Дважды в одну реку

Будет ли Украина строить завод по производству ядерного топлива.

В ситуации необъявленной войны с Россией украинско-российский проект строительства завода по производству ядерного топлива становится все более эфемерным по ряду не только политических причин. Будет ли государство искать другого партнера для проекта?

4 сентября прошло собрание акционеров ЧАО “Завод по производству ядерного топлива”. Согласно объявлению в “Ведомостях Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку”, в повестке дня — переизбрание членов набсовета и его главы. Остальные вопросы, которые рассматривались на заседании, не раскрыты. В госконцерне “Ядерное топливо”, который является соучредителем данного ЧАО, пока никакой информации по выводам заседания не предоставляют, однако источники Delo.UA на рынке отмечают: возможность старта проекта в нынешнем составе акционеров до конца 2014 года маловероятна.

Красавица южная, никому не нужная

СП в форме ЧАО “Завод по производству ядерного топлива” (“Завод ЯТ”) было сформировано более года назад. 25 июля 2013-го соучредители — госконцерн “Ядерное топливо” и российская топливная компания “ТВЭЛ” (входящая в госкомпанию “Росатом”) — закончили все юридические нюансы и планировали приступить к подготовительным работам по строительству завода уже в августе — сентябре 2013-го.

Конкурс по “ядерному заводику” прошел еще в далеком 2010 году. Тогда “Росатом” соперничал с американской компанией Westinghouse. В результате россияне выиграли конкурс, и, по словам генерального директора НАЭК “Энергоатом” Юрия Недашковского, победа была честной. “Вестингауз” подал очень конкурентное предложение. В принципе, обе компании шли практически наравне. Но американцы не выполнили все условия по заполнению тендерной документации. Мы дали им время и предложили дозаполнить (документы — Ред.), но они сделали это не до конца”, — делится он. В итоге партнером “Ядерного топлива” стал “ТВЭЛ”, однако дальше утверждения лицензии на технологию производства топлива для Украины в сентябре 2013-го не пошло.

Проектная мощность завода — 800 топливных тепловыделяющих сборок (ТВС) в год, или 400 тонн в урановом эквиваленте, что превышает годовое потребление ядерного топлива украинскими атомными электростанциями (АЭС) на 37,5%. Одним из условий постройки является обязательство НАЭК “Энергоатом” (оператора украинских атомных станций) выкупать около 500 ТВС в год; это соответствует нынешним объемам потребления ядерного топлива украинскими АЭС. При этом с большой вероятностью Украина после выхода завода на полную мощность сможет продавать произведенные “излишки” другим АЭС российского типа, функционирующим в Европе.

При прошлом правительстве первую очередь предприятия планировалось ввести в эксплуатацию в 2015 году, вторую — к 2020 году. Однако воз и ныне там. В первой половине января-2014 на очередном собрании стороны приняли решение об аннулировании эмиссии для уставного фонда на $84 млн. из-за отсутствия средств с нашей стороны. Согласно условиям, украинская и российская компании обязались внести равные доли в капитал СП (хоть “Ядерному топливу” и принадлежит 50%+1 акция завода). Тогда было принято решение, что будет объявлена повторная эмиссия акций для финансирования проекта. Но эмиссии, в итоге, так и не произошло. Основной причиной “заморозки” проекта по производству ядерного топлива (ЯТ) в Украине называли нехватку денег в бюджете на покрытие своей доли эмиссии, о чем еще в ноябре 2013-го говорил экс-министр энергетики и угольной промышленности Эдуард Ставицкий.

В итоге строительство в Смолино Кировоградской области застряло на стадии “колышек в чистом поле”, а со времени прихода нового украинского правительства, в котором сильны антироссийские настроения, проект стал не столько бизнес – идеей, сколько средством для политической манипуляции. Но теперь все может измениться, причем — действительно все, включая компаньона “Ядерного топлива” в строительстве.

В 2014-м восторгов чиновников от проекта сильно поубавилось. Несмотря на заявления Министерства энергетики и угольной промышленности о реанимации строительства завода, источники Delo.UA в Кабмине утверждают, что наша страна намерена отказаться от партнерства с россиянами в СП. В РФ также “проговорились” о заморозке проекта, по крайней мере, в части поставки оборудования. Генеральный директор Новосибирского завода химконцентратов (НЗХК; входит в “ТВЭЛ”) Константин Вергазов сообщил, что запланированная на июль отгрузка оборудования для строящегося завода пока отложена в связи с обострением российско-украинских отношений.

