Новое о Мигейском метеорите

В июне прошлого года на страницах «Нового города» мы довольно подробно рассказали о падении на землю в 1889 году уникального небесного тела – метеорита у д. Мигея, которая была в то время частью большого поместья Скаржинских. Материал был приурочен к 120-летию этого события.
Уникальность  заключалась в том, что по своему составу таких каменных метеоритов за всю историю научных наблюдений упало на землю лишь два – в 1864 г. у д. Оргей (Франция) и в 1889 г. – у д. Мигеи.
Метеорит упал 6 июня, в 8.30 вечера на баштан с подсолнухами. Падение наблюдали многие, причем не только в месте непосредственного его падения, но и жители Вознесенска, Ольвиополя (Первомайска) и окрестных сел.
Недавно удалось познакомиться с «Летописью прихода Петро-Павловской церкви с. Мигея Елисаветградского уезда Херсонской епархии» (1902 г.), в которой священник Иоанн Филиппович, между прочим, немало места отвел описанию Мигейского метеорита. Исходя из этого сообщения, стало известно, что падение метеорита видел лично Херсонский губернатор  Александр Семенович Эрдели, который в тот вечер стоял на балконе второго этажа своей квартиры в Херсоне. Именно благодаря его инициативе были разысканы фрагменты метеорита.
Итак, далее сообщаем новые сведения о Мигейском метеорите, почерпнутые из «Летописи…» священника И. Филипповича.
6 июня 1889 г., около полдевятого вечера, после небольшого дождика, при совершенной тишине и некоторой духоте в воздухе, сейчас же за с. Мигеи, на склоне балки, называемой «Сухим Ташлыком», там где в то время был баштан мещанина Чернова, упал метеорит весом в 25 фунтов (1 фунт =409,5 г). Если бы полет Мигейского метеорите не был случайно замечен херсонским губернатором, тайным советником А. С. Эрдели, то, может быть, этот метеорит так бы и пропал бесследно; но, благодаря благоприятному стечению обстоятельств метеорит был послан А. С. Эрдели в Петербург профессору Юлиану Симашко, который сделал подробный, строго-научный анализ его и поместил в журнале «Нива» (№21, 1890 г.) довольно пространную научную статью. Говорят, что впоследствии этот метеорит был продан французам за 15 или 18 тысяч франков; но за достоверность сведений не ручаемся; скажем лишь, что в 1897 г. обращался к нам (через посредство хранителя Херсонского археологического музея, уважаемого В. И. Гошкевича), профессор Новороссийского университета П. Г. Меликов с просьбой сообщить ему, не сохранилось ли в Мигее у кого-нибудь обломков Мигейского метеорита. Но мы при всем своем желании не могли удовлетворить просьбы почтенного профессора.
Посылая метеорит профессору Симашко, А. С. Эрдели так писал ему о подробностях  своего личного наблюдения над полетом этого метеорита: «Вечером 6 июня 1889 г., после большого дождя, я занимался, вместе со своим старшим чиновником особых поручений Ф. Г. Моисеевым, на балконе 2-го этажа моей квартиры в Херсоне. Случайно взглянув на ту часть неба, которая, совершенно очистившись от разорвавшейся тучи, находилась прямо против меня, на северо-западе, на значительном расстоянии от горизонта, затянутого нижней половиной этой тучи, я заметил, что из-за верхней половины на чистое, совершенно синее пространство неба вылетел яркий, светящийся красноватый шар, осветивший мгновенно все это пространство, не смотря на достаточный еще дневной свет, и почти на половине пути между двумя тучами, как бы вспыхнув в роде ракеты, рассыпался. В этом месте метеор сильно светился и как бы лопнул, а затем продолжал лететь и скрылся за нижней частью тучи. Явление произошло чрезвычайно быстро, но путь метеора оставил надолго след, обозначавшийся тонкой  полосой серебристо-матового цвета, простиравшейся от верхней тучи до нижней; а почти на середине этой полосы, где как бы лопнул метеор, образовалось такого же цвета, почти круглой формы, пятно, значительно выходившее за пределы полосы в одну и другую стороны. По исчезновении метеора я посмотрел на часы, идущие весьма верно по херсонскому меридиану: было 8 ч. 22 мин.
После пролета метеора я более получаса в бинокль наблюдал  полосу и пятно. Наблюдение прекратилось только с наступлением полных сумерек.     И полоса, и пятно несколько минут оставались совершенно неподвижны, сохраняя первоначальную форму, как бы нарисованные. Считая их дымом или парами, я приписывал их неподвижность абсолютной тишине в воздухе».
Кроме письма губернатора профессор Симашко приводит  в своей статье сведения о метеорите, которые он впоследствии собрал от других свидетелей падения его, а затем, после строго научного анализа Мигейского метеорита, и свои выводы. Он говорит: «Все эти подробности в высшей степени интересны и важны для метеоритики. Эти сведения, в связи с собранными мною впоследствии от г. Моисеева, от пристава г. Ольвиополя г. Петрова и от местного священника с. Мигеи – представляют полную картину падения этого метеорита. Из углов высоты краев верхнего облака, места вспышки, и верхнего края нижнего облака, определенных графически г. Моисеевым, вычисляются следующие данные: метеор появился в раскаленном состоянии на высоте 100 верст над горизонтом, на расстоянии 60 верст над горизонтом он вспыхнул и горящим, с отделением газов и дыма, образовавших вокруг него облачко, скрылся от глаз херсонских наблюдателей на высоте 30 верст над горизонтом. Он спустился на землю на северо-запад от Херсона в прямом расстоянии 180 верст, на баштан близ Мигеи.
