Кто мы — абоненты или спонсоры?

В. Гладько. Нужно признать, что уборке мусора в Вознесенске уделено должное внимание. В том смысле, что мусор все-таки убирается. Хотя, по мировым стандартам, просто убрать мусор с дорог, тротуаров, мусорных баков – это только половина дела; мусор нужно еще и перерабатывать. Переработка мусора в развитых странах, в частности в Европе, куда мы все, во главе с Президентом, так стремимся, очень выгодное дело. Мусорный бизнес приносит владельцу большие дивиденды.
Но это там, у них, а мы живем здесь, у нас. А у нас в городе в целом с уборкой мусора дела обстоят не так уж и плохо. Об этом можно судить как по откликам проезжающих через город граждан и гостей, так и самих вознесенцев, которые видят, что улицы стали чище, порядка стало больше, стихийные свалки мало-помалу исчезают.
Лидером в неравной борьбе с мусорными кучами является КП «СОГ». Именно этому предприятию горожане отчисляют денежки за оказанные услуги. И это правильно: коль одно лицо оказывает другому лицу определенные услуги, то эти услуги должны быть оплачены, тогда стороны не будут иметь претензий друг к другу.
Отношения эти урегулированы между сторонами договором, который с 2003 года не менялся и не пересматривался, но непостижимым образом продлевается из года в год, несмотря на то, что адрес предприятия изменился. У меня, например, в договоре от 25 марта 2003 г. значится адрес предприятия: ул.Октябрьской революции, 97, а ныне это предприятие находится по адресу ул.Щорса, 2.  Да и само предприятие из КП «СООГ» превратилось в КП «СОГ». Во всяком случае, именно такая аббревиатура значится на абонентской книжке.
Но, может быть, это и не самое важное, как оно называется и где находится. Как сказал Шекспир устами Джульетты: «Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет». Важным является то, что, согласно договору, должны быть соблюдены интересы обеих сторон – «Власника» и «Абонента». Однако как быть, если «Абонент» не в состоянии обеспечить в полной мере выполнение одного из пунктов договора? Так, в договоре значится, что «Власник» обязуется своевременно, согласно графику, вывозить твердые бытовые отходы и хозяйственный мусор в объеме 1,8 куб.м. в год на одного члена семьи. У нас семья состоит из трех человек. 1,8 куб.м. умножаем на 3 и получаем 5,4 куба в год.
Это большая куча, целый самосвал. Мне такую кучу мусора за год не собрать, скажу больше: в течение этого года ни одно ведро мусора не было выставлено за ворота для последующего сбора и вывоза персоналом КП «СОГ» к месту свалки. Почему? Может быть, это кому- то покажется удивительным, но мусора у нас попросту нет. Согласен, верится с трудом. Человек – такое существо, что жить, не производя мусор, он просто не может. С тех пор, как человек создал цивилизацию, он окружил себя горами мусора, отравляя тем самым окружающую среду и самого себя. Наша семья – не исключение, мы тоже вносим свою лепту в дело производства мусора, но не в таком количестве, которое определило для нас КП «СОГ». Пожнивные остатки из двух соток огорода в виде ботвы и других кочерыжек частью компостируем на участке, а частью сжигаем, опавшие листья прикапываем. Проблем со стеклотарой не имеем, поскольку не покупаем ни пива, ни водки – пить некому. Воду и напитки в полипропиленовых бутылках тоже не покупаем – говорят, там много химии, целлофановые пакеты и кульки после использования сжигаются в печи, т.к. у нас частично сохранилось печное отопление, и еще – водогрейный «титан», который регулярно используется и зимой, и летом. Самым проблемным мусором для нас является разбитая посуда, перегоревшие электролампочки, использованные закаточные крышки, металлическая и другая тара из-под краски и тому подобное. Это как раз то, что подлежит удалению куда-нибудь на свалку.
Сколько такого рода мусора мы можем насобирать за год? Несколько ведер. Если делаем ремонт и покупаем много краски, извести, растворителей, тогда больше, но никак не целый самосвал. Но платить-то все равно приходится в полной мере. За год услуги КП «СОГ» составили для меня немного больше 180 гривен. В этом году мы ремонт не делали, краску не покупали, посуду не разбивали, перегоревших лампочек и использованных крышек насобиралось полведра, но за мнимый вывоз мусора 122 грн. уже заплатили.
