“Доведенная до отчаяния”

«Новый город» в своем выпуске №26 от 11 июля 2012 года опубликовал редакционную статью «Доведенная до отчаяния», в которой  на основании имеющихся документов, публикаций газеты «Факты», сообщений Интернет-изданий и свидетельств родственников, рассказал о том, какие обстоятельства привели убитую горем из-за смерти дочери Антонину К. совершить самосуд в отношении врача Вознесенской ЦРБ Оксаны Л.

История, нашумевшая не только в Вознесенске, но и по всей Украине, вызвала негодования среди людей и осуждение Антонины К. за  то, что она совершила противоправные действия, плеснув  кислотой в лицо женщине, которую (по ее мнению) считала виновной в смерти дочери.
При подготовке материала работники редакции руководствовались принципом всестороненного рассмотрения всех фактов этой жуткой истории, но, к сожалению, на время выхода газеты не смогли получить комментарий на случившееся от руководства ЦРБ. Тем не менее, 2 августа в редакцию из больницы принесли открытое письмо, в котором изложена позиция медперсонала на ситуацию,  в которой оказалась их коллега. Сегодня мы предлагаем читателям познакомиться с открытым письмом работников Вознесенской ЦРБ в адрес редактора, в котором изложена позиция медицинского персонала на ситуацию с причинением вреда здоровью их сотруднице.