7 июня мещанин Чернов, хозяин баштана, где растут подсолнечники, заметил около 10 подсолнечников, высотой три четверти аршина (1 аршин=71,1 см), листья которых как бы закопчены и, вспомнив вчерашнюю грозу и падение горящего предмета, стал осматриваться вокруг и скоро нашел обгорелый камень, почти обуглившийся, неправильной формы. Очевидно, облачко дыма вокруг падающего метеорита состояло из продуктов горения черного цвета, в виде сажи, чем покрыта была также и сама поверхность камня. Понятно, что сперва, когда метеорит появился и был только раскален, от него отделялись лишь мелкие части и в малом количестве. Далее, когда метеорит нагрелся и вспыхнул, от него стали отделяться части более крупные и в большем количестве – этим и объясняется различие в цвете, ширине и форме следа полета, наблюдаемого А. С. Эрдели. Упоминаемые зигзаги нижней части пути произошли от того, что более крупные частицы этого дыма опускались на землю более быстрее мелких – и те и другие дали где-нибудь осадок так называемой метеоритной пыли.
Свидетелями падения метеорита в Мигеи были Чернов и 4 крестьянина, возвращавшиеся домой с поливки баштана, насаженного по откосу балки; половина площади его находится на дне балки. В момент падения камня на верхнюю часть балки, четверо шли по дну ее и слышали лишь шум от полета и треск наподобие выстрела из пушки, происшедший при падении метеорита. Одна же из работниц, Евдокия Костенкова, шла другой дорогой, вверху по откосу горы, в 160 саженях  (1 маховая сажень = 1,76 м) на восток от места падения камня и видела на противоположной стороне балки, на горе, спускавшийся на землю болид, само падение его и слышала шум полета и раздавшийся страшный треск при падении камня на землю. Она заметила также чрезвычайно сильный вихрь, сопровождавший полет, от которого прилегли к земле подсолнечники на баштане и сильно нагнуло деревья, растущие в балке. За час с четвертью до падения прошел небольшой дождь. Е. Костенкова говорит, что заметила падающий метеорит почти над самой землей, на высоте 10-12 сажень от земли. Метеорит падал почти отвесно, поэтому нельзя было заметить, откуда он появился; падал он со скоростью обыкновенного камня, падающего с высоты.
Падая, метеорит представлялся черным, круглым вертящимся шаром, по размеру равным большому арбузу, вокруг него виднелся пар или дым  размером в большое колесо, так что вертящийся камень представлялся центром большого светлого круга пара или дыма. Вертящийся метеорит, опускаясь на землю, производил сильный шум, как бы от свиста и шипения, но никакого следа после себя не оставлял. При падении же на землю последовал треск, подобный выстрелу из нескольких пушек, причем земля сильно дрогнула. Когда работавшие на баштане через четверть часа подошли к своему шалашу, отстоящего на 20 саженей от места падения камня, то слышали сильный запах горящей серы. Врылся камень в землю на половину своей величины, вершка на 3 (1 вершок = 4,45 см). Падая, подхватил под себя три подсолнечных стебля и они, по словам пристава, вероятно, воспрепятствовали ему глубоко войти в землю, так как земля в этом месте была очень мягка и, после дождя, сыровата. Метеорит со всех сторон имел одинаково оплавленную поверхность и упал цельный. Яма имела ту самую форму, как та часть метеорита, которая была углублена в нее, – раскиданной, изрытой земли по сторонам не было, что указывает на почти вертикальное падение камня.
Кроме помянутой Костенковой, никто из жителей Мигеи не видел самого полета, но многие слышали свист или шипение полета, а затем гул при падении. Найденный камень цельный весил 25 фунтов. Нашедшие его крестьяне отбили себе на память около 8 фунтов, так что губернатору было доставлено около 17 фунтов, которые он и препроводил мне для исследования. Собрав впоследствии от жителей несколько кусков, я мог восстановить вполне первоначальную форму. При отколачивании крестьянами углов, камень треснул почти пополам…».
Судьба метеорита «Мигеи» такова. Профессор Юлиан Симашко основную массу метеорита в 1889 г. передал в музей Одесского университета, оставив себе лишь небольшие фрагменты. Там метеорит и находился до 1936 года, а затем в порядке обмена поступил в метеоритную коллекцию Российской Академии наук в Москве, которая была образована еще в 1749 г., после обнаружения в Сибири железного метеорита. В настоящее время в коллекции РАН находится более 1000 метеоритов и особое место в ней занимает часть метеорита «Мигеи» – весом 2 кг 116 г

Добавить комментарий

Show Buttons
Hide Buttons