“Для Украины мы произвели сами линии, на которых будет производиться ядерное топливо. Линии находятся сегодня на промплощадке НЗХК, комплектуются в ящики и ставятся на склад. На сегодняшний день они не готовятся к отправке”, — сказал он, не озвучив грядущие сроки и условия поставок.

В госкомпании “Росатом”, напротив, отмечают готовность начать поставки оборудования для завода, опровергая слова Вергазова. В пресс-службе “Росатома” сообщили, что компания готова обеспечить поставку оборудования незамедлительно. “На сегодняшний день никаких технических ограничений нет”, — заявили нашему изданию в российской атомной компании. Основным препятствием здесь по-прежнему считают проблемы с финансированием проекта — как только Украина внесет свою долю и будет создана необходимая инфраструктура на площадке в Смолино для приемки и хранения оборудования, оно будет сразу же поставлено в Украину, уверяют россияне.

Ядерная обманка

Однако у украинской стороны есть сомнения относительно реализуемого проекта. Заместитель Министра энергетики и угольной промышленности Вадим Улида в начале августа заявил, что Украину не устраивает ряд условий в договоре между госконцерном “Ядерное топливо” и ОАО “ТВЭЛ” о сооружении завода по производству ядерного топлива. По его словам, у украинской стороны “есть вопросы по договору, по формату взаимодействия, по лицензионным условиям”.

Похоже, что “камень преткновения” — сама технология производства тепловыделяющих сборок, которую, согласно контракту, россияне должны передать украинской стороне. На это предусмотрено $140 млн. от общей стоимости проекта. Исходя из первоначальных планов, в 2015 году на заводе должны быть запущены линии по производству тепловыделяющих сборок для ядерных реакторов, а в 2020 году — производство порошка диоксида урана и таблеток из него, которые используются в качестве топлива для реакторов. Однако, по информации источников нашего издания, когда Минэнергоугля стало разбираться с контрактом между ГК “Ядерное топливо” и “ТВЭЛ”, то выяснило, что по условиям контракта СП не будет собственником технологии, а получает только право на использование технологии. Такие условия крайне не выгодны для Украины. По словам медиа – директора ассоциации “Украинский ядерный форум” Ольги Кошарной, в случае банкротства СП или его исчезновения по каким-то причинам, Украина не будет иметь права производить ЯТ на своей территории по этой технологии.

 

Если же Украина начнет искать другого компаньона в постройке завода, выбор окажется невелик — претендентом сможет стать только уже участвовавший ранее в конкурсе Westinghouse. Ольга Кошарная акцентирует внимание на том, что производство ядерного топлива для советских реакторов типа ВВЭР-1000 в мире осуществляют только две компании — российская “ТВЭЛ” и американская “Вестингауз”. “Фактически, только “Вестингауз” может предложить соответствующие технологии. Но этот вопрос можно рассматривать только после положительного заключения Госатомрегулирования по итогам опытно-промышленной эксплуатации топлива “Вестингауз” и разрешения на его промышленную эксплуатацию”, — детализирует эксперт.

Американцы отнюдь не прочь поучаствовать в строительстве завода в Украине. В интервью Delo.UA вице-президент Westinghouse Майкл Кирст отмечал, что компания надеется на то, что государство примет ее помощь в вопросе строительства завода. Однако есть одно условие: Westinghouse необходим некоторый объем гарантий, чтобы “двигаться дальше”. По словам Кирста, если Украина будет готова расширить объемы заказываемого у американцев топлива, компания сможет говорить о заводе. “Нынешний контракт предусматривает слишком маленькие объемы, чтобы мы рассматривали возможность переноса части мощностей в Украину”, — констатирует Кирст.

В пользу американского контракта в сравнении с технологиями, предлагаемыми россиянами, играет и то, что компания декларирует не создание СП, а полностью украинского предприятия. “Я считаю, что Украина должна располагать не 50%, а 100% акций подобного предприятия. С национальной точки зрения, для украинцев было бы более интересным или важным иметь полный контроль над этим предприятием”, — считает Кирст. По его мнению, если Westinghouse, как поставщик и разработчик этого топлива, будет владеть 50% от стоимости завода, не давая Украине полный контроль над мощностью и функционированием этого завода, это вызовет конфликт интересов. “Это может быть в интересах Westinghouse, но я не уверен, что это в интересах Украины”, — говорит менеджер.

