Как нам работалось в «зоне строгого ветеринарного режима»

Совсем недавно, 7 ноября, в Вознесенском горрайонном суде слушалось гражданское дело по иску Татьяны Анатольевны Черной к Вознесенской районной больнице ветеринарной медицины. Истица настаивала на том, что ее руководство в лице начальника районной ветлечебницы Ю. А. Коропенко и начальника управления ветеринарной медицины в Вознесенском районе В. В. Сединкина неправомерно вынесло ей дисциплинарное взыскание (выговор), а также переместило с должности заведующей лаборатории КП “Вознесенский рынок” на аналогичную должность ЧП “Союз” рынок “Северный”.

В своем иске Т. А. Черная просила суд отменить приказы своего руководства и восстановить ее в прежней должности. Суд отказал в  удовлетворении иска и тогда в Николаевский апелляционный суд ушла жалоба на решение Вознесенского суда. Вчера апелляционный суд вынес свой вердикт: решение Вознесенского горрайонного суда оставить в силе.

Почему же завлаб Т. А. Черная так цепляется за свое “прежнее место работы” на центральном рынке, хотя после перевода не потеряла в зарплате, осталась все той же завлабораторией? Кроме того, в августе она оформила пенсию по возрасту… Что так притягивает ее к базару и почему она возмущается: я, мол, 30 лет работаю в ветеринарной медицине, больше 25 лет – завлабораторией на центральном рынке, имею грамоты и другие поощрения за плодотворный труд, а меня перевели на другое место работы?! Во-первых, мы глубоко убеждены, что должность завлабораторией рынка не “присваивается” человеку пожизненно – это в Ватикане Папа Римский имеет такие привилегии. Во-вторых, этот перевод должен был произойти намного раньше, ведь Т. А. Черная, уверовав в свою безнаказанность, просто перешла грань дозволенного во взаимоотношениях с подчиненными и предпринимателями, перепутала государственный карман со своим личным.

Не единожды отдельные предприниматели жаловались в различные инстанции на произвол и откровенно хамское отношение Т. А. Черной к предпринимателям, но все жалобы ее руководство, в том числе и областное, “спускало на тормозах”. После этого жалобщики попадали в разряд личных врагов завлабораторией и уж тогда она самыми изощренными методами “прессовала” и унижала человека, посмевшего ее критиковать. В запасе у нее всегда был широкий набор угроз и оскорблений: “Ты у меня будешь не в корпусе, а на трассе работать…!”, “Быдло, вы будете за 3 копейки работать!”, “Куда ты прёшься? Что б тебя и твоих детей разорвало!” и т. п. Подобные и более хлесткие выражения заведующая всегда смачно сдабривала отборной матерщиной, которую можно было услышать даже за стенами лаборатории, мясного, рыбного или молочного корпусов.

Не было у нее никакого сочувствия к нам, хотя и совсем неплохо жила многие годы за наш же счет. Как-то одной из женщин, прямо за прилавком, стало плохо и она потеряла сознание. Вместо того, чтобы оказать первую медицинскую помощь, ветврач Черная начала кричать: “Вставай, с…ка, не притворяйся!”. А одну молодую предпринимательницу, которая была в положении, заставила срочно убрать с прохода только что привезенные ящики с рыбой. Как ни уговаривала ее беременная женщина подождать пять минут, пока подойдет грузчик – завлаб была непреклонной: “Убирай, иначе…!”. Спустя час молодая женщина потеряла ребенка! То, о чем мы сейчас рассказываем – только маленькая часть пережитого нами. Бывало, Т. А. Черная так входила в роль контролера, что переставала … контролировать свои действия, дело доходило до рукоприкладства. Сейчас мы понимаем, что работали не иначе, как в “зоне строгого ветеринарного режима”!

Наше терпение лопнуло в разгар нынешнего лета и мы решили отстаивать свои права, в первую очередь – право на человеческое отношение к себе. 2 июля написали коллективное обращение на имя начальника ветеринарной медицины Николаевской области  О. Р. Калнаус. В нем мы рассказали, что Т. А. Черная для лабораторного анализа режет с каждой туши 3-5 килограммов мяса, почти килограмм печенки и половину легких. Это при том, что для анализа требуется не более 400 г мяса и по несколько граммов с внутренних органов! Куда же ежедневно девалось такое количество “лабораторных” мясопродуктов, ведь бывало, в день привозили на продажу полсотни туш? А все просто: мясопродукты, отобранные у нас, переходили в собственность завлабораторией и сразу же выставлялись на прилавок для продажи. То мясо и фарш, что не продалось за день, закладывалось на хранение в холодильник. Зато мясо предпринимателей, не реализованное за первые сутки, часто в холодильник не принималось под разными предлогами. Все это делалось для того, чтобы каждый из нас был более сговорчив с завлабораторией. Она любила, когда человек “приползал к ней на коленях”, упрашивал. А вот тех, кто пытался отстоять свои права – сразу же отправляла с товаром в баклабораторию, которой заведует ее муж. Анализ мясопродуктов в баклаборатории “по направлению” Татьяны Анатольевны всегда имел один и тот же результат – мясо оказывалось не пригодным для продажи! Вот так и работал семейный тандем Черных, вопреки действующим законам о противодействии коррупции!