Мы, медицинские работники Вознесенской ЦРБ, возмущены фактом нанесения тяжких телесных повреждений нашей коллеге. Конечно, потеря дочери – это очень большое горе, это трагедия для матери, для семьи, и мы искренне сочувствуем и сопереживаем родным и близким Юлии. Однако считаем, что никто и ничто не давало право Антонине К. сознательно и жестоко вершить самосуд.
Да, человек по природе своей склонен действовать импульсивно, эмоционально, порой необдуманно, в порыве страсти либо ярости, но это не может оправдывать его поступки.
Считаем, что каждый должен отвечать за содеянное, и никто не вправе вершить самосуд. Ни законы страны, в которой мы живем, ни закон Божий не дают право Антонине К. лишать здоровья и зрения другого человека, наносить непоправимую душевную травму 9-летней дочери Оксаны Л. и ее родителям.
Неужели Конституция Украины не гарантирует право каждого человека на жизнь, на свободу, не определяет невиновность каждого до того времени, пока вина его не будет доказана в законном порядке? Неужели христианские заповеди не осуждают самосуд и жестокость? К чему же хорошему привел “геройский” поступок Антонины К.? Вернет ли это Юлю? Успокоит ли ее мать?
Да, в каждой работе, при желании, можно найти неквалифицированных и безответственных специалистов. Не исключение в этом плане и медицина. Но, с огромной уверенностью мы, коллеги Оксаны Л.,  как люди и специалисты, смеем утверждать, что она хороший человек и грамотный врач.
Вранье, что медики люди черствые и бездушные. Для каждого врача смерть пациента – это трагедия и камень на душе на всю жизнь. И чем больше врач работает, чем больше у него тяжелых и сложных пациентов, тем больше его личное кладбище, и не потому, что он плохой специалист, а потому, что не смогла еще современная наука создать абсолютные лекарства от всех болезней и нет абсолютной методики лечения, которая давала бы 100% результат, и сам по себе человек так устроен, что, родившись, он обречен умереть. Почему-то многие не желают видеть суровую и тяжелую работу украинского врача, который, получая нищенскую зарплату, спасает чью-то жизнь и здоровье, несет огромную ответственность перед пациентами и их близкими, у которого постоянные вызовы и дежурства, у которого ежедневно лечатся десятки людей и каждого нужно выслушать, поставить диагноз, назначить лечение, проконтролировать эффективность назначенного лечения, успокоить и поддержать, который не имеет права болеть сам так как его ждут там – в больнице с надеждой и верой в выздоровление.
…Вдумайтесь, студентка Академии МВД, спортсменка, умерла от пневмонии за шесть дней, и это при том, что она, со слов ее родных, принимала антибиотики со второго дня заболевания. Откройте любой справочник, загляните в интернет, и вы убедитесь, что пневмонии подвержены люди с ослабленными иммунитетом: дети в раннем возрасте, пожилые люди, люди с хроническими, нелеченными или недолеченными заболеваниями. Так почему 19-летняя девушка, спортсменка, попав под дождь в мае месяце, заболела пневмонией. Может, все не так как описано в статье? Правда ли то, что Юля заболела только 9 мая, правда ли то, что лекарства она принимала исправно, правда ли то, что питалась девушка должным образом, а не сидела на диете как большинство современных девушек, которые с целью создания идеальной фигуры ограничивают себя в полноценном питании, сознательно убивая свою иммунную систему? Сомневаемся, что сейчас родные Юлии смогут честно ответить на эти вопросы. И для этого у нас есть основания, так как постоянно медработники сталкиваются с ситуацией, когда человек, поступая в больницу, скрывает время  и обстоятельства начала заболевания, не считает нужным предупредить врачей, что у него ВИЧ или гепатит, тем самым не только ставя под угрозу эффективность своего лечения, но и здоровье,  жизнь медперсонала и других пациентов по палате.
Пневмония – это не редкая тропическая болезнь, это не болезнь из разряда тех, что требуют немедленных реанимационных процедур. Не будем забывать и тот факт, что для лечения большинства заболеваний есть определенные медицинские стандарты, утвержденные Министерством здравоохранения Украины и Всемирной организацией здравоохранения. Таким образом, врач лечит человека не по собственному наитию и разумению, а исходя из канонов лечения соответствующего заболевания. И если оно принимает молниеносную форму, либо отработанная годами методика лечения не дает желаемого результата, то лечащему врачу часто очень и очень сложно победить болезнь, и вины его в случае смерти пациента фактически нет, так как, вынуждены повториться, абсолютных лекарств, к сожалению, не существует.
Должны заметить, что в Вознесенской ЦРБ за последние семь лет пролечено с пневмонией 1682 человека, и ни одного из них не было направлено в Николаев. Да, это сухая статистика, но она существует и говорит сама за себя.
Неужели все вышеизложенное является для журналистов тайной за семью печатями, не доступной и не очевидной, а, может, они просто не хотят этого видеть и об этом писать? Так как не хотят услышать и другую правду о том, что с 2005 года Антонина К. определила для себя единственным виновником в смерти дочери именно Оксану Л. и на протяжении всех этих лет оскорбляла и унижала врача, угрожала расправой, копила в себе злость и ненависть, а трагедия, случившаяся 4 июля с. г., стала лишь жутким финалом этой истории.
Однако вернемся к главному. Наше мнение – самосуд недопустим. И права на него не имеет никто и ни при каких обстоятельствах. И этому у нас есть аргументы.
Во-первых, если мы позволим (пусть даже неформально, а лишь в рамках условной общественной традиции) самосуд, мы в скором времени получим в результате “войну всех против всех”, так как у такого явления как самосуд, очень тонкая грань. Где заканчивается справедливый самосуд и начинается обыкновенная преступность? Самосуд ведет к неконтролируемым и опасным социальным отношениям, к “вулканическому” обществу, постоянно готовому взорваться.
Во-вторых, самосуд противоречит ценности человеческой жизни. Скажите нам, кто дал право конкретным людям расправляться с другими людьми? Кто определил, что именно их мера и способ наказания является справедливым? Никто. Они сами так решили. То есть, это индивидуальная модель реализации справедливости. Но так не бывает. Ибо если справедливость не является общепризнанной, то ее реализация силовым путем превращается в банальное преступление. А, значит, “борцы за правду” становятся в этой модели никакими не героями – “Робин Гудами”, а обыкновенными преступниками.
В-третьих, есть компетентные, установленные законом и общепринятые обществом способы борьбы с преступностью. Они реализованы в виде правоохранительных органов.
Но что делать, если нет доверия правоохранительным органам? В таком случае надо создавать цивилизованные институты и инструменты контроля за правоохранителями, чем должно, в частности, заниматься гражданское общество. Эти инструменты – публичность и освещение деятельности правоохранителей. Это контроль со стороны правозащитных организаций. В конце концов, это реформа правоохранительной системы в сторону большей открытости.
Мы тоже не всегда доверяем милиции, прокуратуре и судам. Но в случае проблем обращаться будем именно туда. И всем рекомендуем. Потому что самосуд – это дикость, усугубляющая ситуацию и отбрасывающая наше общество в эпоху средневековой охоты на ведьм. Более того, самосуд  не решает проблем. Он делает ситуацию в обществе лишь опаснее, про сути, удваивая риск стать жертвой – либо жертвой преступников, либо жертвой борцов с преступностью.
Так что не надо романтизировать то, что является проблемой. Эту проблему надо искоренять. Как писал Антуан де Сент-Экзюпери, “баобабы, пока не вырастут, бывают очень маленькими”. Лучше давайте выкорчевывать проявления самосуда маленькими, пока они не выросли и не разнесли страну, как баобабы планету Маленького Принца.

Медработники Вознесенской ЦРБ

Добавить комментарий

Show Buttons
Hide Buttons