Конец Мишки Япончика

Автор сегодняшней публикации Наум Семенович Аранович – жил в нашем городе и работал в вознесенских газетах  «Комунар», «Радянська правда», был московским корреспондентом газеты. В настоящее время живет в Москве, работает руководителем пресс-службы Союза журналистов Москвы. Он является составителем книги «Журналисты ХХ века: люди и судьбы», координатором курсов экстремальной журналистики «Бастион» и т.д. и т.п. Н.С. Аранович говорит, что его кумиром был и остается журналист и писатель Борис Иосифович Слободянюк: «Он вывел меня на путь праведный в журналистике. Он был моим учителем в Вознесенской СШ №2. Именно благодаря усилиям Бориса Слободянюка в Вознесенске установлены мемориальные доски борцам за власть, видным ученым и художникам».
Было это 45 лет назад.  По просьбе моей родной газеты, что издавалась на Украине в  районном центре Вознесенск, в Москве я встретился на квартире у ст. метро «Автозаводская» с  Петром Якиром – сыном командарма первого ранга  И.Э. Якира, расстрелянного вместе с  М.Н. Тухачевским в  июне 1937 года.  Дело в том, что в моем родном городе в бурные годы Гражданской войны находился штаб 45-й дивизии, которой командовал Якир. По-видимому, не желая ничего мне рассказывать о трагедии, постигшей семью, он повел разговор о Мишке Япончике,  спросив, знаю ли я, как его убили. Пришлось рассказать ему историю, которую знал и о которой речь  пойдет ниже. Петр показал  всевозможные «подробности», однако ни одна версия не совпадала с моей. Затем он сказал, что моя версия все-таки близка к истине и показал выписку из архива, которую я начал было переписывать, но хозяин остановил меня и отдал копию архивной справки, переписанную собственноручно. Я сфотографировал Якира с его мамой Сарой Лазаревной, участницей гражданской войны (служила медиком в дивизии Якира). П.И. Якир меня культурно выпроводил, произнеся несколько стандартных фраз  о долге. Правда, перед этим сделал замечание маме за то, что она показала сохранившиеся фотографии и издания с изображениями командарма, его жены и сослуживцев …
4 августа 2009 года исполняется 90 лет, как Мишка Япончик был застрелен на перроне вокзала станции Вознесенск (теперь это для меня заграница).  Но кто же он такой,  Мишка Япончик, о котором  и сегодня  ходят «легенды» в Одессе?..
На снимке: Михаил Водяной, исполнивший роль Япончика в одном из спектаклей в 60-е годы прошлого столетия, и Маргарита Дёмина.
Как невозможно представить Москву без Старого Арбата, так невозможно представить черноморскую Одессу без шумного  пригорода Молдаванка, где находились дома свиданий, дешевые кабаки, воровские «малины». И говоря словами  Исаака Бабеля,  кроме этой «экзотики» – знаменитые ночи на Молдаванке, «полные загородного шика и солдатской неутомимости».
Именно на Молдаванке, на улице Запорожской, 30 октября 1891 г. у еврейского мещанина, фургонщика (по другим данным биндюжника) Меера-Вольфа Мордковича Винницкого и его жены Доры Зельмановны родился сын Мойше-Яков (во всех последующих документах Моисей Вольфович Винницкий), которому суждено было войти в историю города, и о котором легенды и байки продолжаются до сегодняшнего дня. Когда мальчишке шел шестой год, умер кормилец – отец семейства. В бедной, многодетной семье было пятеро детей. Раскосые глаза, широкие скулы и смуглый цвет кожи делали Моисея Винницкого похожим на японца, и с детства к нему приклеилась кличка «Япончик». Скажем прямо, детство было тяжелое. Моисей с десяти лет начал работать учеником в матрацной мастерской Фарбера. Затем переходит работать электриком на завод.  Когда после царского манифеста в октябре 1905г. стихийно стали возникать вооруженные отряды революционных партий, Моисей Винницкий 14 лет от роду вступил в один из таких отрядов и с оружием в руках защищал  Запорожскую улицу от толп черносотенцев.  Фактически это был отряд анархистов-террористов из юношей 15-19 лет с названием «Молодая воля». «Бойцы» отряда совершали налеты на магазины, склады, частные квартиры. По разным данным Япончик принимал участие в политических терактах. Существует версия, согласно которой он был приговорен к повешению за убийство полицмейстера, но несовершеннолетие бандита облегчило его участь, и он получил 12 лет каторги. В начале марта 1917 г. революция открыла двери тюрем перед «политическими», реабилитировав их. Возвращаясь с каторги, Япончик долго «гостил» в Москве у тамошних анархистов и блатных «братишек». Потом он заехал в Петроград и, наконец, летом 1917 года возвратился в Одессу.
