Сплошные «ГЛУХАРИ»

В этой истории я часто буду употреблять слово «глухарь», но с птичьим миром оно никак не связано. Хочу потолковать о взаимоотношениях возглавляемого мною коллектива и сотрудниками Вознесенского городского отделения УМВД Украины. Дело в том, что на протяжении последних семи лет было совершено ряд преступных действий по отношению к ЧСП «Прогресс». Обо всех фактах хищения я, как руководитель, оперативно сообщал в милицию. В большинстве случаев нам были известны не только количество и сумма похищенного, но и фамилии, а также и адреса тех, кто позарился на чужое добро.
И что же происходит до теперешнего дня, какие действенные меры по возврату материальных ценностей принимают сотрудники правоохранительных органов? Да почти никто так и не наказан по всей строгости закона, в милиции только и занимаются тем, что принимают решения об отказе в возбуждении уголовных дел. Сменяются руководители Вознесенского ГО УМВД, но не меняется стиль работы. Ответы из милиции об отказе возбудить уголовные дела по фактам хищения материальных ценностей, принадлежащих ЧСП «Прогресс», приходили за подписями начальников вознесенской милиции П.Паику, Ю. Сливки, А. Граба. Причем все эти письма – как под копирку написаны, меняются только даты, фамилии следователей и подпись начальника. В милиции глухи к нашим обращениям, и все факты хищения материальных ценностей «Прогресса», таким образом, переходят в разряд «глухарей».
Естественно, наш коллектив не может мириться с таким положением дел, поэтому каждый отказной материал мы обжалуем в прокуратуре. Вознесенская межрайонная прокуратура за прошедшие 7 лет неоднократно отменяла постановления ГО УМВД, как преждевременные и необоснованные, направляла материалы для проведения дополнительных проверок. Но в милиции, как видно, не утруждают себя дополнительной работой, а просто занимаются тиражированием отписок по почте. Наверное, там считают, что, приняв единожды решение об отказе уголовного дела – никто не имеет больше права опротестовать и обжаловать его. Обычно письма из милиции начинаются словами о том, что «проведена тщательная проверка», но «принято решение отказать в возбуждении уголовного дела». И в заключение предлагают, «в случае несогласия с принятым решением» – жаловаться в прокуратуру.
Чтобы не быть голословным, хочу на конкретных примерах показать «плодотворную» работу и «тщательные проверки» нашей милиции по раскрытию преступлений.
Так, за период с марта 2003-го по октябрь 2005 года руководство «Прогресса» 8 раз заявляло в милицию о фактах хищений. Были похищены трактор МТЗ-80, опрыскиватель ОП-2000, запчасти к автотехнике со склада, металлические дуги с теплицы, металлический забор, железобетонные блоки и т. д. И лишь по факту воровства запчастей со склада на сумму 890 гривен злоумышленника разыскали, а дело передали в суд. По остальным нашим заявлениям выносились решения либо о закрытии уголовного дела, либо об отказе в возбуждении дела.
Так, в ночь на 6 февраля 2003 года с территории тракторной бригады ЧСП неизвестные похитили опрыскиватель ОП-2000 стоимостью более 3000 гривен. Хочу уточнить, что ОП-2000 – это отнюдь не ранцевый опрыскиватель, который можно легко одеть на плечо и унести, а одноосный тракторный. В течение года милиция не могла найти преступников. А когда ходом расследования поинтересовалась главбух «Прогресса», начальник Вознесенского угро ей письменно ответил, что «…сбор материалов по данному факту и их рассмотрение проводил участковый инспектор милиции Ю. Железняк, но в июле 2003 г. он уволился из органов по собственному желанию». Это, как оказалось, и послужило причиной бездействия милиции. Лишь 14 февраля 2004-го, спустя год, милиция вновь возбудила уголовное дело по этому факту. Время было безвозвратно потеряно. Впрочем, рабочие ЧСП выяснили, что опрыскиватель находится на территории Вознесенской райагрохимии. Но, вместо того, чтобы оперативно начать расследование по делу, нам предложили в 5-дневный срок предоставить в уголовный розыск такие документы: копию приказа о проведении инвентаризации, сверочную ведомость, акт о проведении инвентаризации, справку о стоимости ОП-2000, доверенность на лицо, которое будет представлять интересы ЧСП во время ведения следствия и в суде. Пока в милиции занимались бюрократической волокитой, опрыскиватель исчез с территории райагрохимии. Мы собственными силами выяснили, что опрыскиватель похитил гражданин В. Затем он продал его фермеру С., который через работников одного из сельхозпредприятий Доманевского района сделал «липовые» документы и перепродал агрегат в Березовский район Одесской области. Обо всем этом было известно милиции, но… уголовное дело закрыли. После обращения в областное УВД, 18 09. 2007 г. начальник отдела службы внутренней безопасности сообщил, что «отдельными работниками Вознесенского ГО УМВД были допущены ряд нарушений и по результатам проверки виновные будут наказаны в дисциплинарном порядке, материалы направляются в Вознесенскую прокуратуру для отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел». Тем не менее, 24. 11. 2008 г. начальник Вознесенской милиции А. Граб сообщил мне письмом, что 24 декабря 2007 г., после проведения следственных действий, дознание по данному криминальному делу было остановлено. Круг замкнулся. Полный «глухарь»!