Вот что еще возмущает. Каждый месяц у всех нас берут так называемые бактериологические смывы, стоимость такого анализа от 10 до 30 гривен. В мясном и молочном корпусах, в рыбном магазине торгует около сотни предпринимателей, однако квитанции об уплате выдают единицам. Догадываетесь, куда идут неоприходованные сотни гривен?

5 июля в горисполкоме, при участии нашего бывшего мэра Ю. И. Гержова, состоялась рабочая встреча, на которой присутствовали В. В. Сединкин, Т. А. Черная и некоторые из нас, предпринимателей. Все свои претензии к работе рыночной лаборатории, а также лично к заведующей мы озвучили в присутствии городского головы, на что он, внимательно проанализировав ситуацию, несколько раз обращался к Т. А. Черной: “Таня, я тебе просто советую – напиши заявление и уйди по-хорошему”. Протокол этой рабочей встречи вела специалист исполкома Н. В. Куцовская, его подписал Ю. И. Гержов. Решили: в связи с неоднократными жалобами на  работу Т. А. Черной, рекомендовать В. В. Сединкину провести служебное расследование и в случае подтверждения фактов уволить завлабораторией с занимаемой должности. Как уже говорили, ее не уволили, а лишь перевели на другой рынок, сохранили размер зарплаты. Но всем известно, что на рынке “Северный” нет такого “мясооборота”, какой есть на центральном. Не перспектива ли жить только на одну зарплату подтолкнула Т. А. Черную пуститься в судебные тяжбы?

…После слушания дела в Вознесенском суде, появился специальный выпуск областного журнала деловой и политической элиты “Регион-юг”, который был всецело посвящен проблемам вознесенских рынков и, собственно, персоне Т. А. Черной. В своем интервью она сетовала на то, что жалобы предпринимателей – не что иное, как месть за ее принципиальность и бдительность, которые она проявляла на посту заведующей лаборатории. Отмечались в спецвыпуске и многочисленные нарушения санитарно-гигиенических норм в мясном корпусе и рыбном магазине: температурный режим в помещениях не соблюдается, туши для анализа выкладываются на прилавках без навесов, мол, а что же будет, если пойдет дождь? А то и происходит не первый год, что условий для нормальной работы предпринимателей нет. И если Т. А. Черная уж была такой принципиальной и требовательной, почему на протяжении четверти века не удосужилась добиться от руководства рынка и города установки крытых навесов, современных вентиляторов и кондиционеров в корпусах? Мы же выполняем все свои обязанности перед рынком, налоговой, пенсионным фондом. Почему тогда над нами можно было издеваться по любому поводу и без?

Пять месяцев, после перевода Т. А. Черной с центрального рынка, мы все идем на работу, не думая о том, что нас с самого утра обматерят и унизят. Лаборатория открывается вовремя, все анализы и проверки проводятся быстро и квалифицированно, без ругани и унижений. Мы почувствовали себя людьми, а не быдлом. А как было при “царствовании” Черной? Лаборатория должна работать с момента открытия рынка (например, зимой – с 6.00) – это исключает образование очереди на проверку, нервотрепку среди продавцов. Приходила Т. А. Черная, быстро пробегала по корпусам, “наводя шорох” – кого обругала, кого обматерила, кому сбросила на пол лотки с рыбой или мясом – затем шла к себе в лабораторию: приводила в порядок прическу, поправляла косметику, плотно завтракала. И уж после этого, эдак в 7.30, “с барского плеча”, приступала к проверке туш и прочей снеди. Бывало, в мясной корпус попадали к 12 дня. А в 14.00 она уже не принимала мясо в холодильник…

Сейчас все проверки заканчиваются до 8.30 и после этого люди спокойно, без нервотрепки приступают к торговле. Мы не хотим возвращения старых порядков на центральном рынке. Наш коллектив отказался работать с Т. А. Черной и выразил ей недоверие. Неужели она этого не понимает?

Войцеховская, Кузьмик, Исламова, Клоченок, Ефременко, Тыжневая, Ботнар, Трофименко, Каливанова, Павлюченко, Рябенко,

Катаманчук, Строина, Заболотная, Старинец,  Ковалева, Зеленкова, Приходько, Литвинова и другие предприниматели Вознесенского центрального рынка.

Добавить комментарий

Show Buttons
Hide Buttons