Кроме технических и юридических условий, в игру включается и политика. По мнению Кошарной, в связи с кризисом в украинско-российских отношениях, от нынешнего проекта откажутся, контракт разорвут и заплатят неустойку. “Это было бы правильно, поскольку даже наличие завода на нашей территории по производству ЯТ не избавляло нас от зависимости от РФ”, — говорит эксперт. В подтверждение этому тезису можно привести несколько аргументов. Во-первых, Украина не может заниматься обогащением урана, несмотря на то, что на нашей территории добывается и производится урановый концентрат. В мире всего 5 стран имеют на это право — США, Россия (как правонаследница СССР), Китай, Франция и Великобритания. И сейчас мы обогащаем уран именно на территории РФ.

Кроме того, юристы отмечают — форма СП, избранная для предприятия, акционерная форма управления этим предприятием позволяет его акционерам, тому же ОАО “ТВЭЛ”, оказывать большое влияние на его работу, вплоть до изменения объемов и прекращения выпуска продукции.

Кроме того, согласно информации источников Delo.UA, близких к “Ядерному топливу”, обязательным условием лицензионного соглашения на передачу “ТВЭЛ” Украине технологий по производству ядерного топлива предлагается закрепить за Российской стороной монопольное право на поставку заводу для производства топливных сборок обогащенного гексафторида урана, топливных таблеток, а также других комплектующих изделий, за исключением тех, которые изготавливаются в Украине. Действительно, по данным “Росатома”, нестандартизированное оборудование для предприятия изготавливается на Новосибирском заводе химических концентратов, а стандартизированное заказано немецким компаниям Kuka и Nukem. Кроме того, Украина зависима от РФ в части поставок циркония, необходимого для производства ТВС, — хоть в стране и действует ГНИП “Цирконий”, которое могло бы производить диоксид циркония, губки, слитки, трубную заготовку и готовые изделия из циркония, однако сейчас предприятие находится в стадии санации, что ставит под вопрос его функционирование, как полноценного элемента производственной цепочки.

Еще одним моментом в ядерной “стройке века” стала ее цена. На момент формирования СП стоимость постройки предприятия в “Росатоме” оценивали в $300-400 млн; вложения должны были осуществляться согласно распределению долей совладельцев ЧАО. По словам Ольги Кошарной, в соответствии с технико-экономическим обоснованием строительства завода, его общая стоимость — $462 млн. при объеме производства 800 ТВС в год. Из них на строительство предусмотрено $295 млн., на покупку технологии — $140 млн., а $28 млн. — на развитие инфраструктуры. Впрочем, стоимость предприятия такой мощности эксперты оценивают значительно меньшей — $250-280 млн. На что пойдут остальные деньги — не известно. А в американской компании о цене и финансировании совместного проекта предпочитают пока не говорить.

 

Кадры решают

Воплотится ли завод с чертежей и макетов в “сущность”, пока не ясно. Впрочем, довольно скоро общественность сможет узнать об этом. Согласно сообщению “Вестника Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку”, главой набсовета “Завод ЯТ” стал генеральный директор госконцерна Сергей Дробот. С российской стороны в набсовет вошли директор по управлению жизненным циклом ЯТЦ и АЭС корпорации “Росатом” Владислав Корогодин, старший вице-президент по коммерции и международному сотрудничеству “ТВЭЛ” Василий Константинов (с октября-2014 станет президентом Uranium One, российского уранодобывающего актива в Канаде) и генеральный представитель представительства “ТВЭЛ” в Украине Александр Иванов. По информации источников Delo.UA, близких к ядерному концерну, Дробот настроен антироссийски. Но для окончательного решения вопроса, с кем же Украина будет делать свое ядерное топливо, необходимо постановление Кабмина, которое определит, будет ли меняться состав акционеров СП, для которого также потребуется время. И вряд ли это будет месяц.

Любомира Ремажевская, редактор раздела “Индустрия” Delo.UA

Show Buttons
Hide Buttons