающую площадь в десятки квадратных километров. Река извилистая, с порогами и перекатами, берега покрыты лесом. И вот характерная деталь: от Левковки до Изюма по дороге – всего 18 километров, а по реке – более 80-и.  Мы смотрели на это чудо природы с небес и удивлялись красоте Северского Донца, а на земле этот удивительный живой уголок, оказался тоже очень привлекательным.

В Ивановке местный житель дядя Гриша (он в 50-х годах подрабатывал на аэродроме) рассказал несколько историй из жизни авиаторов. Он вспомнил, как в 1954 году на аэродроме проходили учебные сборы по обучению полетов на МиГ-17 слушателей Монинской  военно-авиационной академии. Тогда произошел случай: один летчик при посадке спутал ВПП с  параллельной дорогой и пытался на нее посадить истребитель, но вовремя спохватился и только со второго захода смог приземлиться на полосе. А еще поведал курсантам о катастрофе, когда в воздухе столкнулись два МиГа: один пилот катапультировался, но устройство спасения сработало вниз и пилот погиб; второй на поврежденном самолете совершил посадку на аэродроме.

– А вывод из этого происшествия вынесли один: хулиганство в воздухе! Так что не шалите, – напутствовал дядя Гриша.

Тяжело терять друзей. К сожалению, из наших рядов первым ушел курсант П. В. Пономаренко, старательный, настойчивый, открытый для друзей, готовый всегда подставить свое плечо в трудную минуту. Так случилось, что погиб он в катастрофе во время полета на МиГ-17 4 сентября 1971 году при невыясненных до конца обстоятельствах.

Мы помним и скорбим о всех погибших и умерших из курсантского набора 1968 года!

Вскоре  золотом покрылись деревья и кусты, потемнела хвоя на вековых соснах – приближалась осень. А с ней и заканчивалось освоение курсантами учебно-летной программы на истребителях МиГ-17. И те, кто успешно ее освоил и сдал выпускной экзамен, уже готовился к следующему этапу покорения небесных высот – их ожидал Купянск и современный сверхзвуковой МиГ-21.

Анатолий Ненько, курсант ХВВАУЛ 1968-1971 гг.

На фото: из архива ХВВАУЛ – принятие присяги курсантами первого курса; 4аэ после физподготовки;  Владимир Щербина,  Анатолий Ненько и Валерий Солошенко во время новогоднего праздника в Чугуеве; аэродром “Левковка” – курсанты Анатолий Смирнов и Анатолий Ненько перед увольнением.

Show Buttons
Hide Buttons