«Рыцарь неба» над Вознесенском

Эту дату раньше не принято было отмечать. Скорбная дата, исковеркавшая судьбы миллионов людей и забравшая десятки миллионов жизней. Более привычно и радостнее отмечать День Победы 9 мая,  или 24 марта –  день освобождения Вознесенска от фашистских оккупантов.

Однако еще живы те, кто испытал настоящий шок, когда 22 июня 1941 года, из репродукторов услышали тревожный голос диктора, объявившего о начале войны. Первое впечатление от услышанного – этого не может быть, просто ошибка диктора, наконец, глупый розыгрыш… А потом, когда стало ясно, что никакой ошибки быть не может – растерянность и страх сменились на твердую веру в победу над непрошенными гостями.
На страницах печатных изданий подробно и часто рассказывается о героях-освободителях. Мы, вознесенцы, много знаем о тех, кто ценой своей жизни или здоровья освобождал Вознесенщину от фашистов. Но не так много знаем имен тех, кто защищал город в первые дни войны и вынужден был отступить или навсегда упокоиться в нашей земле… Например, защищая подступы к нашему городу, геройски погибли несколько десятков 17-18 – летних курсантов Одесского пехотного училища. С неба город прикрывали военные летчики, об одном из которых, Михаиле Лиховиде, сегодняшний рассказ.

