Любимая улица нашего детства

Любимой улицей нашего детства я считаю ул. Пушкинскую, на которой мы, дети послевоенного времени, проживали. Когда я спросил детей, в честь кого названа улица, многие не смогли мне ответить. А названа она в честь русского гения, А.С. Пушкина – правнука А.П. Ганибалла, потомка эфиопского князя, которого помнят до сих пор в Африке и гордятся им. Улица всего в 350-400 метров в длину, а сколько удивительных моментов она подарила нам, детям.

Вот свои детские воспоминания я и хочу вам поведать.

Начну с конца улицы, со знаменитого на то время учреждения санитарной станции. О…

Это было главным учреждением города. Когда я попал туда ребенком, запах меня чуть не убил, так страшно пахло карболкой, хлоркой и еще какими-то гадостями, мучая нас и вызывая тошноту. А  попал я туда после того, как врачи решили, что собачка, с которой мы играли во дворе, сбесилась и приписали нам, детям, по 40 болючих уколов в живот. Очереди  были там невообразимые, помещения – тесные и маленькие. С того времени мало что изменилось, доблестные работники сан. службы до сих пор несут свою нелегкую службу. А  ближе к нам по этой же стороне находилась часть зданий техникума сельского хозяйства. Помню, меня, молодого врача, только что закончившего учебу, попросили поехать в село удалить зуб маме директора техникума. Я,  главный врач района и директор поехали в село. Пока я занимался больной, во дворе накрыли столы человек на 20 и угостили нас обедом. Вот как уважали раньше медицину. Во дворе техникума был конференц – зал, который медицина снимала для своих из-за неимения своего. На совещаниях главными лицами были работники санитарной службы. Отчитывались за прививки, нечистоты, всевозможные инфекции, то есть, следили за эпидемической обстановкой в городе и в селах. При выходе со двора, слева, находилась библиотека. Это здание стоит до сих пор, правда, двери и окна его заколочены, жалко смотреть. А какие книги были там – и научные, и художественная литература. Должен сказать, что читали книги все. Книги были такими толстыми, что не передать.

Да их зачитывали, трепали бумагу и она разбухала до невозможных размеров.

По этой же стороне улицы находился детдом. Дети были там хулиганистые, их все боялись и не трогали. А вот рядом с детдомом находился  кинотеатр, центр культуры города. Сеансы  начинались с 10.00 и через каждые 2 часа, заканчивались в 10 часов вечера. Билеты брали приступом, огромная очередь детей, а  детдомовцы подсаживали своего. По головам добирался он до кассы и брал билет для своих. Зал был большой, кино смотрели с упоением. Вслух читали титры немого кино. Когда Чапаев наступал, все топали  ногами и кричали “УРА!”. Дети были участниками событий, переживали вместе с героями их  драмы и успехи. Когда-то я, уже взрослый человек, в г. Киеве, на конкурсе ансамбля “Девушки из Такарадзуки”, подыгрывая  участникам на сцене, получил массу удовольствия. Теперь это норма поведения и это не плохо сейчас можно скачать фильмы бесплатно в интернете.

Вечерние сеансы мы, малышня, ухитрялись посещать, так как жили совсем рядом с кинотеатром. Вечером, когда душно становилось в зале, работники открывали двери, а мы, сидя на теплом цементе, с улицы смотрели кино. Это были взрослые фильмы: “Георгий Саакадзе”, “Индейская гробница-2. “Встреча на Эльбе”, “Великий воин Албании Скандерберг” и др…

Надо сказать, что за порядком в зале следила одна бабушка, звали ее “баба Надя”, она сама справлялась с хулиганами, выставляя их из зала, если они вели себя плохо. Мы ее все боялись и уважали. А когда я вырос, стал врачом, мы с ней были друзья. При входе в зал было небольшое фойе, там стояло трюмо, черное, высокое из хорошего дерева с резьбой. Это было наше трюмо, из нашей квартиры, так  говорила мне мама. Рядом с кинотеатром находился “Буфет” под брендом, как это сегодня назвали бы “У дяди Семы”. Это небольшой дворик, 4-е стола, умывальник, ведро. За прилавком – мужчина. В ассортименте: пиво, жаренная рыба, котлеты, варенные раки, папиросы. Перед сеансом люди часто захаживали туда, чтобы выпить пива. Свет был только возле кинотеатра и у “дяди Семы”. А помню я это место потому, что мы часто ходили вечером в темноте со своим соседом, моим сверстником, которого отец посылал за папиросами.

Рядом с этим заведением, где сейчас здания техникума, находился магазин. В магазине продавали и продукты, и товары. Все, что продавали, пахло обалденно: подсолнечное масло в металлических бочках, халва… А хлеб – это что-то было необыкновенное, пока доходили домой – корку обгрызали. Селедка была такая жирная и вкусная, 4-е человека нашей семьи за раз не сьедали.  Я не слыхал в детстве, чтобы кого-то обсчитали или недовесили, все – грамм в грамм. Напротив магазина находился нарсуд, но мы туда не ходили, боялись. А рядом с нарсудом – главное заведение города- поликлиника. Я еще помню, как возили врачей на “фаэтоне”(это бричка на рессорах). На лошадиной тяге. Затем был автобус такой же, как в фильме “Место встречи изменить нельзя”. В поликлинику съезжались люди со всего района, выглядело как ярмарка: брички, на них- гуси, свиньи… Все стояло, кормилось, а когда разъезжались, на земле оставалась солома. Больных было немного, болели редко. Зимой гоняли по улицам на коньках, гриппа не было. А дальше по улице были “развалки” – так мы называли разрушенные здания во время войны. В районе ул. Пушкинской и Советского переулка часть нашего дома по ул. Пушкинской, №3 и дальше на этой стороне,  до ул. Кирова. Рядом с нашим  домом находился молокозавод. Вначале он был по ул. Кирова, затем  его достроили, расширили в нашу сторону. Всегда пахло маслянкой, этот продукт спасал нас от голода. Брали масленку ведрами и пили целый день как воду, так и выживали, а вообще ели все что ни попадя: паслен, калачики, гледицию, акацию, зеленые фрукты. Выглядели как рахиты: больные животы и тонкие руки, кушать хотелось всегда, однако не болели и всегда была надежда, что завтра будет лучше. Вообще атмосфера на улице всегда была  положительной. Летом мы гоняли мяч, играли босиком, сбивая  пальцы ног о землю. Зимой – санки, коньки… Вечером все соседи выходили на улицу или сидели во дворе.  Все были на виду,  а мы, примостившись у ног старших, часами могли слушать их рассказы, засиживались до позднего вечера, а утром –  опять работа, школа…

Проходя недавно, летом, я уже такой картины не видел, а жаль. Считаю, что трудности, их преодоление сближают людей, а богатство – разъединяет…

Виталий Гаврюшенко, г. Вознесенск.

Добавить комментарий

Show Buttons
Hide Buttons