«ДЕДУШКА ЛЕНИН» с улицы Пушкинской

На улице Пушкинской в Вознесенске, что ни дом – то отдельная история. Здесь на протяжении десятилетий, с момента основания города, жили известные люди – военачальники, купцы, священнослужители, врачи, учителя, госслужащие.  На улице были государственные учреждения, магазины и кинотеатры, молитвенные дома и винные склады. До Великой Отечественной войны Пушкинской считалась и нынешняя ул. З. Космодемьянской – в железнодорожной насыпи был туннель, который соединял центр города с Натягайловкой. После войны, когда проезд закрыли, улица обрела нынешнее очертание. История названия улиц Вознесенска свидетельствует о том, что впервые они появились в конце 30-х годов XIX  века по инициативе командира Сводного кавалерийского корпуса и фактически военного градоначальника Вознесенска, генерала Даниила Александровича Герштенцвейга. После Высочайшего смотра войск 1837 года, на котором присутствовал император Николай I, на карте нашего города появляются ул. Петербургская (ныне Октябрьская), Николаевская (Ленина), Пушкинская, Одесская (Кирова), Дворцовая (Синякова), Офицерская (Кибрика), Мариинская (Е. Бош).
Некоторые горожане и сейчас неправильно трактуют названия улиц, путая отдельные исторические факты. Например, иногда можно услышать, что ул. Николаевскую назвали так потому, что она служила дорогой на Николаев. На самом деле, название она получила в честь пребывания здесь царя Николая I. Аналогичным образом, в честь его дочери – Марии Николаевны (а вовсе не дочери Александра III) – получила название ул. Мариинская.
До сих пор не утихают споры вокруг названия ул. Пушкинской: ее нарекли «просто так» или в честь пребывания в Вознесенске поэта Александра Пушкина?
Следует отметить, что в те далекие времена улицы получали реальные, а не надуманные названия. Поэтому все говорит о том, что А. С. Пушкин все же был в Вознесенске, хотя и непродолжительное время. Пребывая в южной ссылке в г. Кишиневе в середине сентября 1820 года, поэт посещал г. Каменку на Днепре. Его путь из Кишинева лежал через Одессу, Николаев, Вознесенск. В нашем городе он останавливался на почтовой станции, которая размещалась тогда на углу нынешних улиц Кирова и Евгении Бош.
Второй раз А.С.Пушкин побывал в Вознесенске проездом в мае 1824 года, выполняя приказ Новороссийского генерал-губернатора М. С. Воронцова отправиться в Елисаветградский уезд и принять деятельное участие в экспедиции по борьбе с саранчой, а затем рапортовать о проделанной работе. Вознесенск тогда входил в состав этого уезда.
Как писал в своих воспоминаниях сам поэт, ему эта командировка была вовсе не интересной, к тому же, по существующей легенде, возвращаясь в Одессу, карета, в которой ехал Пушкин, в районе нынешней бойни намертво увязла в болоте, сломалась ось… Вновь пришлось сидеть на почтовой станции Вознесенска и ждать, пока починят карету. А от скуки поэт начертал графу Воронцову известный рифмованный рапорт о командировке на Елисаветградщину:
«Саранча летела, летела и села.
Сидела, сидела – всё съела
И вновь улетела».
Автор очерка о Вознесенске И. И. Куриенко упоминал, что перед  революцией и вплоть до 1923 г. улица Пушкинская называлась Бухтарлинской, якобы в честь царского генерала, героя Отечественной войны 1812 г. Ознакомившись со всеми дореволюционными «Памятными книжками Херсонской губернии», автор этих строк ни в одной из них не нашел вышеуказанного названия улицы. Не удалось отыскать в списках генералов начала 19-го века и фамилию Бухтарлинов.
Каждый старинный дом, сохранившийся на Пушкинской до настоящего времени, может многое рассказать о своих прежних хозяевах. Например, особняк под №3 был построен в начале прошлого века купцом, членом Вознесенского сиротского суда Василием Тихоновичем Петренко. Строение использовалось в качестве заезжего двора. Перед революцией особняк приобрел Йока Моисеевич Штильштейн, который имел неплохой доход с того, что сдавал в наем более 30 квартир. Потомок купца В. Т. Петренко – Михаил Петренко – живет нынче в Лос-Анжелесе, является членом редакционной коллегии русскоязычной газеты «Одесский листок» и пишет книгу о своем прадеде.
Дом по ул. Пушкинской, 10 более ста лет назад являлся собственностью городского головы Вознесенска Семена Степановича Лузановского, затем в нем жил городской голова Федор Игнатьевич Кухаренко, после революции в доме размещалась администрация райпотребсоюза.
