Георгий Антонович ОРВИД

«Новый город» продолжает цикл публикаций об известных людях, рожденных в нашем городе. Особое место в когорте знаменитых вознесенцев занимает Георгий Антонович Орвид – трубач-виртуоз, профессор Московской консерватории. Его имя неизменно стоит в одном ряду с трубачами мирового уровня – Луи Армстронгом, Морисом Андре, Диззи Гиллеспи, Эдди Кэлвертом, Майлзом Дэвисом.

Учился Георгий в Вознесенской мужской гимназии (ныне СОШ №10), а первоначальное музыкальное образование получил под руководством своего отца, Антона Доминиковича. Первые впечатления Георгия о музыке и музыкальных духовых инструментах были связаны с репетициями, концертными выступлениями и проведениями воинских ритуалов военным полковым оркестром, которым руководил отец. Вознесенск и в начале XX столетия оставался военным городом, в котором дислоцировалось немало воинских подразделений, поэтому присутствие здесь полкового духового оркестра было просто необходимо.
С десяти лет Георгий начинает регулярные занятия на трубе и уже к тринадцати годам обращает на себя внимание яркими исполнительскими данными. Большой интерес к музыке и тяга к игре на трубе приводят юношу в военный оркестр, руководимый отцом. В 1918 году он вступает добровольцем в качестве музыканта-трубача в оркестр кавалерийского дивизиона, а в 1921 году переходит на службу в оркестр прославленной дивизии Червоного казачества, в составе которого принимает участие в боевых действиях.
В 1924 году заканчивается вознесенский период жизни, Г. Орвид поступает в Киевскую консерваторию в класс трубы П. В. Рязанцева, который, по воспоминаниям Г. Орвида, в своей “педагогической работе придерживался французской школы Ж. Арбана, развивая в учениках точную игру, виртуозность, музыкальную память”. Под руководством требовательных педагогов – К. Бертье, Б. Лятошинского, М. Химиченко, П. Рязанцева – он овладевал мастерством своей профессии. К занятиям Г. Орвид относился настойчиво и серьезно, был предельно требователен к себе. Существенную роль в его музыкальном воспитании сыграло участие в студенческом оркестре консерватории, которым руководили известные дирижеры К. Бертье и Н. Малько. По их инициативе проводились циклы концертов из произведений Бетховена, Вагнера, Римского-Корсакова, Чайковского.
В Киеве Г. Орвид продолжил военную службу в качестве солиста оркестра Высшей школы командного состава, коллектив которого отличался высоким профессиональным уровнем, о чем можно судить по высказыванию бывшего солиста-баритониста, а впоследствии видного отечественного дирижера Н. Рахлина: “Это был большой, великолепный оркестр, мягкий, отличной квалификации; солисты оркестра – корнетисты, трубачи, баритонисты, кларнетисты отличались грамотностью фразирования и высоким уровнем владения инструментом”. Киевский период сыграл заметную роль в становлении музыканта, в развитии его художественного вкуса. Полученные знания явились тем фундаментом, на котором в последующие годы выкристаллизовывалось профессиональное мастерство трубача.
В 1927 году он успешно заканчивает консерваторию и принимает решение о продолжении музыкального образования. Это стремление приводит его в Московскую консерваторию в класс профессора М.Табакова. Выдающийся педагог, имя которого вошло в историю духового инструментального искусства как основоположника отечественной школы игры на трубе, оказал сильное влияние на формирование Г. Орвида-исполнителя.