После провозглашения  Одесской советской республики со своим правительством – Совнаркомом – еврейская боевая дружина Япончика вошла в состав Одесской советской армии как резерв правительства и командования и была переведена на государственное содержание. М. Винницкий после «одесского Октября» стал известным и «славным революционером». Он был «вхож» к руководству «красной» Одессы – к   Муравьеву, Юдовскому, Мизикевичу, Смирнову-Ласточкину.
В начале 1918 г., состоялась грандиозная свадьба Япончика и Цили – простой работницы фабрики Жако. Забегая наперед, скажем, что, пережив своего мужа, она в 1923 г. уехала за границу и поселилась во Франции, дожив до глубокой старости. А он в дни Одесской республики продолжал реквизиции «для нужд армии и революции», пытался контролировать «Союз безработных».
В газете «Одесская почта» за 2 февраля 1918 г. было напечатано воззвание «группы воров Одессы». Воры-профессионалы обязывались грабить только богатых и требовали к себе «уважения». Понимая, что большое влияние в Одессе имеет «бандитско-босяцкий элемент», большевики и анархисты делали все возможное, чтобы провести в «короли воров» Одессы своего человека – «революционера» Мишку Япончика. Этой цели добивались и вооруженные дружины Котовского, Зайдлера и др. Мишка Япончик умело использовал «левую фразу» и игру в политику, чтобы заручиться сильной финансовой и организационной поддержкой.
Ходили слухи, что в начале 1919 г. Япончика арестовали, когда он выходил из кафе «Фанкони», в самом центре города, и препроводили в контрразведку. Однако через некоторое время к зданию контрразведки подкатило несколько десятков фаэтонов и пролеток с бандитами. Они приехали выручать своего атамана, предъявив ультиматум контрразведчикам: «Через пятнадцать минут освободить главаря, в противном случае контрразведку забросаем гранатами и возьмем штурмом». Атамана  пришлось отпустить.
Почувствовав ослабление власти, Мишка со своим «партизанским отрядом» перешел к активным действиям. Была брошена бомба в Русский театр во время спектакля для военнослужащих и членов их семей, затем ограбили их, совершили налеты на некоторые гостиницы.
Япончик «правил» Одессой через местных бандитских атаманов, которые имели свои районные штабы-»малины» в предместьях, успешно приторговывал оружием и не бескорыстно снабжал им подпольные отряды большевиков и анархистов. В мае 1919 г. Мишка Япончик становится командиром советского бронепоезда № 870932, команда которого была набрана из анархистов и бандитов и предназначалась для подавления восстания, поднятого атаманом Григорьевым.
28 мая в газете «Известия Одесского совета рабочих депутатов» было напечатано сообщение Президиума Одесской ЧК о том, что ложным и контрреволюционным является слух, будто «небезызвестный в Одессе грабитель Мишка Японец» был Секретарем Одесского ЧК. Сообщалось, что Секретарь ЧК товарищ Михаил (Гринберг) ничего общего с Япончиком не имеет. И тогда атаман опубликовал письмо, которое заканчивалось словами: «… я отдаю себя на суд рабочих и крестьян, революционных работников, от которых жду честной оценки всей моей деятельности на страх врагам трудового народа. Моисей Винницкий под кличкой Мишка Япончик».
После публикации этого письма в газете Япончик явился в Особый отдел ЧК и попросил, чтобы ему разрешили сформировать полк из «своих ребят», которые якобы желали защищать советскую власть. Кстати, это был не первый случай сотрудничества властей с уголовниками. Незадолго до этого  некий Стародуб создал полк из «моряков». На поверку в отряде моряков не оказалось. Все это был уличный сброд – «братишечек», набранных в портовых гаванях Одессы. Но надо знать, при каких обстоятельствах создавались эти формирования и появлялись такие командиры. Войска атамана Григорьева, взяв Одессу, мародёрствовали. Ни Григорьев, ни начальник штаба Савицкий эти действия не пресекали. Более того, атаман Григорьев вскоре поднял мятеж. И лишь после того,  как в город прибыл Якир, в Одессе, по словам члена РВС 12-й армии С.И. Аралова, «стал наводиться революционный порядок».