Неплохо сохранился особняк по адресу Пушкинская, 15, который до революции принадлежал известному в городе врачу и меценату Моисею Ильичу Мараховскому. В этом здании он не только жил, но и оборудовал прекрасную больницу. Когда победили Советы, врач Мараховский передал новой власти все свое недвижимое имущество, «напичканное» современным по тому времени медицинским оборудованием. По имеющимся сведениям, врач был человеком не жадным и добрым. Об этом свидетельствует такой факт. Предчувствуя, что при новой власти его частной врачебной практике придет конец, он решил напоследок щедро отблагодарить хотя бы своих помощников. Горничной у врача многие годы была Екатерина Салтановская. Так вот, Мараховский, где-то летом 1917 г., усадил ее в свой экипаж и сказал: «Сейчас поедем по городу, какой дом приглянется – я тебе куплю. Пора и твоей семье иметь свой угол». Выбор остановили на доме, который находился в Натягайловке, в начале нынешней ул. Папанина. Сначала хозяева отказывались продавать только что построенный дом, но врач предложил такую сумму, перед которой они не устояли…
В доме №23 примерно до 1935-1936 гг. был еврейский молитвенный дом, а напротив, в здании нынешней ДЮСШ, располагалась синагога. Выдающимся событием в жизни города был приезд в 1939 году известного итальянского писателя Джованни Джерманетто. В Вознесенск он приехал для встречи с трудящимися города и выступал в помещении кинотеатра «Сиваш-перекопец», который занимал помещение синагоги. Он рассказывал об Италии, о себе, об участии в революционном движении, о своей книге «Записки цирюльника». После войны кинотеатр носил название «им. Кирова».
В доме №29 в середине 19-го века проживал секретарь Вознесенской городской думы Иван Прокофьевич Федорченко – тесть Андрея Достоевского, родного брата Федора Достоевского. Андрей Достоевский приезжал к родственникам и две недели гостил в нашем городе.
Старинное здание, где сейчас школа-интернат, когда-то принадлежало крупному купцу Пишенину, во время Гражданской войны активно помогавшему деникинцам. Перед войной в этом доме был райисполком, после войны – детский дом. Далее был дом Соломона Марковича Либермана – владельца крупного мануфактурного магазина на базаре.
Напротив здания купца Пишенина после революции (до 1932 г.) располагался Вознесенский райком Компартии Украины и райком комсомола.
Были на Пушкинской и дома, с которыми связаны тяжелые воспоминания. Так, в доме №58 в 30-х годах был так называемый «допр», где содержались подследственные преступные элементы, раскулаченные, «политические». После войны там располагался радиоузел.
В здании № 69 во время войны было фашистское гестапо. Рассказывают, что и сейчас в подвале есть замурованные двери в какие-то помещения. После войны это здание приспособили под детсад Одесско-Кишиневской железной дороги.
После войны жил на ул. Пушкинской, в доме №59, еще один интересный человек, которого все величали… Ленин! Имя его было Израиль Константинович Владимирский (1895 г. р.) и занимал он скромную должность главбуха Вознесенского заготзерно. Внешне он был поразительно похож на вождя мирового пролетариата: те же походка и рост, те же жесты, та же лысина, усы и бородка. Женат он был на Злате (Зинаиде) Каплан, детей у супругов не было. Жили Владимирские очень скромно. Перед войной Владимирские проживали в комнатушке по ул. Одесской, возле нынешнего военкомата, а после войны переселились на Пушкинскую. Когда соседи иногда задавали Зиночке провокационные вопросы, почему живут так бедно, мол, Изя ж работает на таком «хлебном месте» – старая еврейка отвечала: «Мы люди честные и чужой копейки никогда не возьмем».
Бывало, в выходной выйдет бухгалтер на крыльцо в поношенном пальто и шапке, сядет на табуретку и греется на солнышке. Мимо идут школьники и спрашивают вполне серьезно: «Дедушка Ленин! Может, вы кушать хотите, возьмите хлебушка!»
Умер И. К. Владимирский в ноябре 1953 года, похоронен на Вознесенском еврейском кладбище. Почти рядом похоронен его родной брат Абрам 1888 г. р., который  был владельцем скобяного магазина.
Интересно, что жена «Ленина» Зинаида  была уроженкой Одессы, из богатой семьи. Ее родной брат Тимофей Яковлевич Каплан после войны жил и работал в Москве и занимал высокую должность в МИДе. Дружил с Евгением Адольфовичем Кибриком. После смерти мужа, никогда не работавшая Зинаида Владимирская, получавшая минимальную пенсию в 25 рублей, на протяжении 20 лет ежемесячно получала от брата из Москвы денежную помощь в размере 15 рублей. Даже при таком скромном доходе она никогда не отказывала себе в калорийной пище и периодически нанимала домработниц. Зинаида пережила своего мужа на 23 года.
…Прозвище «Ленин» сохранилось за И. К. Владимирским  до настоящего времени, хотя со дня его смерти прошло почти 60 лет. Смотритель еврейского кладбища Валентина Федоровна Максименко каждому, кто спросит «А где похоронен Ленин?», покажет его скромный гранитный памятник с мраморной табличкой, на которой начертано: «Дорогому мужу, другу от любящей жены»

Добавить комментарий

Show Buttons
Hide Buttons