В качестве грамотного оркестрового музыканта Г. Орвид зарекомендовал себя будучи еще студентом консерватории. Он активно участвует в студенческом симфоническом оркестре под руководством Н. Голованова. В последующие годы (1928-1930) трубач работает в симфоническом оркестре Московской филармонии. Работая в высокопрофессиональных коллективах, в том числе и в оркестре Киевского театра оперы и балета, молодой музыкант получил прекрасную оркестровую практику.
Судьбе было угодно в стенах Большого театра встретиться Г. Орвиду с молодой талантливой танцовщицей Надеждой Надеждиной (1908-1979), ставшей его верным другом и женой, а впоследствии – народной артисткой СССР, организатором и руководителем (1948-1979) всемирно известного хореографического ансамбля “Березка”. Эти два художника оказали большое влияние на формирование общей культуры друг друга, художественно-эстетического мировоззрения и творческих критериев.
Начиная с 1933 года, параллельно с работой в театре, Г. Орвида приглашают в качестве солиста в симфонический оркестр Всесоюзного радиокомитета, а в 1936 году – в Государственный симфонический оркестр СССР, репертуар которых отличался обширностью и разнообразием, что требовало от оркестранта-Орвида высокого технического мастерства, художественного вкуса, ответственности и исполнительской воли.
В 1939 году Г. Орвида призывают в ряды Красной Армии и назначают на должность заместителя начальника Военного факультета при Московской консерватории по учебной и научной работе. Он энергично берется за порученное дело и проявляет себя как незаурядный организатор, вдумчивый педагог и требовательный командир. В марте 1941 года за большой вклад в развитие музыкального искусства и плодотворное участие в руководстве высшим военно-музыкальным образованием ему присваивается ученое звание профессор. В годы Великой Отечественной войны, в период пребывания Военного факультета Московской консерватории в Саратове (1941-1943), по инициативе Г. Орвида из слушателей факультета создается большой духовой оркестр, который выступает с разнообразными концертными программами, и часто под его управлением.
В 1944 году Г. Орвиду доверяют пост заместителя начальника отдела Военно-оркестровой службы Главного Политуправления Советской Армии. По заданию командования он часто выезжает на фронт, где оказывает помощь военным дирижерам действующей армии в комплектовании оркестров, обеспечении их нотной литературой, проводит смотры фронтовых оркестров, учебно-методические сборы, совещания, выступает с инструктивными докладами. Многообразная и целенаправленная деятельность руководства Военно-оркестровой службы, особенно по организации подготовки кадров военных дирижеров и музыкантов во время войны, в которой принимал самое непосредственное участие и Г. Орвид, во многом способствовала развитию отечественной исполнительской школы игры на духовых инструментах в послевоенный период. За плодотворную и инициативную деятельность в рядах Вооруженных Сил Г. Орвид был награжден орденом Красной Звезды, многими медалями и Почетными грамотами.
17 июня исполнится 32 года со дня смерти великого трубача. Похоронен он в Москве, на Новодевичьем кладбище (9 участок, 5 ряд), рядом со своей женой Н. Надеждиной (Бруштейн).