Реввоенсовет 3-й украинской армии разрешил Япончику сформировать батальон особого назначения. Этот батальон набирался только из одесских бандитов, считавших своим атаманом Япончика. Их Мишка называл «боевиками».
Когда число добровольцев превысило тысячу человек, батальон был развернут в 54-й, имени Ленина (!) советский стрелковый полк 3-й армии. Командиром полка остался «товарищ Мишка», а комиссаром стал секретарь Одесского исполкома Советов, известный анархист Александр Фельдман (В 1919-1941 годах одесский Приморский бульвар назывался бульваром Фельдмана, в честь погибшего комиссара полка Япончика).
Вскоре  полк Япончика направили  на «петлюровский фронт», на подкрепление 45-й стрелковой дивизии.  Перед отправкой на фронт полк прошел парадным строем по центральным улицам Одессы. Когда началась погрузка в эшелон, то выяснилось, что не явилось до 300 студентов и около 700 одесских воров. По дороге на фронт из вагонов бежало еще несколько сот «боевиков». Так что до фронта доехало 704 бойца из более двух тысяч.
Полк прибыл в распоряжение штаба 45-й дивизии (комдив И. Якир), в городок Бирзула (ныне Котовск). Там был устроен новый парад. Полк признали боеспособным и включили в бригаду, которой командовал Котовский. Тот помог с обмундированием и разместил вояк в резерве в селе Голубичье. Однако одесские бандиты всячески сопротивлялись введению военной дисциплины и военному обучению в своей части.  В то время фронт дивизии Якира растянулся на 300 километров и каждая боевая единица была на вес золота. Япончика направили на один из участков правого фланга.
Первый бой был удачным. Одесситы забросали окопы противника гранатами и заставили его отступить.  Ночью их одолела тоска по своему «ремеслу». В начале августа 1919 года, в районе Вапнярки, вояки Япончика покинули позиции и двинулись к себе домой в Одессу. Война им не пришлась по вкусу. В результате правый фланг дивизии оказался открытым.
Мечтая прорваться в родную Одессу, Япончик повернул эшелон в сторону  узловой станции Помошная. Существует множество легенд гибели Япончика. Некоторые авторы утверждают, что это продуманное убийство, заранее спланированное. Придумать можно что угодно при богатой фантазии и полной свободе, но есть неопровержимые доказательства, которые оспорить невозможно. В связи с этим приведу архивный документ, который передал мне Петр Якир. Это доклад вознесенского уездного военкома Ивана Дмитриевича  Стрижака Одесскому окружному комиссару  по военным делам: «4-го сего августа  я получил распоряжение со станции Помошная от командующего внутренним фронтом т. Кругляка задержать до особого распоряжения прибывающего с эшелоном командира 54-го стрелкового советского украинского полка Митьку Японца.
Во исполнение поручения я тотчас же отправился на станцию Вознесенск с отрядом кавалеристов Вознесенского отдельного кавалерийского дивизиона и командиром названного дивизиона т. Урсуловым, где распорядился расстановкой кавалеристов в указанных местах и стал поджидать прибытия эшелона.
Ожидаемый эшелон был остановлен за семафором. К остановленному эшелону я прибыл совместно с военруком, секретарем и командиром дивизиона и потребовал немедленной явки ко мне Митьки Японца, что и было исполнено.
По прибытии Японца я объявил его арестованным и потребовал от него оружие, но он сдать оружие отказался, после чего я приказал отобрать оружие силой. В это время, когда было приступлено к обезоруживанию, Японец пытался бежать, оказал сопротивление, ввиду чего был убит, выстрелом из револьвера, командиром дивизиона. Отряд Японца, в числе 116 человек, арестован и отправлен под конвоем на работу в огородную организацию».