В договоре я значусь «Абонентом», но де-факто из абонента я превратился в мецената, поскольку вынужден оплачивать услуги в такой мере, в какой не нуждаюсь. Согласно договору, «Абонент» имеет право расторгнуть договор с «Власником» за один месяц до окончания текущего года. Но это только на бумаге, потому что над «Абонентом» довлеет диктатура «Власника», которую никаким аргументом пробить невозможно. Это чем-то напоминает судебные процессы времен А.Я. Вышинского, когда презумпция невиновности была упразднена, и благоприятный исход дела в пользу подсудимого был равен нулю. То же самое происходит и с теми гражданами, кто решил вступить в спор с КП «СОГ». Шансы доказать «Власнику», что «Абонент» ему переплачивает деньги, обречены на провал, поскольку никакого учета – кто именно и сколько именно выносит мусора, не существует.
Директор КП «СОГ» Ольхов, беседуя со мной на эту тему, предложил выискивать этот пресловутый мусор, выгребать все, что только можно, вплоть до того, что у соседей воровать, но поставлять его им в указанном в договоре объеме и оплачивать в таком же.
Эпопея с мусором будет не полной, если не осветить и другую сторону медали. Наряду с такими малоимущими по мусору как я, есть много граждан, у которых этого добра хоть отбавляй! Часто, особенно в осеннее время, можно увидеть в районе Натягайловки, Зеленого Гая, да и по всему городу, где есть большие приусадебные участки, переполненные контейнеры, и вокруг них – целые россыпи всякой благоухающей зловонием дряни, перепутанной ботвой и огуречными плетями, виноградным жмыхом,… и над всем носятся тучи мух, комаров и ос. Кроме того, в такой период в районе прогрессовского кладбища, на углу леса в  районе сырзавода и в  некоторых других местах, образуются стихийные неконтролируемые свалки, на ликвидацию которых уходят большие средства. А некоторые граждане загружают в контейнеры битый кирпич, строительный мусор, обломки бетона и прочие «прелести». Когда контейнеровозы пытаются выгрузить такой «подарок», воют и горят гидронасосы, лопаются шланги, сами контейнеры разрывает по шву сварки, а машина под действием измененного центра тяжести ложится на бок, того и гляди – перевернется…
Сказать, что у КП «СОГ» тяжелые условия труда и много проблем, это не сказать ничего, а кто не верит – пройдите на Щорса, 2 и посмотрите сами. Подвижной состав, по сути, не обновляется, условий для ремонта никаких – все под открытым небом, зарплата мизерная, спецодежду рабочие последний раз получали, наверное, еще при Союзе, налоги, ГСМ, запчасти «съедают» львиную часть прибыли. Но предприятие все-таки работает и функции свои выполняет. Можно понять директора Ольхова, который, подобно пауку, старается не выпустить из своих сетей ни одного «Абонента», ведь тогда теряется часть и без того скудной прибыли. Да, все это понять можно. Но как же тогда быть нам – мне и таким, как я? Так и оставаться вечными жертвами и платить за услуги, в которых мы нуждаемся только на одну четверть, оплачивая при этом все 100%?
Ведь можно же найти компромисс, приобретая, например, все в том же «СОГе» талоны на вывоз мусора, не заключая при этом договор? Как уже было сказано, услуги КП «СОГ» обходятся мне в настоящее время 180 грн. в год. Много это или мало? Смотря для кого. Я получаю стандартную зарплату, так называемую минималку, жена и дочь – инвалиды детства, одна получает пенсию, тоже минимальную, а другая – пособие, так что 180 грн. для меня сумма приличная. Находясь в таком положении, человек терпит не только ничем не обоснованные материальные издержки, но и горечь бесправия, невозможность что-то изменить, унижение и беспомощность в попытке отстоять свое право. Впрочем, впечатление такое, что его и нет вовсе, есть только обязательства: мы обязаны платить, терпеть и молчать.  И как тут не вспомнить басню дедушки Крылова о волке и ягненке: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»…

Добавить комментарий

Show Buttons
Hide Buttons