Некомпетентность и нежелание выполнять свои прямые служебные обязанности отдельными сотрудниками Вознесенской милиции порой просто удивляют, а иногда приобретают анекдотические формы. Например , 29. 07. 2008 г. мною было подано заявление в милицию, в котором я сообщал о причастности жителя города Р. к расхищению оборудования маслосырцеха ЧСП «Прогресс». Дважды, по надуманным мотивам, выносилось постановление об отказе в возбуждении уголовного дела – 3 августа 2008 г. участковым инспектором П., а 22 ноября того же года – участковым Л. Так, участковый П. мотивировал отказ тем, что в ходе проверки установлено: «Из объяснения Р. следует, что он ничего не похищал и уже 2 месяца маслосырцех у Ягодина не арендует, но проведенной проверкой в г. Вознесенске по ул. Степной,3 никаких предприятий никогда не было, а также на территории микрорайона «Болгарка» также предприятий данного типа найдено не было. Опросить гражданина Ягодина не представилось возможным, т. к. при неоднократном посещении его жилища дверь никто не открывал». Спустя три с половиной месяца то же самое, почти слово в слово, повторил в постановлении участковый Л. Спрашивается, что искали доблестные милиционеры на Болгарке, если прогрессовский маслосырцех всегда имел адрес с. Бугское, ул. Степная,3? И потом, почему участковый так рьяно пытался попасть ко мне домой (и ни разу, по его словам, не застал там меня), если ежедневно я нахожусь в рабочем кабинете, по хорошо известному адресу предприятия?
А вот другой случай. 7 июля 2006 года охранник гаража ЧСП задержал гр. Запоточного и Барабан, которые, с целью завладения имуществом сельхозпредприятия, тайно проникли на территорию гаража и разукомплектовывали козловой кран. Как оказалось, это был уже не первый их «визит» на территорию гаража – уж больно им приглянулся этот кран. Они даже успели уже продать за 50 гривен две трубы гражданке Р., проживающей по ул. Королева. Для перевозки похищенных металлических конструкций крана брали с собой хозяйственную тележку. Но вот их охрана задержала «на горячем». Сообщили в горотдел милиции. Все признаки преступления налицо – возбуждайте уголовное дело, наказывайте виновных, а предприятию компенсируйте материальный ущерб. Но это так должно быть. На деле же произошло обратное. Простое и пустяковое дело о хищении милиционеры превратили в очередной «глухарь». Уже через две недели после случившегося на свет появился отказной материал оперуполномоченного Д., в котором мне в вину ставят то, что я, указав полную стоимость козлового крана с учетом износа по результатам экспертной оценки при распаевании имущества, не предоставил справки с указанием… стоимости похищенных частей. Что за чушь? Как можно оценивать отдельные элементы крана, если он представляет собой единый механизм? Неужели, к примеру, чтобы вернуть себе похищенный автомобиль стоимостью 50 тысяч, нужно в милицию предоставлять справки о цене  каждой его детали, каждой гайки и болта? Тем не менее, в своем постановлении опер Д. делает «важное» заключение: «Также в ходе проверки было установлено, что похищена только часть козлового крана, а не весь кран». Ну, а дальше, наверное, уже всем понятно – отказать в возбуждении уголовного дела. Ей Богу, наверное, проще было бы общаться с милицией, если б украли весь кран целиком…
Прокуратура несколько раз отменяла надуманные и необоснованные постановления милиции, но горотдел упорно отстаивает свою непоколебимую позицию. В очередном постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела оперуполномоченный Е. 22. 11. 08 г., признавая факт воровства и нанесения ущерба ЧСП, далее пишет: «Принимая во внимание вышеизложенное, а также то, что хотя в действиях граждан Запоточного и Барабан формально и просматриваются признаки преступления, предусмотренные ст. 185 УК Украины, но в силу своей малозначимости они не составляют большой общественной опасности». Вот те раз! Может, сумма уворованных деталей крана стоимостью 320 гривен действительно кому-то покажется незначительной, но в результате хищения кран пришел в полную негодность, предприятие лишилось дорогостоящего оборудования, а пайщики – своей доли!
Видимо, чувствуя свою безнаказанность и бездействие со стороны милиции, произошло несколько случаев открытого завладения имуществом ЧСП «Прогресс». К примеру, 31 октября 2005 г., в 11.50 сотрудник николаевской фирмы, при молчаливом согласии майора Д., организовал разборку железобетонного забора нашего гаража и вывозку блоков. В ответ на замечания наших рабочих, николаевский бизнесмен нагло заявил, что ж. б. блоки принадлежат его фирме, и все работы согласованы с милицией. Мы предоставили в правоохранительные органы справки, где указано, что блоки БР-4 в количестве 30-ти штук числятся на балансовом счете ЧСП «Прогресс» и являются собственностью предприятия, но никаких мер так и не было принято, чтобы воспрепятствовать вывозу материальных ценностей с охраняемого объекта.
Хочу подчеркнуть, что по нашим многочисленным заявлениям, никакие действенные меры по розыску похищенного со стороны милиции так и не приняты до сегодняшнего дня. Периодически виновные в недобросовестном отношении к своим служебным обязанностям сотрудники Вознесенского ГО УМВД, якобы получают взыскания. По крайней мере, об этом сообщают мне из областного УВД и Вознесенской межрайонной прокуратуры. Хотя общая картина от этого не меняется. Увеличивается в объеме только пухлая папка моей переписки с различными правоохранительными структурами. Но по-прежнему факты хищений не расследуются, виновные не несут ответственности, а более 900 пайщиков предприятия терпят материальные убытки. Разве в таком стиле должны работать органы милиции, призванные, в первую очередь, отстаивать интересы граждан – как общественные, так и личные? Когда же, наконец, в нашей милиции перестанут болезненно реагировать на любую критику в ее адрес, с удвоенным рвением защищать честь своего мундира  вместо того, чтобы оперативно и объективно расследовать многочисленные факты нарушения законности?

Добавить комментарий

Show Buttons
Hide Buttons