Подробности расстрела я узнал в 1957 году. Тогда широко отмечалось 40-летие Октябрьской революции, благодаря «хрущёвской оттепели» из тюрем вышло много участников Гражданской войны, борцов за установление советской власти на  Вознесенщине. Они приехали на торжества по случаю открытия мемориальной доски на здании депо, где были построены бронепоезда «Умрем или победим» и «Смерть директории». Кстати, после мятежа атамана Григорьева бронепоезда двинулись на Одессу и освободили ее, захватив в качестве трофеев французские танки  «Рено», один из них воины третьей украинской армии подарили В.И. Ленину. И вот тогда соратники Н.Урсулова рассказали, как это было. По прибытии на станцию Вознесенск М. Япончик вышел из вагона и потребовал представить главного начальника. Далее все написано в докладе уездвоенкома. В группе красноармейцев выделялся высокий командир. Это был Никифор Иванович Урсулов. Когда Япончик поравнялся с ним, тот потребовал сдать оружие. В ответ Япончик нанес Урсулову сильный удар головой в грудь. Едва удержавшись на ногах, Урсулов выхватил из кобуры наган и в упор застрелил Япончика. Очевидец Иван Васильевич Гордиенко мне рассказывал, что  Урсулов удержался благодаря тому, что сзади были рельсы от телеграфного столба.
Так закончилась жизнь главаря одесских налетчиков. Об этих же подробностях говорил Семен Капсиз, боец отряда Урсулова Тевель Абрамович (кстати, его тоже посадили в 1937 году), не имеющий никакого отношения к революции Абрам Исаакович Заложин и другие очевидцы.
До сих пор в публикациях о Япончике можно встретить разные версии его гибели. Например, у некоторых авторов написано, что с отрядом кавалеристов встречать Япончика поехал не И. Д. Стрижак, а Ефим Андреевич Синяков – председатель Вознесенского ревкома, который впоследствии погиб во время крестьянского бунта.
Некоторые авторы о лихом атамане пишут, что воины бригады Г.И. Котовского перебили остальных боевиков Япончика. И якобы Зайдлер за это  в 1925 году застрелил Г.И. Котовского. Но этого не могло быть. Дело в том, что начавшиеся на юге  под Одессой крестьянские волнения затронули Вознесенск. Буквально на следующий день началось ужасное по своей жестокости крестьянское восстание. 18 августа город заняли деникинцы. И лишь в ночь с 29 на 30 января 1920 года воины 45-й дивизии и бригады Котовского овладели Вознесенском. (РГВА (бывш. ЦГАСА) ф.1421, оп.2, д.78, л.89; там же ф.1489, оп.1, д.47, л.60).
Что же касается Никифора Ивановича Урсулова, то  он, герой Гражданской войны, дважды краснознаменец работал  в Вознесенске директором маслозавода. Однако попал в жернова сталинского произвола.
Легенды о воровском атамане продолжались и продолжаются. Помнится, в 60-е годы Одесский театр музыкальной комедии готовил к постановке оперетту «На рассвете» Оскара Сандлера. Этим спектаклем открывались московские гастроли  труппы в Кремлевском театре (тогда функционировавшем). Главная роль отводилась выдающемуся актеру Михаилу Водяному, а роль мадам Энно, жены французского консула в Одессе, исполняла его супруга Маргарита Дёмина. Тогда в Одессе еще жили некоторые люди, помнившие  реального Япончика. Узнав о том, что герой города станет героем оперетты, к театру потянулись старожилы. Их интересовало, кто выступит в роли Япончика. Узнав, что это Михаил Водяной, они удовлетворенно говорили: «Какой талантливый человек». А живший там родной брат Юдий (для друзей–Юдка, дома – Идыл) Япончика , чистильщик обуви, дошел до главного режиссера театра Матвея Абрамовича Ошеровского и спросил, как тот собирается показывать его брата – как бандита или как налётчика, ведь на одесском языке это «две большие разницы»…
P.S. Несколько лет назад в Вознесенске, в Марьиной роще, открыт памятный знак, на котором написали: «На этом месте был застрелен и похоронен Михаил Яков Вольфович Винницкий (Мишка Япончик). Он был «королём одесских биндюжников» (слово налётчиков ловко подменили- прим.автора) и командиром 54-го стрелкового полка имени Ленина. О нем ходило много легенд в то неспокойное время». Ходили, ходят и сейчас. Легендой нашего времени следует считать памятный знак в Марьиной роще, где ничего подобного не было 29 июля 1919 года.
Обидно то, что знак налётчику установили в 20 метрах от памятника Герою Советского Союза Алексею  Осадчему, погибшему в марте 1944 года при освобождении города от фашистов.

Добавить комментарий

Show Buttons
Hide Buttons