РОДНАЯ СТОРОНА. Фрагменты истории Побужья

БУГОГАРДОВСКАЯ ПАЛАНКА ВОЙСКА ЗАПОРОЖСКОГО

Возникновение паланок было обусловлено увеличением численности населения на Запорожье. Известный историк Аполлон Скальковский утверждал, что в середине XIX века, до 1656 года Запорожье уже делилось на 5 паланок. Полностью система паланок сформировалась в период существования Новой Сечи, в 1734-75 годах. В этот период всего на Запорожье было пять паланок: на правом берегу Днепра располагались: Бугогардовская, Перевозская (или Ингульськая), Кодацкая паланки, на левом: Самарская, Кальмиусская паланки. Две из них – Кодацкая и Самарская — использовались для заселения семейными казаками. С 1766 года, по причине стремительного роста населения, из Самарской паланки на левом берегу было выделено ещё две: Орельская и Протовчанская паланки и дополнительно была создана Прогноевская паланка.

Центром паланок была слобода с небольшим укреплением, где размещался казацкий гарнизон. Во главе паланки стоял полковник, в руках которого была сосредоточена вся военная, административная, судебная и финансовая власть. Полковнику подчинялась «администрация» паланки, паланковая старши́на — писарь, а также атаманы слобод. Паланковая старшина назначалась войсковой старшиною — Кошем Запорожской Сечи.

Бугогардовская паланка (1734—1775) занимала степи между левым берегом Буга и правым Ингульца с одной стороны и рекой Днепром и новосербской границей с другой и была наибольшей административно-территориальной единицей в Запорожье. В ее состав входили зимовники в Соколах (г. Вознесенск), Ракитном, Балацком, Мигее, Корабельном, Вовковом, Харсютиному и Громоклии. Территория паланки охватывала будущие Елисаветградский и Александрийский уезды Херсонской губернии.

Научные сотрудники Одесского государственного университета им. И. И. Мечникова О.Ф. Ковалева и  В.П. Чистов  исследовали период создания, жизнедеятельности и уничтожения Бугогардовской паланки и полученным материалам посвятили одну из глав своего «Очерка истории и культуры Южного Прибужья». Предлагаем читателям познакомиться с ее содержанием.

На Буге, в урочище Запорожский гард (близ нынешнего села Богдановка Доманевского района) находилась казачья слобода Гард. Свое название слобода, как и урочище, получила от Гарда – места ловли рыбы и рыбного завода, построенного запорожцами еще в ХVI веке.

Гард стоял на важном торговом пути и связывал торговлю Запорожья с Польшей и Крымом. Кроме одного из главных шляхов – Черного, здесь проходил еще Гардовый, а также два других от Гарда – Сечевой высший и Сечевой низший. По ним шли многочисленные купеческие караваны и чумацкие обозы. Из множества переправ через Буг переправа у Гарда была одной из главных вплоть до конца ХVIII века. В самом урочище была лодочная, а напротив острова Великого – паромная переправа.

В ХVIII веке у переправы был установлен главный пограничный вооруженный пост, или паланка, получившая название от местности – Бугогардовская. У польско-татарской границы, на один километр выше Гарда, стояла застава из восьмидесяти человек во главе с казачьим полковником, без разрешения которого никто не мог переехать границу. При переправе была кузня, которая обслуживала проезжающих.

Бугогардовская паланка занимала территорию между левым берегом Буга и правым Ингульца, с одной стороны, и Днепром и Новосербской границей с другой стороны.

Когда именно возникла Бугогардовская паланка, неизвестно. По предположению Дмитрия Ивановича Яворницкого, земля запорожских казаков была разделена на паланки в 1734 году, после возвращения запорожцев из-под власти крымского хана в Россию. А так как Бугогардовская паланка была одной из первых, то и основание ее можно отнести приблизительно к этому времени.

На запрос, что такое Бугогардовская паланка, кошевой Алексей Белицкий 4 августа 1760 года отвечает: “В урочище Гард Запорожские казаки прежде сего и ныне ежегодно, в летнее время, для ловли рыбы, отправляются из Сечи и из зимовников  и тамо чрез все лето даже до самой осени находятся. А как это уже самое граничное место, то для порядочности между рыболовами и казаками, от Коша полковник с особенною пристойною командою казаков Запорожских туды отправляются. На зимнее же время в ближние к Сечи места, а именно: в Великий и Малый Ингул (Ингулец) приходят“.

В Бугогардовской паланке сел не было, но стояли значительные запорожские команды для охраны границ и рыбного промысла. Команда состояла из 375 казаков (летом до 500 человек), под начальством полковника и двух старшин. В предписании говорится, что полковнику “Гардовому Иосифу Ковалевскому, около Гарду по-над рекою Бугом, по Ингулу и в других тамошних местах” следует осуществлять надзор за территорией. Размещались казаки в пятидесяти шалашах, двух избах и десяти землянках. Сохранился план Запорожского гарда и оттиски войсковых печатей, паланочной и двух полковых.

На территории паланки стояли зимовники: в урочище Соколы, Вербовом, Балацком, Мигее, Корабельном, Громоклее. Кроме рыбной ловли, казаки Бугогардовского ведомства занимались охотой.

На Гардовом острове ежегодно устанавливалась казачья походная церковь во имя Покрова пресвятой Богородицы. Она существовала уже в 1742 году. Когда казаки шли в поход, церковь свою они брали с собой.