Первооткрыватель
Все, кто слышал игру Георгия Орвида, отмечают поэтичность звучания его трубы, виртуозность, музыкальность, артистизм. “Он был смелый, дерзновенный первооткрыватель, – говорил об Орвиде Тимофей Докшицер,  – познакомивший нас с целым рядом неизвестных сочинений, иногда сложных до непризнания их на первых порах, а теперь вошедших в репертуар трубачей. Причем Орвид не считался с риском быть непонятым или раскритикованным. Его убеждения, вера в автора, в его сочинение, за которое он брался, были выше его риска”.
Георгий Орвид родился 25 ноября 1904 года в г. Вознесенске, скончался 17 июня 1980 года в Москве. В 1924 он поступает в Киевскую консерваторию в класс Петра Рязанцева. В 1930 оканчивает Московскую консерваторию по классу М. Табакова и по конкурсу поступает  в оркестр Большого театра, где играют его известные коллеги: М. Табаков, М. Адамов, П. Лямин, И. Васильевский, С. Еремин, Н. Полонский. В 1934 его, уже окончившего аспирантуру, приглашают солистом в оркестр радиокомитета, а в 1936 – в Государственный симфонический оркестр России. Он играл с лучшими дирижерами: Отто Клемперером, Бруно Вальтером, Эрнестом Ансерме, Оскаром Фридом, Георгом Севастьяном, Вячеславом Суком, Николаем Головановым. В этот период Г. Орвид выступает как солист. Его репертуар включает собственные транскрипции произведений Баха, Генделя, Бетховена, Глинки, Чайковского, Римского-Корсакова, а также сочинения А. Гедике, Н. Чемберджи, В. Щелокова.
Г. Орвид создает “Школу игры на трубе”, которая выдержала три издания (1933, 1938, 1940) и получила широкое распространение в России. В 1939 он возглавляет научную и учебную работу на военно-дирижерском факультете консерватории. С 1944 года он заместитель начальника военно-оркестровой службы, неоднократно выезжает в действующую армию и принимает участие в боях, за что был награжден боевыми орденами и медалями. В 1946 году Орвид руководит различными музыкальными учреждениями, с 1948 – заместитель директора консерватории по научной и учебной работе, с 1956 – заместитель министра культуры, а с 1959 – директор Большого театра России. В 1958 – член жюри Международного конкурса “Пражская весна”, в 1971 – член жюри международного конкурса трубачей в Мюнхене.
В шестидесятые годы Г. Орвид познакомил слушателей Москвы, Ленинграда, Ростова-на-Дону, Казани с сочинениями Жана Абсиля, Андре Жоливе, Богуслава Мартину, Артура Оннегера, Анри Томази, Пауля Хиндемета и ранее неизвестными у нас пьесами авторов XVII – XIX веков Томмазо Альбинони, Антонио Вивальди, Джузеппе Торелли, Георга Филиппа  Телемана, Иоганна Гуммеля и других. Он издает ряд сборников пьес для трубы, редактирует новое издание “Школы для корнета-пистона Ж. Арбана”, пишет к ней методическое введение, выступает с докладами по вопросам методики обучения игре на трубе, продолжает исследовательскую работу в фониатрическом кабинете.
Незабываемы приятные встречи с моим наставником – педагогом высшего класса, в годы, когда я был студентом Московской консерватории (1957-1962) и занимался в классе Г. Орвида. Занятия проходили два раза в неделю. В понедельник они начинались с исполнения подготовительных упражнений – разминки исполнительского аппарата, работы над гаммами, этюдами, пьесами. В четверг – занятия по трактовке динамики, умения распределять дыхание, соблюдать форму, исполнять сочинение на память. С благодарностью вспоминаю его консультации и помощь, которую он оказал мне, когда я работал над этюдами и “Школой начального обучения игре на трубе”, опубликованной в 1969 году.
В его занятиях с учениками сквозило стремление привить студентам навыки самостоятельной работы и развить у студентов любовь к творчеству, он вел своих учеников очень осторожно, развивал в них творческое мышление. Делая замечания, он не подавлял студентов, а лишь настраивал их на творческий поиск. В его классе получили хорошую профессиональную подготовку более 120 студентов и аспирантов, с успехом работающих в симфонических, оперных, духовых и эстрадных оркестрах. Среди них: В. Зыков, Е. Фомин, Ю. Кривошеев М. Мухитдинов, А. Самадов, В. Окинский, К. Москвин, братья Усачи и многие другие.
Г. Орвид воспитал достойную смену профессоров и преподавателей высших и средних музыкальных заведений (В. Пулатов, Е. Матюшин, Г. Сникерс, В. Докшицер, А. Азарян, Б. Панько, А. Паутов, Ю. Пашков, Б. Пенчук, Н. Чобону, Л. Величко), подготовил многих участников международных и российских конкурсов трубачей (С. Геворкян, Л. Головин, В. Юдин, В. Трайбман, А. Иков, М. Якимов). Он обладал большим личным обаянием, чутко относился к своим ученикам, понимал и ценил юмор. Его ученики всегда верны своему учителю.

 Профессор Леонид Чумов.
Материал взят из газеты “Русский музыкант”, №2 (1232) за 2005 год.

Добавить комментарий

Show Buttons
Hide Buttons