Каждый школьник знает, что в конце марта 1944 года Советская Армия, наступая со стороны Кривого Рога, освободила Вознесенск и села района от фашистов и погнала врага в сторону западной границы нашего государства. 22 июня 1941 года все было наоборот – враг перешел западную границу и двинулся вглубь советской территории. В середине июля южнее Каменец-Подольского, на первомайском направлении, против 18-й армии Южного фронта развернули наступление 11-я немецкая и 3-я румынская полевые армии, венгерский и словацкий корпуса. Наступление на этом участке обеспечивало правый фланг группировки, наступавшей на Киев. С территории Румынии в сторону Одессы наступала 4-я румынская полевая армия. Противник пытался окружить войска Южного фронта в междуречье Днестра и Южного Буга, но потерпел первое ощутимое поражение. Только румынские войска в ходе боевых действий с 22 июня по 26 июля потеряли убитыми 5 011, пропавшими без вести 4 487 и ранеными 14 898 солдат и офицеров.
2 августа 1-я танковая группа все же вышла в район г. Первомайска и в окружение попали наши 6-я и 12-я армии, переданные Южному фронту из состава Юго-Западного. Организованное сопротивление окружённых было сломлено 7 августа. Выход немецких танковых дивизий создал угрозу окружения и остальных войск Южного фронта. Поэтому Ставка приказала отвести войска фронта к 10 августа на рубеж Чигирин, Вознесенск, Днестровский лиман. При этом Одессу было приказано удерживать до последней возможности.
5 августа в глубоком тылу противника началась оборона Одессы. А 6 августа пал Вознесенск… Войска Южного фронта за время оборонительной операции потеряли 8 519 человек убитыми и пропавшими без вести, 9 374 ранеными. Всего 17 893 человека.
…В мае 1941 года 19-летний Михаил Лиховид, уроженец Сумской области,  окончил Качинскую лётную школу в звании старшего сержанта, а в самом начале войны с группой однокашников прибыл в город Вознесенск, где формировался 298-й истребительный авиационный полк, и попал в эскадрилью старшего лейтенанта Ф. Большакова. Молодые пилоты не имели боевого опыта, в училище они даже не проходили подготовки по боевому применению. Командованию предстояло, исходя из обстановки на фронтах и имеющихся возможностей в полку, срочно подготовить лётчиков к боевым действиям. На второй день эскадрилья Большакова собралась на аэродроме у стоянки истребителей И-16, которых всего-то и было 4 машины.- Я ознакомился с вашей лётной подготовкой, – сказал командир эскадрильи, – и пришёл к выводу, что всем надо отработать групповую слётанность, стрельбу по наземным целям, воздушный бой. Обучение началось… во время боевых вылетов.
Наступил август 1941 года. Михаил Лиховид и его друзья получили боевую задачу – прикрывать Вознесенск. Во время прикрытия  ж. д. моста через Буг, ст. лейтенант Большаков, возглавляя звено И-16, встретил 4 Ju-88, прилетевших бомбить мост. Ведущий смело атаковал правого крайнего «Юнкерса» и несколькими очередями подбил его. Фашистский бомбардировщик, потеряв управление, упал на землю и взорвался. Так командир 2-й эскадрильи Большаков первым в 298-м полку открыл счёт сбитым фашистским самолётам.
Враг приблизился к Вознесенску, пришлось отступить в направлении Николаева и далее, на Херсон. Вместе с первыми победами полк нёс и большие потери. 6 августа в воздушном бою над Вознесенском был сбит командир звена младший лейтенант А. Карпов, а на следующий день при выполнении штурмовки фашистской танковой колонны, которая двигалась из Первомайска, погиб командир 2-й эскадрильи Ф. Большаков.
Вскоре М. Лиховид пересел на новенький И-16 с бортовым номером «8». К середине 1944 г. на его счету уже было  44 воздушных боя, 208 боевых вылетов, 18 сбитых самолетов в воздухе и 9 уничтоженных на земле.
Воздушный же бой 12 августа 1944 года у Равы – Русской во Львовской области для 22-летнего Михаила Лиховида, к тому времени гвардии старшего лейтенанта, стал последним. Восьмёрка истребителей, ведомая Лиховидом, которого сам Покрышкин называл «рыцарем неба»,  разметав эскадрилью врага, возвратилась на аэродром без одного из товарищей, который был вынужден посадить свою подбитую машину на вязкое поле у хутора Малые Вишеньки. Надо было спасти боевого побратима. Но поднять самолёт на крыло с того топкого места, почти болота, мог только очень опытный лётчик. Сделать это решил сам Лиховид. Захватив с собой двух механиков для ремонта подбитой машины товарища, он выехал к месту посадки, где, по данным разведки, врагов не было. Прибыв на место, они быстро отремонтировали истребитель, заменили винт, дозаправили горючим. Но пошел дождь. Вспаханное поле, на котором стоял самолет, раскисло, и взлет истребителя пришлось отложить. С Лиховидом были механик самолета младший техник-лейтенант Краснянский и оружейник Станкевич.
Шли дни, но группа Лиховида не возвращалась. В полку забеспокоились. Штурман полка Алексей Закалюк, возвращаясь из штаба, завернул в тот район, где должен был находиться самолет. С воздуха он увидел истребитель, одиноко стоявший в поле. Вокруг никого не было. Тогда Алексей, сделав еще заход, прошел ниже и рассмотрел, что самолет сильно поврежден, вооружение снято. Встревоженный, он повернул к аэродрому.
Прибывшая на автомашине группа во главе с инженером Майковским увидела недалеко от разграбленного самолета след от костра и на выжженной земле полуобгоревшие, истерзанные пытками тела своих товарищей… Штурман Закалюк и техник Исагулов нашли возле самолета гильзы отстрелянных пистолетных патронов…
Местные жители рассказали позднее, что слышали, как со стороны поля доносились выстрелы. Выяснилось, что конная банда бандеровцев окружила самолет, но летчик и его товарищи держались до последнего патрона. Три отважных авиатора уложили более десятка бандеровцев, но их оставалось ещё с полсотни. Израненных героев схватили, долго по-зверски избивали, а затем, облив керосином, сожгли.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко – фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 г. гвардии старший лейтенант Лиховид Михаил Степанович был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
В поселке Магеров Львовской области установлен памятник бесстрашному летчику Михаилу Лиховиду (на фото). Впрочем, памятник постоянно подвергается глумлению со стороны вандалов. Сейчас на нем полностью уничтожена надпись и фамилия Героя. Очень прискорбно, но это факт…

Добавить комментарий

Show Buttons
Hide Buttons