Гард постоянно подвергался нападениям со стороны поляков, татар и турок. В 1740 году отряды казаков польского графа Потоцкого, возглавляемые изменником Савой Чалым, варварски разрушили Гард, но запорожцы отстроили его снова.

КАЗАЦКИЕ ЦЕРКВИ

Расцвет православных храмов в нашем крае начался в запорожский период, когда на территории области располагалась Бугогардовская паланка Запорожской Сечи. Отличительной чертой характера запорожских казаков была их глубокая религиозность. При всей патриархальной простоте и разгульной жизни запорожские казаки всегда отличались глубокой религиозностью и искреннею, чуждою всякого ханжества набожностью. Защита веры пращуров и православной веры составляли основу их жизни, пишет Краеведческий портал Николаева.

Начало второй половины XVIII века было особенно благоприятно для развития церквей в пределах Запорожья. В то время императрица Екатерина II  издала повеление «пребывающим уже жителям запорожских земель дать жизнь порядочную и спокойную, а остальные запорожские обширные и безлюдные степи заселить христианским народом, к земскому хозяйству и к военной службе равно устремленным».

Во вновь созданную Новороссийскую губернию привлечены были разные поселенцы, большей частью из славяно-русского православного народа. Запорожская старшина, со своей стороны, стала стремиться к тому, чтобы заселить дикие места своих вольностей и приохотить новых поселенцев к возделыванию земли. Население запорожского края значительно увеличилось, росло количество слобод и зимовников, а вместе с ними увеличилось число православных приходов и церквей.

В то время в пределах вольностей Запорожских, по неполным данным, насчитывалось 44 церкви, 13 часовен, 2 скита и одна молитвенная икона в 53 селениях и урочищах, в том числе на территории нашей области — в Орлике (Первомайске), Кисляковке (Жовтневый р-н) и Гарде.

Древнейшая запорожская походная церковь находилась на острове Гардовом, среди Буга. Это подтверждается на плане 1742 года инженера де Боксета.

Гардовая церковь во имя Покрова пресвятой Богородицы в 1747 году была разорена ногайскими татарами, и «освященный антиминс, как бесценное сокровище, увезен был из церкви». Впоследствии церковь была восстановлена, и в 1758 году запорожские казаки сделали в нее вклад: 14 зерен жемчугу, проданного потом за 15 рублей, три серебряных позолоченных кубка, из которых один имел крышку и на крышке крест, несколько кусков штофной материи разных цветов на священнические ризы и три копы денег.

В 1772 году на Гардовую церковь определено было из «гардовой добычи», т.е. от рыбной ловли и перевозов — 19 рублей и 40 копеек, а из добычи очаковской — 73 рубля, 46 левов и 80 пар. Гардовая церковь, как пограничная, постоянно подвергалась нападению со стороны поляков, татар и турок, а одно время даже собственного казака, ренегата Саввы Чалого. После уничтожения Запорожской Сечи в 1775 году Гардовая церковь была взята молдавским гусарским полком. По просьбе полковника этого полка Василия Зверева церковь была поставлена в Екатерининском шанце (Ольвиополе), где тогда еще не было церкви. Эта церковь была богата церковной утварью: она имела серебряные кадила; кипарисные, окованные золотом и серебром кресты; серебряные лихтари и другие дорогие вещи.

В слободе Орлик (иначе — Екатерининском шанце; теперь г. Первомайск) первая церковь во имя Святой великомученицы Варвары существовала еще в 1760 году. Во время нашествия татар на слободу эта церковь была сожжена. На месте сожженной церкви слобожане построили в 1774 году новую, для которой иконостас и антиминс привезли из походной Запорожской церкви (видимо, Гардовой).

 

В селе Кисляковка на Буге (теперь Лиманы Жовтневого р-на) первая церковь во имя Спаса была построена в 1772 году. По своей архитектуре это было крепкое капитальное сооружение. Стены сложены из дикого камня толщиною около трех аршин. Колокольня построена из такого же камня отдельно от церкви. По внешнему виду она представляла собой четырехугольную башню, несколько удлиненную, в два этажа, с несколькими амбразурами. Видимо, архитектор приспособил ее для боевых целей на случай нападения со стороны татар.

Из всех церквей в бывших Запорожских вольностях Кисляковская церковь в своем виде единственная, потому что построена из камня и приспособлена к стратегическим целям. Из древних вещей в ней хранились: одна серебряная позолоченная чаша, два малых серебряных ковчега резной работы, шестнадцать церковно-служебных книг, несколько хоругвей, крестов, кадильниц, столиков.

Видимо, и в других населенных пунктах были христианские храмы в то время. На генеральной карте Новороссийской губернии, составленной российским геодезистом Иваном Исленевым в 1779 году, указаны села, которые имеют храмы. На берегах Буга: Кисляковка (Лиманы), Великая Коса (Варваровка), Матвеевка, Баловное, Константиновка, Себино, Новопетровка, Касперовка, Федоровка (Новая Одесса), Троицкое, Михайловка, Арнаутовка (Дорошевка), Григорьевка, Раково, Соколы (Вознесенск), Мигея, Грушевка, Конецполь, Синюхин Брод на Синюхе.

На Громоклее и Ингуле: Балацкое (Христофоровка), Водяно-Ларино, Барвинцово. А также в селе Покровка на Кинбурнской косе.

Это были временные церкви, молитвенные дома, часовни, скиты, построенные из дерева, хвороста, камыша, глины, т.к. строительных материалов, пригодных для сооружения капитальных храмов, не было. Добыча камня и производство глиняного кирпича еще не были организованы.

Show Buttons
Hide Buttons